110. КУЗЬМИНА ИНГА НИКОЛАЕВНА: «ПРИЕМНАЯ СЕМЬЯ — УВЕРЕННОСТЬ В ЖИЗНИ», Г. О. ПОДОЛЬСК, МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ.

Меня зовут Инга. На следующей неделе мне исполняется 18 лет. Вместе с сестрой живу в приемной семье 4,5 года.

В интернате я была недолго — с конца декабря 2010 года до конца марта 2012 года. В принципе, мне там было неплохо: нас кормили, одевали, возили на экскурсии, я хорошо училась, занималась волейболом, рисовала и вышивала, у меня были друзья. Если бы не сестра, я бы и не думала о приёмной семье.

Маше было 7 лет, она тяжело переживала смерть наших родителей. Не хотела ни с кем общаться, не справлялась со школьными уроками. Ее увезли в другой город, в центр реабилитации. Но и там она вела себя так же. Мне сказали, что Маша не вернется в интернат, но иногда я смогу к ней ездить (когда будет попутная машина). Тогда я и решила пойти к директору и проситься в приемную семью. Я слышала, что забрать нас должны были вместе с Машей.

Я сказала об этом в телефонном разговоре Машиному шефу по переписке — Ладе. Она забирала нас на зимние каникулы, погостить. Нам у нее понравилось. Поэтому когда Лада предложила стать для нас этой самой приемной семьей, то я согласилась.

Мои родные.

Когда мы оказались в интернате, то потеряли связи со всеми своими родными. Нам никто не звонил, не приезжал. Только от старшей сестры получила два письма за год. Я берегла эти письма.

А на зимних каникулах Лада помогла мне завести страничку во Вконтакте, где я нашла и старшую сестру, и двоюродных сестер-братьев, и бывших одноклассников.

Через год мы съездили к нам домой. Все в нем стало почему-то маленьким — я легко доставала до верхних шкафов, до которых в детстве не могла дотянуться. Лада разрешила взять с собой дорогие мне вещи, которые напоминали мне о доме, о папе с мамой. В ту же поездку мы нашли у родственников фотографии. Нам их не отдали, но мы их сфотографировали, а потом уже дома распечатали и повесили на стенку в нашей с Машей комнате.

Еще через год мы снова поехали в нашу деревню, увиделись с бабушкой и другими родными. Сейчас Маша раз в неделю звонит бабушке, разговаривает с ней. Но мне почему-то не хочется этого делать.

Моя учеба.

Дома я училась на 5 и 4. Но уже в приемной семье я однажды поняла — я боялась получить другие оценки, потому что тогда папа злился и ругался.

В интернате я тоже училась хорошо. Там было легко: пришел на урок — молодец! А я еще и домашние задания делала.

В новой школе оказались требования выше. Я не помню, но мама рассказывала, что я плакала, когда не получались уроки.

Я приносила домой «тройки”, потому что считала их нормальными оценками. Когда мама это поняла, то целый месяц домашние задания мы делали вместе. Я согласилась на этот месяц, потому что не хотела, чтобы меня контролировали. А мама пообещала, что как только мои оценки станут выше, то она не будет проверять мои домашки. В итоге я поняла, как нужно заниматься, чтобы быстро делать уроки дома, и заодно подтянула слабые места в знаниях.

Вообще я увидела разницу между учебой дома и учебой в школе. Дома мама строго спрашивает, объясняет, настаивает на дополнительном материале. Дома надо учиться. А в школу я хожу общаться с друзьями. Ну, и немножко учиться.

Мама научила меня искать разные варианты решений. Это помогло мне в 9 классе, когда на контрольной работе я сначала запуталась в задаче и не хотела ее решать. Но потом стала искать варианты: «А если так? А вот так?» И у меня получилось!

Мое здоровье.

Мама говорит, что у меня красивая фигура. А вот вес большой. Врач назначила низкокалорийную диету и физические упражнения. Мы с мамой стали каждое утро выходить на пробежку, занимались на уличных тренажерах. Еще я ездила в фитнесс-клуб. И вес постепенно пришел в норму.

Если бы не мама, то я бы не стала бегать по утрам. Одной скучно и неинтересно, не за кем тянуться.

Я уже привыкла есть здоровую пищу. Хотя и тянет иногда на «химию» вроде «Роллтона».

В детстве мы его ели часто. Я помню, как ходила в магазин за ним и брала сразу целую сумку. Но дома, в деревне, все равно было хорошо. У нас была своя картошка, свои огурцы и так далее. Из еды мы покупали только молоко. А здесь, в городе, всю еду нужно покупать!

