Конкурс дневников приёмных семей

111. Нечаева Жанна Ивановна: «»Синдром пустого гнезда» в моем случае», Хабаровский край, Ванинский район, п. Ванино

«Семья – это место, где тебя всегда поймут, поддержат, примут тебя такой, какая ты есть, со всеми своими достоинствами и недостатками, семья – это мама. Мама – Бэтмэн, спешащий на помощь, мама – детектив, знает где ты и что делаешь, мама- психолог и знает о всех твоих переживаниях, мама – лучшая подруга, которая даст совет, выслушав твои секреты, мама – самый дорогой и любимый  человек!»

      Катя, 19 лет

«Семья – это дружба, любовь и радость, семья – это когда я всех люблю!»

                                                                                      Денис, 6 лет

«Семья – это смех детей, радость за их успехи, перемешанная с каждодневным чувством заботы и тревоги и огромное желание сделать детей самыми счастливыми, быть для них волшебницей, феей, доброй сказочницей и надежной защитницей в одном лице»

                                                                                          Мама Жанна

 

 

Самое сложное в написании любой работы, тем более об истории своей семьи, это найти первые слова и сложить их в предложения, из предложений вырастить текст, именно вырастить, как растение, как живое существо, как ребенка, так как в небольшом рассказе хочется отразить жизнь и всю гамму чувств своей семьи – любовь, царящую в ней, заботу, дружбу, взаимовыручку, доброту, уважение, творчество, а также требовательность и чувство ответственности, каждый день живущие с нами.

Начну с себя. Меня зовут Нечаева Жанна Ивановна, мне 42 года, я имею три образования — два педагогических, одно из них – высшее, и высшее юридическое.

Все свою трудовую жизнь проработала с детьми, начиная с помощника воспитателя в детском дошкольном образовательном учреждении и в настоящее время специалистом отдела опеки. У меня есть взрослая дочь, которой 19 лет, она является студенткой медицинского университета и наш подопечный – Денис, мальчик шести лет.

Наша с дочерью размеренная и запланированная по всем параметрам жизнь продолжалась до декабря 2013 года, а дальше начинается основная нить повествования.

Работая в отделе опеки и каждый день сталкиваясь с разбитыми судьбами детей, не раз возникало желание помочь ребенку, оставшемуся без мамы и папы, дать ему семью, но всегда что-то останавливало, и вот когда дочь заканчивала школу и планировала уезжать, я поняла что пора действовать, что без детей в семье я не смогу, мне постоянно надо кого-то держать за руку, чему-то учить и воспитывать. Я прошла курсы, собрала необходимый пакет документов на кандидата, и самое главное – все моменты обговорила с дочерью, от желания принять ребенка в свою семью, до крупных изменений, которые могут произойти в нашей жизни в связи с появлением нового члена семьи. Мы не искали ребенка на сайтах, не обговаривали цвет волос или глаз, здоровье, статус, считали, что ребенка нам должна привести судьба, а мы его примем в семью.

Что же произошло на самом деле?

В силу своей работы постоянно присутствую на заседаниях суда, если вопросы, решаемые в суде, касаются судьбы детей. На одном из процессов, было это 30 декабря 2013 года, решался вопрос о замене наказания одному из осужденных, на суд его привезли приставы, и вместе с ним привезли его сына, мальчика четырех лет, которого не с кем было оставить. Папочку осудили на три года, а мальчика забрала я, и привезла на работу. Сначала мы его накормили, это был маленький, белесо-рыженький, давно не мытый и не стираный человечек по имени Денис, ничего о       себе не рассказывающий, так как в возрасте 4.8 лет практически не мог говорить и понятно изъясняться.

Наступали новогодние праздники, устроить ребенка не было возможности, я оформила предварительную опеку, чтобы после каникул решить вопрос о его дальнейшей судьбе, 10 января 2014 года, выйдя на работу, я стала готовить документы на постоянную опеку, мы приняли решение и Денис остался жить в нашей семье с нами – одно из наших желаний исполнилось – ребенок появился в нашей семье по воле судьбы.

Если давать краткую характеристику Денису, его психологическому, эмоциональному состоянию, я бы назвала его «Маугли», мальчику не были привиты санитарно-гигиенические навыки, он не просился в туалет, и поэтому у него постоянно были грязные трусики, их приходилось менять несколько раз на день, он в первый раз у нас увидел зубную щетку, а ему было уже почти 5 лет, вилка для него была орудием неопознанным, буквы и цифры, цвета и геометрические фигуры, стихи и сказки, времена года, дни недели — все то, с чем пятилетние дети, воспитывающиеся в полноценных семьях и посещающие детские образовательные учреждения, хотя бы знакомы или имеют представление, наш Денис даже и не слышал, у мальчика была полная социальная, педагогическая и эмоциональная запущенность.

