Конкурс дневников приёмных семей

107. Жукова Юлия Маликовна: «Подарок от Бога», Владимирская область, г. Гусь-Хрустальный

«Вот наследие от Господа: дети» (Пс.123:6)

То, что я стану когда-нибудь мамой приёмного ребёнка, я знала всю свою жизнь. Ещё с тех самых пор, когда пионеркой ездила в лагерь играла с маленькими детдомовскими детьми. Они не казались мне тогда какими-то особенными, вот только пахли они как-то по иному…

И вот все жизненные препятствия позади, и мы с мужем решили, что нашей счастливой семье для совершенной полноты нужен ребёнок! Каждый раз, приходя в нашу церковь, я видела перед собой плакат «Спаси ещё одного»! Вопрос кого спасать и от чего для нас не стоял – позади нас сидели ребята из реабилитационного центра нашей церкви. Большинство из них как раз и были в прошлом выпускниками детских домов и интернатов, вылетевшими из госучреждений и оказавшимися совершенно не готовыми к жизни за их стенами. Решили не откладывать это ответственное дело и взять ответственность за результат без замедления.

Решение принято, я иду в органы опеки. Встречают меня чудовищно, я чувствую себя мелкой преступницей, хулиганкой, которая отрывает занятых чиновниц от работы. «Зачем вам это надо? Знаете ли вы, что это такое? Здоровых детей нет!» Примерно так это выглядело, если пересказать в двух-трёх предложениях.

Конечно, я знаю, что это такое, я вижу и знаю, как выглядят люди после этой системы, я видела и слышала рассказы наших реабилитантов о себе, о детстве, юности, взрослой жизни. И я без иллюзий пришла в опеку исполнить все формальности и соблюсти законность. Нет, без объяснения, что мне нужно сделать и какие справки мы должны принести, я отсюда никуда не уйду! Наше с мужем решение твёрдое и никакими трудностями нас не испугать.

Пока собирали необходимые документы, решили сделать небольшой ремонт к приезду ребёнка. Чтобы не затягивать с отделкой, пригласили бригаду ребят из нашего реабилитационного центра, ведь за качество они отвечают! Очень хотелось, чтобы всё было выполнено на совесть, чтобы ребёнку было приятно! Работая, реабилитанты рассказывали о себе и своей запутанной жизни. О своём первом ощущении ненужности, безысходности пережитом ещё в детстве. Это чувство преследовало потом их всю жизнь. Не зная как с этим бороться, они решили, что такое положение вещей является вполне нормальным для такого человека, сироты, за которым никто никогда не стоял, которому не перед кем отвечать. Такое восприятие самого себя навязывает определённое поведение, формирует характер, обрекает на вредные привычки. Не получая полноценной любви и внимания они не смогли честно оценить свои возможности, достоинства, недостатки. «Раз меня постоянно недооценивают, то не буду ничего рассказывать, не буду спрашивать ни у кого совета, буду делать всё сам». А чаще всего, и совета было спросить не у кого, молодой человек вырастал совершенно не подготовленный к жизни, не умея рационально тратить заработанные деньги, не имея никаких бытовых навыков, не умея заботиться о себе, своих близких. Вырастая, они не хотели никакой ответственности. Такое поведение становилось проблемой для окружающих – своей безответственностью они приносили вред людям, в том числе близким и самому себе. Сердца становились, закрыты и с ними становилось общаться просто неприятно, окружающие не хотели с ними иметь ничего общего, причиняя новую боль и потерю всякой веры в себя, свои силы, ни на что не способным, конченным. И муж мой, и я видели, что ребята, которые у нас трудятся, заслужили на много лучшей жизни, которая была у них в детстве, и ещё раз убеждались, что это и наше дело – воспитать успешного ребёнка, что мы на верном пути! Своим решением мы поделились только с самыми близкими людьми, почти никто не знал в нашем окружении, что мы готовимся взять ребёнка. Мы не делали из этого тайны, но и разговоров не вели. На работе пришлось сказать начальнику, когда встал вопрос о прохождении ШПР. Так приятно, что он с пониманием отнёсся к тому, что мне придётся отсутствовать на работе два дня в неделю в течение двух месяцев! И даже поделился, что сам не раз заглядывался в Интернете на информацию о детях из детских домов.

