Конкурс дневников приёмных семей

1. Сазгина Валентина Григорьевна: «Родительский дом, начало начал», Саратовская обл., Екатериновский район, с.Алышанка

 

1_Сазгина_Родительский дом начало начал_1.jpg

 

Здравствуйте! Меня зовут Валентина. Мне 42 года. Живем  мы в с.  Альшанка  Екатериновского района  Саратовский области.

Это русская глубинка. Село наше небольшое, но очень живописное, берёзовые рощи, бесконечные зеленые луга, глубокие пруды, где сельчане любят ловить рыбу, купаться. Через село протекает тихая речка, заросшая камышами, ивняком, ветлой.  Воздух  как хрусталь. Летом утопаем в ароматных запахах  цветов и трав, а зимой  в снегу. Иногда тат занесёт, даже  к соседу не пройдёшь.

И люди у нас добродушные, трудолюбивые живут. И живём дружно, только вот жить тяжело стало, забыли про нас чиновники.

Деревня сегодня предоставлена самой себе, умирает она. Но я все-таки хочу написать не о деревне, а о судьбе мальчика Данилки, которому 7 лет. И за эти 7 лет он пережил столько, что не каждый  взрослый смог  бы это выдержать и не сломаться.

В  соседнюю  деревню  9  лет  назад  вернулась молодая красивая девочка Настя.  Она жила    в д етском доме.  Её  маму лишили  родительских  прав, когда  Насте было 5 лет. Она в детском доме закончила школу.  Девочку никто и никогда там не навещал, маме было некогда. Но,  несмотря даже на сложные обстоятельства в семье , Настя всё равно хотела к маме, к той самой, которая забыла про неё на 12 лет. Когда Настя оказалась около любимой родительницы, то очень скоро стала похожа  на неё. Превратилась в пьющую,  гулящую  женщину,  а  через 9 месяцев у неё  родился  наш  Данила.

Я  читала  медицинскую  карточку Данилки  и  плакала. Мальчик  выживал, когда начал ползать. Он стал подбирать после очередной пьянки крошки из-под стола, ковырял пальчиком в пустых кошачьих и собачьих чашках остатки пищи.  Его оставляли  одного, он всегда находился в одной  и  той же одежде  — «в чём мать родила». Соседи  часто слышали плач ребёнка,   и вызывали  фельдшеров.

Ещё один случай  из  медкарты Данила. Пишет медработник: «Когда  зашла в дом, в доме никого не было. Ребёнок  лежал в коляске, дома  была  грязь,  бардак — видно было, что всю ночь гуляли. Валялись везде окурки. Комната была прокурена, Данила кричал, весь был мокрый,  грязный и облеплен мухами.». Ребёнка спас фельдшер.  Голодного и покусанного насекомыми мальчика отправили в больницу.

Эта семья не боялась ни проверок, ни участкового, ни администрацию, и просто не слышала человеческих просьб.

Однажды  в этой  семье случилась беда — умерла бабушка  Данилы,  нестарая еще  женщина спилась.  Для восьмимесячного мальчика это действительно оказалось бедой. Она хоть и в пьяном состоянии, но присматривала за ним. А теперь он один. Маме он надоел. Ей хотелось устроить свою личную жизнь, получить от государства долгожданную квартиру. Данила ей мешал. Он постоянно болел, но на лекарства и на любовь у Насти не было ни денег, ни времени, ни желания.  В один ужасный вечер  соседи  заметили  огонь.  Горел  Настин  дом. Данила был  внутри,  плакал и звал на помощь  маму,    а  мама   уехала   на   дискотеку  в  соседнюю  деревню.  Вытащили  его соседи.  Хорошо, что это произошло не ночью. Страшно даже думать об этом, что было бы с ребёнком? Этот день для Данилы считается вторым днем рождения. Ему было 10 месяцев. От мамаши-кукушки его забрали. Настю лишили родительских прав. Она  даже не отчаивалась. Ей было некогда расстраиваться,  как  когда-то её матери.

Данилка  жил в больнице, он ещё не понимал, что с ним происходит, почему нет рядом  мамы. Свою детскую, чистую любовь  отдавал  медсёстрам. Данилу  готовили  на отправку в детдом.

Но Бог любит  этого  мальчика. Ему повезло  снова, нашлась семья, которая была готова забрать его  домой.  Это  семейная  пара — люди  в возрасте. Свои дети выросли, они остались одни.  А Данилка для них был  как  свет. Новые  родители  даже перестали  болеть. Им стало некогда думать о себе. Жил Данила хорошо, ходил в садик, а самое  главное,  его,  наверное,  любили.  Он рос красивым, умным сообразительным ребёнком.  Было у него много игрушек, но с игрушками он не играл, а дружил с молотком,  гвоздями,  ножовками.  Вроде бы всё хорошо.  Данила как  будто  выиграл  лотерейный  билет.  Но,  к  сожалению, это бывает  только в  сказке.    В  4  года  Данила заболел.  Возможно,  повлияло на это младенчество,  а  может,  судьба испытывала  его снова,   проверяла  на стойкость и прочность.