Самое сложное было с состоянием здоровья ребенка. В 1 год и 10 месяцев ребенок перенес операцию по удалению опухоли, у него была нейробластома забрюшинного пространства, к операции ребенка подготовили врачи, и операцию провели успешно, но послеоперационный период лег на плечи родителей, если так можно назвать людей, проводивших свою жизнь в алкогольном угаре. Они не свозили ребенка на дополнительный сеанс химиотерапии, не установили инвалидность, не обеспечив ребенку должного медицинского ухода, мать умерла, когда Денису было два года, отец продолжал пить, Денис бегал по улицам раздетый, голодный, грязный и неухоженный, детский сад не посещал, ставился вопрос о лишении отца родительских прав, но суд отказал в лишении, позже, в связи с одним ужасным происшествием, отцу Дениса было назначили наказание с отсрочкой приговора, так как у него был маленький ребенок, но, отец, вместо того чтобы посвятить себя воспитанию и содержанию сына, продолжать употреблять алкогольные напитки в присутствии ребенка, не следить за состоянием его здоровья, в дни запоев отец вообще не знал, где и с кем его ребенок, в следствие чего, отцу заменили отсрочку на реальный срок наказания, а затем суд лишил его родительских прав. Вот такой у нас появился маленький мальчик, с дефицитом веса и мышечной массы, принес столько забот и потребовал усиленного внимания.

Имея два педагогических образования, проработав в детском саду, учителем в школе, вырастив дочь, я считала себя великим педагогом, и усиленно взялась воспитание Дениса, пытаясь в короткие сроки наверстать упущенное за 4 года, совмещая процесс педагогический с процессом медицинским, первые полгода мы не «вылазили» из больниц, установили инвалидность, лечили не прекращающийся насморк и кашель, удаляли зубы, ставили цветные пломбы, ходили в учреждения дополнительного образования, во Дворец спорта в бассейн, занимались дома, регулярно посещали детский сад, боролись с ревностью со стороны дочери, да-да, несмотря на то, что заранее все обговорили, я объяснила дочери все сложности появления в нашей семье ребенка, не рождение, а именно появление, проблемы были, моя дочь, на момент появления Дениса, была самой младшей в семье, и вдруг, она уже не самая младшая, появился ребенок, на которого, как ей показалось, обращено все внимание которого он действительно требовал много. Но прошло время, все пришло в норму, она уехала учиться, быстро повзрослела, у нее поменялся мир ценностей, и сейчас, когда мы приезжаем к ней в гости, она играет с Денисом, ходит с ним на детские праздники, много фотографируются, когда звонит домой, всегда спрашивает о состоянии его здоровья, о его успехах в детском саду и на акробатике.

Согласно научных трудов педагогов и психологов, теоретиков и практиков, первые шесть месяцев прошли относительно спокойно. Денис слушал нас всех, пытался соблюдать режимные моменты, и в это время сам для себя расставлял ориентиры, потихоньку выстраивая линию поведения с каждым членом семьи, со стороны очень хорошо было видно, как он ведет себя с бабушкой и дедушкой, с тетями и дядями, наедине со мной он был одним ребенком, в гостях, при большом количестве народа – другим, очень много из человеческих взаимоотношений ему было непонятно, он нервничал, находился в возбужденно-истеричном состоянии, но со временем успокоился и принял культуру общения с родственниками,  мы научились заправлять постель, переодеваться в домашние вещи, ставить на место обувь, убирать игрушки, посуду со стола, запомнили некоторые цифры и буквы, неплохо ориентировался в цветах, вся квартира была увешана цифрами, буквами, образцами цветов и геометрических фигур, стало понятно предназначение карандаша и альбома, раскрасок, детских книг.