Помощь по дому.

Вот здесь мне не нужно было ничему учиться! Я умела убираться, готовить. К сожалению, маме с папой часто было не до этого, пришлось научиться…

Уже в приемной семье мама как-то ушла с младшими гулять. Я за 2 часа приготовила целый стол еды: салаты и вторые блюда. Мама очень удивилась!

Я старалась держать комнату в порядке, подметала на кухне. Мне очень хотелось, чтоб меня похвалили.

Отношения в семье.

Лично мне было все равно, в какую семью я попала. Я знала, что я хорошая и легко сближаюсь с людьми. Были, конечно, моменты, когда меня обижали слова сына Лады. Он самый младший в семье. Он мог оттолкнуть меня или Машу от Лады, когда мы сидели рядом с ней, и сказать, что это не наша, а его мама.

Однажды я даже заплакала, не помню от каких именно его слов. А Лада вместе с ее старшей дочкой успокаивали меня и приводили примеры из своей жизни. Лада все время разговаривала с сыном об отношении к нам с Машей и постепенно жизнь вошла в нормальное русло. А я тогда научилась не принимать близко к сердцу слова маленьких детей — они же еще несознательные.

Мне понравилась дочка Лады, я стала брать с нее пример, до сих пор прислушиваюсь к ее мнению.

Я, в свою очередь, была поддержкой для Маши. Первое полгода в приемной семье часто бывало так: засыпали мы на разных кроватях, а просыпались в одной. Маша перебиралась ночью ко мне, так ей было спокойнее.

«Мама”.

Я так и не стала называть Ладу мамой. Хотя в последнее время это слово соскальзывает с языка. Маша другая — она перешла на ’’маму» примерно через полгода от нашего приезда. Советовалась со мной, что я думаю по этому поводу. Я не знала, что ей ответить, я хорошо помнила родную маму.

Тогда Маша задала вопрос Ладе.

— Маш, называй меня, как тебе хочется. Мамы бывают разные: родные, приемные, крестные. Я не могу тебе заменить твою родную маму. Но детям важно произносить это слово — «мама». Поэтому, когда тебе захочется, то и ты можешь обращаться так ко мне.

Так, постепенно, Маша перешла на новое обращение. А я только сейчас, когда мне вот-вот исполнится 18 лет, начинаю понимать, что привыкла к Ладе, как к родной маме.

Будущая профессия.

Пока мы жили с родителями, мама мне говорила: «Инга, ты хорошо учишься по математике. Будешь бухгалтером!»

Я так и собиралась сделать. Но в 8-9 классах школьные психологические тестирования показали, что я человек больше творческий. Я люблю рисовать, часто меняю интерьер в своей комнате. Мама говорит, «из ничего сделаю конфетку».

Сначала я хотела уйти в колледж после 9 класса. Но потом поговорила с мамой. Мы, вообще, часто говорим. Обо всем: о жизни, о друзьях, о любви, об учебе, о целях, о семье… Мама предложила «посмотреть в будущее» — что будет через 4 года, если я уйду в колледж, или если я закончу 11 классов. Мы посчитали плюсы и минусы каждого варианта. И пришли к выводу, что уйти в колледж я могла и из интерната. А вот закончить 11 классов и поступить в московский ВУЗ — не у каждого есть такая возможность. Я решила идти в 10 класс.

Маме очень хотелось, чтобы я получила хорошее, как она говорит «фундаментальное, академическое» образование. Остановились на профессии архитектора. Я стала ездить на подготовительные курсы в МАРХИ, на занятия по черчению и рисованию. Черчение нравилось мне все меньше и меньше. За год я даже пропустила занятий десять. Маме, конечно, не говорила. Но она все равно как-то догадалась и поехала поговорить с преподавателями.

Одновременно, весной, под конец 10 класса, Совет приемных родителей Московской области запустил программу «Профориентация» для детей из приемных семей. По этой программе я прошла индивидуальное тестирование и профессиограмма показала, что в строительство мне лучше не идти, а вот дизайн, рисование как раз для меня. Поэтому я немного подкорректировала свою будущую специальность. И после 11 класса буду поступать на ландшафтного архитектора.

Самостоятельная жизнь.

После 18-летия я буду жить самостоятельно.

Вместе с мамой мы побывали в разных учреждениях: банке, пенсионном фонде, соцзащите. Я думала, что езжу с ней просто за компанию, но мама говорила: «Разговаривать будешь ты, а я буду рядом». И мне сразу становилось страшновато. Я стеснялась и не знала, что говорить. Но ничего, мама всегда выручала, если я где-то запиналась.