В 5 лет от Данилы отказались приёмные родители.  Они не справились с его болезнью, постоянными больницами, лекарствами, которые нужно пить горстями.  Данилу снова готовили на отправку  в детдом. Что пережил ребёнок в это время?! Одному Богу известно. Он почернел от горя, от разлуки   с родителями и родственниками, друзьями.  У него не было сил, чтобы плакать. Он перестал разговаривать, ждал своего места в детском доме. Но, поверьте, опека тоже переживала за этого мальчика.  Искали очередную семью, хоть  бы на время (гостевой режим).  А за  это время надеялись найти семью, которая не испугается болезни ребёнка, больниц, врачей. Все понимали, что кроме лекарств  Даниле нужна любовь.  Нет!  Любви нужно было больше, чем лекарств!  Ведь мальчишку превратился в огромную ледяную глыбу, айсберг.  И, чтобы его растопить, одного солнца было мало.

Вот такой Данила попал к нам в семью. В нашей семье тоже свои дети выросли, улетели из родного гнезда, теперь требуется только присмотр за ними. Но у нас есть опыт.  В нашей семье воспитывается девочка с 5 лет, тоже приёмная, со своей нелёгкой судьбой, уже 11 лет. Мы с мужем, услышав историю Данила, не могли успокоиться.  Было одно  решение: «Привезём хотя бы в гости. Пока будет у нас, найдут семью для Данилы». Мы ведь тоже боялись больного ребёнка, это большая ответственность в деревне, где нет дорог, врачей, работы, денег, не ходят автобусы. Мы боялись трудностей.

Но Бог рассудил иначе. Свысока ему виднее было, что Данила — наш ребёнок.  Только мы,  наверное,  должны были справиться, бороться, стучать во все двери, кричать во всю область, чтобы нас услышали, требовать, пройти через «адовые  муки», достать лекарства, брать кредит на таблетки, не зная чем возвращать его, умолять, молиться. Но поверьте, на нашем трудном, тяжёлом пути встретилось очень много добрых, умных людей, которым небезразлична судьба ребёнка и нашей семьи.

Но встречаются среди чиновников, сидящих в мягких креслах «чиновники-инвалиды». Инвалиды душой. Они возомнили себя Богами, которые решают судьбы людей и детей, и думают, что до Москвы далеко  — до Бога высоко. Но мне жаль таких людей, ведь эти «инвалиды» — глухие, немые, слепые.

Первые дни для Данилы в нашей семье были очень сложные. Мы просто не знали, как с ним обращаться, о чём  разговаривать. Он был похож на зверька, загнанного в угол.  Старались всей семьёй: много его обнимали, говорили с ним, успокаивали его, но он молчал. Говорили ему: «Ты  только верь, не бойся!».  И он поверил настолько сильно, что через неделю он нас с мужем назвал мамой и папой.  Теперь мы точно знали, что это наш ребёнок.  Мы были рады.  Но каждая клетка моего мозга кричала мне: «Справимся ли мы?». А сердце отвечало: «Да!».  Мы раньше боялись его болезни, а теперь не боимся, а боремся с ней. Благодаря нашему лечащему доктору Гараниной Анне Игнатовне и Фонду Тимченко, юристам, организаторам этого Фонда, которые давали правильные советы, направляли нас, говорили,  как дальше  поступить, и только тогда мы смогли оформить ему инвалидность. Огромное всем спасибо!

Сейчас у нас есть средства, чтобы доехать до больницы, которая находится 170 километрах от дома, купить лекарства. Нам стало легче. Ведь, практически, все деньги нашей семьи уходили на Данила. Муж работает сторожем. Зарплата у него 10 000 рублей, а я  работала  почтальоном с зарплатой 2 800 рублей.  Выжили своим хозяйством и огородом.  Нам чудом не отрезали газ и свет, потому что нечем было платить. Но многие люди думают, что берём детей ради денег. Обидно! Разве любовь покупается или продаётся? Конечно, нет!  Жалко таких людей, кто так думает.

А я думаю, что ещё одной сироты на свете стало меньше. А полюбить чужого ребёнка, пустить его в  своё сердце не каждый сможет.   Моя бабушка, очень верующий человек (у неё 9  детей), поддержала нас, и сказала: « Надо верить  в Бога, ведь даже рай  без  любви называется — адом, а где Бог — там  и любовь». А Бог  приходит в каждый  дом — голодным котёнком, безлапой собакой, со сломанным крылом воробьём,  бомжом. А в  наш дом  Бог пришёл больным ребёнком — сиротой. Его надо любить! Данила пришёл к нам в семью не просто так,  значит,  высоко- высоко на небе знают, что мы справимся, на пути у нас обязательно встретятся хорошие люди, которые нам помогут в трудную минуту.

Наш любимый зайчонок,  наше солнышко в этом году пойдет в 1 класс. Он  уже  умеет  читать. Люди, если бы вы знали, сколько  в этом мальчике доброты, ласки, внимания. Сколько в нём силы воли, чтобы бороться каждый день за своё здоровье.

Я уверена  как  мама, что мой  сын будет замечательным человекам, добрым, умным, здоровым. Мы вместе справимся со всеми проблемами .

Хочу закончить своё письмо словами из песни  « Родительский дом»

Родительский дом, начало начал
И в жизни моей надёжный причал.
Родительский дом, пускай много лет
Горит в твоих окнах добрый свет.

 Я желаю всем иметь надёжный причал.

Р. S. Настю  посадили. У Данилы есть брат  и сестра. Сестру удочерили из роддома, а брата мы ищем.  Если он в детском  доме, то мы его обязательно заберём в свою  семью,  потому что  ребенок не  должен  воспитываться  один.

 

1_Сазгина_Родительский дом начало начал_2.jpg

1_Сазгина_Родительский дом начало начал_3.jpg

Оставить комментарий