Изменения, произошедшие в характере, не были особо кардинальными, но уже приходилось временами повышать голос, где-то стыдить, где-то объяснять по несколько раз то, о чем уже говорилось, усаживать  напротив и объяснять, объяснять и объяснять, на сегодняшний день Денис проживает в нашей семье уже 21 месяц, мальчик хорошо рисует, решает примеры в пределах 12, знает  обратный счет, практически все буквы, но читать не может, полностью привиты навыки самообслуживания, любит помогать в домашних делах, укрепили здоровье, врачи говорят, что, скоро снимут инвалидность, я уверена, что наш ребенок будет обучаться в общеобразовательной школе, мы все ему будем помогать, ждем успехов в спорте, на тренировки он ходит с большим удовольствием, практически выучили стихотворение «Краденое солнце», затем будем учить «Федорино горе», Денис кропотливо складывает пазлы, собирает конструктор «Лего», состоящий из мелких деталей, я считаю, что при подготовке к обучению в школе, самое главное — отработать у ребенка такой режимный момент, как системное выполнение уроков. Я стараюсь заниматься с Денисом каждый вечер по 15-20 минут, он выполняет задания, которые я ему пишу, в тетрадях моей дочери, особенно любит писать в тетрадях, где Кате ставили пятерки. После просмотра мультфильмов, я прошу его пересказать сюжет, назвать имена героев, кто из героев ему понравился и почему. Когда мы идем в магазин, обговариваем список продуктов, и Денис мне напоминает, что мы еще не купили, таким образом, мы тренируем память и он видит свою значимость, и понимает, что он помощник. Корзинку с продуктами по магазину катает с удовольствием, а вот пакет с продуктами не любит носить, я умею обращаться и с молотком и с отвертками, и приучила Дениса, он практически самостоятельно собрал полку для обуви, подкручивает детали велосипеда. Хорошо понимает, для чего существует Интернет, мы часто читаем полезные и умные статьи — увидели эмблему на машине, нашли и  узнали о модели автомобиля, выяснили, что у Дениса есть «Феррари» и одна из моделей джипа, это его очень обрадовало и заинтересовало, увидел мох на дереве, нашли интересные картинки в интернете с изображением разных видов мха, и самой стало интересно, наш мальчик любит смотреть, как работает техника на улице, когда идем в садик и обратно, всегда смотрим по стонам, обращаем внимание на изменения в природе, погоде, увидев интерес Дениса к знакам дорожного движения, купила правила дорожного движения и вместе с ним изучили все знаки. Педагоги детского сада и общие знакомые отмечают его высокие успехи, видят большой скачок в развитии, но проблемы остались, Денис очень плаксивый мальчик, рыдает по любому поводу и без повода, и продолжает раскачиваться, я читала в литературе, что синдром раскачивания не пройдет никогда, если он присутствует у ребенка, но у нас есть небольшие достижения. Сегодня  Денис вообще не раскачивается в течение дня, в отличие от первых дней, когда он ложился на любую поверхность, на пол, диван, кровать, стулья, закатывал глаза и так стремительно себя раскачивал,  что невозможно было его поймать и остановить, сейчас он раскачивается только по ночам, и то не продолжительный период времени, потом переворачивается на бок и спит дальше. И мы продолжаем рыдать, глаза всегда на мокром месте, стоим на учете у невролога, на протяжении всего периода проживания у меня, мы пьем лекарственные препараты, он уже сам знает какие лекарственные препараты как принимать и зачем он пьет ту или иную таблетку, у него еще хронический ринит перемешивается с аллергическим, я конечно, не медик, точного описания не могу дать заболеваниям, но мы лечим то просто насморк, то аллергию, то все вместе. В период проживания с родителями, он постоянно болел ОРЗ, ОРВИ, так записано в карте, я же была с ним на больничном за два года три раза. То есть за состоянием его здоровья нужен постоянный контроль, день и ночь, только тогда виден результат. У нас есть и система наказания, несмотря на педагогическое образование, я считаю, что ребенок должен знать и понимать общепринятые нормы морали, культуры поведения и общения, и если, усвоив эти нормы, он сознательно их нарушает, за нарушения должно быть наказание, чтобы в дальнейшем ребенок вырос  законопослушным гражданином, у нас наказание на сегодняшний день – это ограничение или лишение просмотра мультфильмов или посещения детских комнат отдыха.

Я думаю, что процесс адаптации Дениса в нашей семье прошел безболезненно, так как мы избежали встреч с отцом ребенка, неокрепшая психика ребенка была бы подвержена постоянным стрессам, конечно, когда Денис встретится с отцом, реакция будет неоднозначной, но это будет в будущем, мальчик помнит отца, он его всегда называл и называет по имени, и знает о том, что папа лечится, мамой он считает меня, хотя тоже называет по имени. Я пыталась рассказать ему о его родной матери, что она болела и умерла, но он ее не помнит, и недоуменно смотрел на меня, решила пока в эту тему не углубляться.

Вот такой получился слегка сумбурный рассказ о моей маленькой семье, проблемах и заботах, возникших с появлением приемного ребенка, чувстве самоудовлетворения, для меня нет большей радости, чем видеть успехи ребенка, как горят его глазки от счастья,  когда эмоциональный фон семьи окрашен яркими, жизнеутверждающими красками.

Прилагаю несколько фотографий, которые удалось отобрать из большого количества фото, очень хотелось выложить все.

1.JPG

Такими мы были (31.12.2013 г.)

2.JPG

Юный рокер – лето 2014 г.

нечаева фото.JPG

Мы – лето 2015 г.

Оставить комментарий