Мы сняли комнату, я уже несколько раз там ночевала. И теперь мне с каждым днем хочется жить отдельно все больше и больше. Мне и радостно, и немного страшно. Но я знаю, что мама рядом, всегда поможет советом. И именно сейчас я начала понимать, что она значит в моей жизни. Теперь мне кажется, что она моя мама с самого детства.

Блиц-ответы.

—     Что для меня важно в приемной семье?

—     Забота, под держка, любовь, понимание, радостные моменты. Я бы, конечно, не скатилась, но выбраться из жизненных трудностей было бы сложнее. Это люди, которые меня поймут и поддержат, что бы я ни натворила.

—     Что для меня «дом”?

—     Это место, куда хочется возвращаться. Там не ругаются, не дерутся. Туда охота прийти и просто поговорить. А если до тебя нет никому дела, то так, конечно, не интересно.

—     Для чего нужны родители?

—     4 года назад я ответила так: «Это люди, которые не позволяют мне делать то, чего делать нельзя». Сегодня я отвечу по-другому: «Это люди, которые любят тебя по-настоящему. Не играют с тобой, не игнорируют, а реально любят. С ними можно поговорить искренне. Чем старше становишься, тем больше это понимаешь. Пришла, рассказала свои проблемы и они тебе помогли или дали совет. Можно просто прийти, обняться и тебе будет хорошо».

—     Чем я могу помочь семье?

—     Если младшие ссорятся, то я могу прийти, как солнышко, поговорю с каждым отдельно и они перестанут ссориться. Скажу: «Что вы спорите, маме нервы трепете?» Они все поймут и скажут: «А она права!»

—     Что было бы, если бы я осталась в интернате?

—     Не научилась бы учиться; распределять свое время; гулять не допоздна; заботиться об окружающих. У меня сейчас больше чувств, чем было бы в интернате.

—     Моя роль в приемной семье?

—     Я как правая рука у Президента — помогаю маме, заменяю ее. Не во всем, конечно. Например, младшие в семье маму слушают лучше, чем меня.

—     Давала ли мне приемная семья пример зрелого поведения?

—     По-моему, все время. Например, мне трудно сказать «нет», отказать человеку. У мамы я учусь делать это твердо, чтобы мне потом самой не страдать. Мама разговаривает интеллигентно, прям слушать охота. Еще мама даже дома выглядит красиво. Мне одноклассница один раз сказала: «У тебя мама в платье красивом дома ходит, а моя — в штанах спортивных»…

—     Роль приемной семьи в моей судьбе?

• Я буду заканчивать 11 классов, а не 9. Буду поступать в институт на интересную профессию, а не в колледж — на кого-нибудь, как пишут мне девочки из интерната.

• Я подготовлена к взрослой жизни. Умею преодолевать препятствия, быть

настойчивой в достижении цели. А в интернате я бы думала: «Куда я денусь? Ни мамы, ни папы, сестры далеко. Куда я пойду?»

•                 Я привязана к сестре, а в интернате я бы отвыкла от нее и, может быть, даже и не вспоминала про нее, потому что от меня бы ничего не зависело, я бы не могла повлиять на ее судьбу.

•                 Еще я научилась красиво рисовать. Сейчас я уверена — если что-то хочешь, то сделай нужные шаги и все получится.

•                 Я умею делать почти все, что умеет делать мама.

•                 Я разносторонне развивалась, т.к. мама возила нас в театры, на выставки и т.д. Даже на презентацию китайского языка! Я всегда сопротивлялась, не хотела ехать, но потом мне нравилось.

•                 Я научилась заботиться, звонить и предупреждать, если задерживаюсь.

•                 Много раз я говорила, что у меня ничего не получается, а мама говорила иначе. Она всегда меня поддерживает. И я не бросала дело.

•                 Дома всегда есть возможность заняться любимым делом. А в интернате — только в определенном месте и в определенное время.

•                 Научилась ориентироваться как в пространстве, так и в жизни. Конечно, сначала возникает паника — «как?!», «это все сложно!», «я не пойму!» Но потом беру себя в руки и справляюсь.

•                 Я научилась временно убирать страх («оставлять за дверью»). Например, во время экзаменов.

Я научилась делать выводы из своих поступков.

’’Мораль сей басни такова”.

Надеюсь, что мой рассказ вдохновил вас на взятие в семью детей с 14 до 17
лет!

Оставить комментарий