Честно сказать, Школа Приёмных Родителей мне мало, что дала. Возможно от того, что по специальности я педагог и по роду деятельности мне приходилось последнее время общаться с непростыми детьми. В общем, не того я ждала от ШПР, ох, не того! Меня интересовало, как начать первую встречу, как общаться дальше, т.е. весь тот период, когда ребёнок ещё в детском доме, когда вы ещё друг другу никто, но уже не посторонние люди, вас уже что-то связывает. На эти вопросы мне, к сожалению, ответить никто не мог – никто из работниц не был приёмной мамой. Возможно, в этом деле могла бы помочь заведующая ШПР, т.к. сама была когда-то приёмным ребёнком, но выяснилось это уже слишком поздно, когда учёба подошла к концу и я уже довольно много прочла литературы на эту тему. Ещё одним непонятным моментом было, когда преподаватели делали большие удивлённые глаза, когда узнавали, мне интересны подростки и дети с особенностями. Разве они не достойны радости жить в семье? Кто-то же может сделать счастливыми и таких деток. Если не я, то кто же? Кто же, если не я?! Самое незабываемое чувство осталось от волонтёрской практики, когда ездили в ближайший дом-интернат для детей-сирот с ограниченными возможностями. Воспоминания самые светлые от местности, где стоит дом, от работников интерната, от ребяток, которые там живут! Оказалось, что это не так сложно наладить первый контакт, нужно просто не смотреть на внешнюю оболочку, а улыбнуться самому себе, прежде всего, и сделать первый шаг к ребёнку. Как это было с нами, взрослыми, в первой группе младших школьников. Детишки сначала как будто не замечая нас, занимались своими игровыми делами и первые пятнадцать минут не как не реагировали на наши робкие попытки наладить с ними контакт, но затем в разных уголках комнаты ребята как по команде «услышали» всех нас и стали интересоваться тем, как нас зовут, откуда приехали, рассказывать о своей жизни.
А на второй день была игра «Зарница», и всех приехавших взрослых расставили по этапам игры. Это было прекрасной возможностью приглядеться к детям в непринуждённой обстановке. Огромное впечатление произвёл на меня старший отряд школьников. В нем, как и в каждом отряде этого детского дома были дети разных возрастов и разного физического здоровья, были и явные дети-инвалиды. Честно скажу, такого милосердия, такого внимания к своим более слабым товарищам я не встречала нигде и никогда! Эти ребята путешествовали по этапам игры самостоятельно, никто не сопровождал их, никто не давал полезных советов, но дети справились, не суетясь, не лукавя делали своё задание, успевая помочь друг другу, подхватить слабого. Кто из них сможет адаптироваться в обществе, доказать своё право на обычную человеческую жизнь и право управлять собой, мечтать и добиваться своей мечты? Очень сильные чувства осталось после посещения этого детского дома, я думаю, что они до сих во мне – ребёнка взять из него боязно, а приехать туда хочется снова и снова… Обязательно, навещу этих деток в скором будущем и привезу друзей с собой!

И вот, документы все собраны, знания получены, а детей мне никаких предлагать, и не думают. В нашем городе, говорят, подходящих детей сейчас нет, поезжайте, говорят, в область, картотеку смотреть. Бр-р-р, ребёнка по фотокарточке выбирать?!! Не знаю, что бы я и делала, но вот он знаменательный момент!!! Раздаётся телефонный звонок: «Вы зарегистрированы в нашем фонде, как потенциальный родитель. Приезжайте завтра на День аиста в детский дом такой-то. Мы вас ждём!» Лечу на крыльях домой, рассказываю мужу. Решаем-едем!

Детский дом далеко, в другом городе, в другой области даже, поэтому решаем, что только посмотрим, разведаем обстановку, приглядимся, мы и детей то в детских домах ни разу не видели не считая волонтёрской практики от ШПР.

Приехали. Волонтёры фонда нас приняли, сотрудники детского дома усадили, концерт смотрим. Я не очень внимательно на сцену смотрю, думаю: «Ну, самых лучших выбрали, вон они какие все талантливые! У них, наверно, уже и потенциальные родители где-то здесь сидят. Эти дети заняты!» Сижу и всё больше по сторонам гляжу, детей глазами ищу, не занятых.
Дети спокойно ходят, никто в глаза не заглядывает, чистые, ухоженные, вежливые.
После концерта была экскурсия по детскому дому, воспитатели знакомят с тем, как ребятки живут, где обедают, как отдыхают. И тут же работники интересуются у родителей, кого они готовы принять. Спросили и меня.
— Мальчика, — говорю, — хотим. Лет от пяти.
— А что если у него братик будет или сестричка? У нас всё больше такие дети.
— Обсуждали с мужем и такой вариант.
— Сейчас будет мастер-класс — родители вместе с детьми, присмотритесь, пожалуйста, к одному мальчику. Я думаю, он Вам может подойти.
-Хорошо.
М-м-м, мастер-класс какой приятный — букеты собирать! Сижу, и не столько любимым делом занимаюсь с цветами, сколько за мальчиками со мной рядом наблюдаю. Не только с тем самым, ребёнком на кого указали, беседую, но и с другими ребятами переговариваюсь, дети же, всем хотелось своего тепла и внимания подарить! А также очень интересно, каков мой мальчик в общении, среди сверстников. Когда букеты сделали, их надо было взрослым подарить, и мой Витя замешкался, не знал в начале кому, но цветы, в итоге, как и было задумано, оказались преподнесены мне и ещё долго-долго украшали в последствии наш дом!

После мастер-класса Витя прошёлся со мной по детскому дому, показал свои любимые места, рассказал, что ему уже одиннадцать лет и говорят, что у него есть младший брат и ему уже пять лет, но он его никогда раньше не видел, не знает откуда тот взялся, наверно, однофамилец какой-то.

Действительно, братик у Вити был, только маленький и до этого проживал в другом детском доме по возрасту, и только накануне Андрюша стал жить в этом же детском доме. Зато время, что мы навещали детей, мальчикам удалось познакомиться и подружиться друг с другом поближе. С каждым разом мы чувствовали, что это наши мальчики, что без них мы не представляем своей семьи, от приезда до приезда у нас только и разговоров было в доме, что о наших детях!

Муж совершенно спокойно воспринял информацию, что дети так быстро нашлись, и то, что их будет несколько больше, чем первоначально планировали и, что живут они сейчас не в простом детском доме, а в коррекционном. Думаю, мы оба были внутренне готовы к любым неожиданностям, т.к. много молились за успешное начинание, за детей, которых Господь нам приготовил и даст на воспитание нам на радость, а им на пользу! Мы рады, что сможем им дать возможность состояться, добиться чего-то большего в жизни.

Навещала ребят в основном я. Мне повезло, что детский дом был самого нового типа, ребята жили не в группах, как было раньше, а в квартирах, где мальчики и девочки разных возрастов воспитываются вместе одним воспитателем. Так дети лучше адаптируются к взрослой жизни, так как сами выполняют всю работу по дому, сами занимаются уборкой своих спален, она же комната для занятий, могут помогать и участвовать в приготовлении еды под руководством воспитателя, помогают в стирке белья. Мне всегда было приятно приходить в квартиры моих сыночков и смотреть, как у старших девочек спориться работа на кухне, как чисто пропылесошен пол в игровой! В мои приезды я половину дня проводила с младшим сыночком. Смотрела, как он кушает, во что любит играть, общалась с ним и с другими детьми, реально оценивая, сможем ли мы с мужем воспитать мальчика с особенностями, о которых мне сказал медицинский работник детского дома, размышляла, как могу ему помочь, чем позаниматься, что почитать по теме. Я общалась с Андрюшей, играла с ним в разные игры, которые нравились мне и ему и не находила особых отличий от знакомых мне домашних детей. С каждым разом мальчик всё больше привыкал ко мне, а однажды даже сказал: «Не отдавайте меня никому, ладно?!» Я находилась с Андрюшей до обеда, укладывала его спать, и отправлялась навещать старшего, Витю.

Какой же трепетной была наша первая встреча с ним! Мальчик мой меня уже ждал, готовил всю неделю подарок мне – поделку своими руками. Ну, и я готовилась – сшила ему и братику по мягкой именной игрушке. В рекомендациях ШПР нашла, что на встречу с ребёнком можно принести игру или игрушку. С мужем мы решили, что пусть уж тогда это будут вещи, созданные своими руками! Я вложила в них всю свою душу, всё умение. Что-то подсказало мне идею вышить сердечки из разных осколков, а внутри имя будущего сыночка. «Ты навсегда в моём сердце!» — говорили эти игрушки. Витюшка был таким внимательным хозяином, показывал поделки и рассказывал о своём увлечении техникой и любимым предметом – математике. А потом, потом … воспитатель принесла нам восхитительный домашний пирог, только что из печки! И мой мальчик чуть не захлебнулся от восторга, что ему разрешили остаться с мамой, т.е. со мной(!), в комнате, а не идти вместе со всеми в столовую: «Я никогда ещё не полдничал с мамой!», произнёс он чуть не плача, « я ждал этого дня с пяти лет! Дайте я Вас обниму!» Я и сама чуть не разревелась, я тоже никогда не кушала вместе с сыном.

Этот день можно считать днём рождения нашей семьи! Я думаю, можно! Именно с этого дня, с этого момента, я стала считать себя мамой, именно тогда я поняла, что у нас с мужем есть дети, два сыночка!

С самого первого дня ребята органично вписались в нашу жизнь, так что не было никаких проблем с адаптацией, я бы и думала, что так и должно быть, если бы не перечитала кучу литературы и не была напугана в ШПР. Всё так успешно сложилось в нашей семье с адаптацией, я считаю, благодаря грамотной работе работников того детского дома, где воспитывались детки, их доброжелательной настроенности к нам, родителям, доверительных беседах с мальчиками об их новом доме, отношениях с новыми родителями, поддержки их восторженного настроя и интереса к личным трепетным волнениям; а также, тому, что в наши с мужем приезды мы подолгу рассказывали детям, чем мы живём, кто наши друзья, как устроен наш дом, вместе придумывали, чем они будут заниматься, когда приедут, рассматривали подробные фотографии нашего жилища и местности, которая окружает наш дом: ближайшие детские площадки, спортивные сооружения, где любит заниматься папа, парк возле дома, школу для Вити и детский сад для Андрюши. К тому моменту, когда Витя и Андрюша переступили порог нашего дома, они уже чётко знали, что и где в нашем общем доме находится; где ожидают новые игрушки для младшего, куда положит свои любимые вещи (фотоальбомы, несколько плейеров, множество поздравительных открыток, что накопились за долгие годы и другие мальчишеские штучки) из детского дома старший сыночек, где будут спать и каким одеялком укрываться – дизайн вместе с детьми подбирали!

Сейчас мне даже не верится, что нашей полной семье нет ещё и двух лет и когда-то всё было иначе, все так сплотились друг с другом, что те первые трудности с привыканием, которые возникают в каждой семье, кажутся сейчас такими далёкими и не настоящими…

Главное, что мы поняли все, что семья – это там где тебя очень любят, там, где тебя ждут и радостно встречают! Семья – это новые возможности: Витя подготовился за лето и с новой четверти пошёл в обычную общеобразовательную школу, успевает отлично учиться и заниматься любимым делом, техникой в авиамеханическом кружке и танцами в Детской школе искусств; Андрюша тоже оказался человеком творческим, очень любит рисовать красками и собирать механизмы из конструктора, а там где не совсем еще, получается, всегда помогут мама и папа! Семья – это радость совместного отдыха: культпоходы в кино, театр, зоопарк, на пляж всей дружной семьёй. Семья — это когда ты идёшь и улыбаешься, и все видят, что у тебя есть мама и папа и они крепко держат тебя за руку! Семья – это когда вечерами все садятся слушать интересную книгу, и каждый читает её вслух по очереди, именно так Витя научился хорошо читать, а Андрюша узнал первые буквы и научился составлять рассказ по картинке.

Без сомнения, нашей семье ещё не раз придётся разрушить множество стереотипов о детях из специальных детских домов и приёмных семьях! Хочу, что бы все узнали, что наши дети самые ласковые, самые добрые, самые дружелюбные, самые открытые, самые талантливые!

Витя на гостевом режиме дома.jpg

Дети с папой.jpg

Оставить комментарий