Конкурс дневников приёмных семей

116. Степовая Елена Алексеевна: «Любые дети, которых ты любишь — СВОИ», Пензенская область, г. Кузнецк

Совсем недавно, листая пожелтевший от времени журнал, наткнулась на строчки из стихотворения Елены Долгих: «Как солнечный ветер улыбки детишек. Во всем белом свете счастливей я всех! И сетовать грех!» На глаза тут же навернулись слёзы. Как близки мне эти идущие из глубины души слова, рвущиеся наружу, заставляющие вот уже который год подниматься ни свет ни заря, готовить завтрак, собирать рюкзаки, ходить на родительские собрания. А ведь моим дочкам уже за двадцать. Ответ простой: в нашей семье приемные дети.

Эта история началась в 2005 году. К тому, чтобы взять ребенка, шла больше года. Две дочки, одной на тот момент было 22,она уже была замужем, а второй -12, именно она оказалась самой мудрой из нас по отношению к приемным детям. Пишу от первого лица, так как основная нагрузка легла на меня, муж постоянно работает (он у нас добытчик). Не стану скрывать: решение принималось нелегко. Смогу ли я, будет ли ребенку у нас лучше? Получилось, взяли двоих: Ирину и Володю. Родственники, почти смирившись, что беру одного, после небольшого шока уже были готовы принять и второго. Три года тяжёлого труда, ведь младшего, которому на тот момент было всего три года, учили всему: ходить на горшок, гулять, купаться, играть и даже пережевывать пищу. Очень помогала и поддерживала наша младшая дочь. Когда порой у меня совсем опускались руки и я была готова сдаться, она уверенно брала на себя мои обязанности и давала мне тем самым небольшую передышку, постоянно повторяя: «Они замечательные дети! У нас все получится!»

Вся наша устоявшаяся, размеренно текущая до этого жизнь перевернулась с ног на голову. На наши плечи легла огромная ответственность за маленькие жизни. Если вы готовы к этому, то не раздумывайте, берите. Ежедневная, даже ежечасная работа с детьми неразрывно связана с работой  над собой. Пришлось переосмыслить многие вещи, посмотреть на все другими глазами. А ведь когда-то мы, воспитавшие двух дочерей, не подозревали, как могут жить дети, которые не нужны своим биологическим родителям, как много мы, повидавшие в этой жизни, еще не видели и не знаем: что чувствуют малыши, которые оказались почти с рождения в ужасных условиях, выживающие, голодные, брошенные на произвол судьбы (у каждого из тех, кого мы взяли, в карточке в первые месяцы жизни- либо рахит, либо истощение последней степени, либо внутриутробная инфекция…).

Тогда, в 2005 году не было еще Школ приемных родителей, не было книг и статей с советами, не было даже просто «Заметок Бывалых», прочитав которые, мы могли бы избежать ненужных надежд и некоторых ошибок. Теперь, имея большой опыт, могу сделать несколько выводов и дать рекомендации родителям, которые могут столкнуться с теми же проблемами, которые возникли у нас.

 Итак. Никогда не рассчитывайте, что вы возьмете ребенка в семью и он сразу станет ВАШИМ! Я не верю тем приемным родителям, которые «с первого взгляда влюбились в чадо», которые «любят его, как своего»…Это не значит, что я их не люблю. Переживаю ежесекундно так, как не переживала за своих. Защищая их, как говорится, «порву любого», но…нет, против природы не пойдешь. Свои дети пахнут по-другому. Свои дети связаны с вами пуповиной, какими-то сверхъестественными силами. Свои дети растут, все происходит само собой: должен появиться зубик — появился, должен ребенок сесть — сел, должен пойти — пошел…а эти дети порой не могут даже жевать в три года. Это не обычные дети! Их надо учить играть даже в элементарные детские игры. Наши оба в 3 года и в 6 лет справляли нужду в кроватки. Два года по врачам, по психологам. Думаю, такие проблемы лечит только время, ведь у них все было не так. Старшую в три года папа отвел в реабилитационный центр, так как мама загуляла, а он не смог справиться с маленькой девочкой. Младшего и вовсе мама бросила уже в полгода, а папа отдал посторонним бабушкам, торговавшим семечками около городской больницы, и он пролежал весь день в коляске в легком комбинезоне, а была уже осень.. . Проходивший мимо врач, обслуживавший этот участок , заметил знакомого ребенка и забрал его в больницу, в которой он и прожил следующие три года своей жизни. Если с дочкой в центре еще занимались и было какое-то развитие, то с мальчиком в отделении никто не занимался. Он был просто предоставлен сам себе. Никто не следил за его питанием, одеждой, за его психическим и духовным развитием, потому что нет в наших больницах работников, которые были бы приставлены к брошенным детям. Если обычный ребенок пугается белых халатов, то наш, напротив, бежал от тех, кто был без халата. В итоге — ЗПР, в три года еле ходили, почти не говорили, кушали с трудом, мылись с воплями дикой кошки, гуляли с такими криками, что оборачивалась вся улица. Видишь, какой он беззащитный и начинаешь его жалеть, видишь, какие он делает успехи и начинаешь его любить и…работаешь, работаешь, работаешь!

 Ещё одной проблемой нашего приёмного ребенка оказалось сосание пальца. Сражались больше полгода. Палец был просто обглодан до болячек. Бинтовали, надевали перчатки на ночь, потом разные мази шли в ход, и мы победили. Главное — не опускать руки.

Нарушение моторики — какие только игры не придумывали, крупу перебирали, покупали всевозможные развивающие игрушки, конструкторы, книги. Писать научились, думать тоже, а вот шнурки завязывать и пуговицы застегивать до сих пор с трудом.

Теперь расскажу про отношение окружающих. Первое время чувствовала себя не в своей тарелке, ведь нужно привыкнуть, когда двое кричат «мама», а рядом внучка, на год младше, кричит «бабушка», и все оборачиваются. Было очень страшно, вдруг встретятся биологические родственники, ведь город наш очень маленький. Как себя вести? Вдруг они заберут моих детей? Кто как посмотрит? Кто вдруг не поймет? Было обидно до слез, когда соседка сказала: «Не знаю, для чего тебе это нужно, времени что ли у тебя девать некуда или деньги ты слишком любишь…» Уже спустя некоторое время поняла, что у каждого своё мнение на этот счёт, главное –верить в свои силы, делать то, что решили и не обращать внимание на «доброхотов».

Отношение родственников и бабушек с самого начала настораживало. Самая большая ошибка была в желании пожалеть, накормить, посюсюкать детей…С самого начала не стоит расслабляться, потому что иногда просто необходимо проявлять строгость в воспитании. А когда посторонние пришли, побаловали и ушли, вам потом очень трудно будет с этим работать, ставить их, учить вести себя адекватно.

Роль папы. Как бы не был занят наш папа, но у него всегда найдется время узнать, какие успехи у ребенка, как дела в школе, просто выслушать. Все мужские дела делаются вместе с папой: строить, чинить машину, работать со сваркой, трудиться в огороде. Всей семьёй едем в лес или на рыбалку, в отпуск на море, чтобы пожить в палатке на берегу. Я уверена, что наши мальчики будут уметь делать все так же, как и папа.

На протяжении всей моей жизни всегда обращалась к высшим силам, чтобы послали мне силы и крепости, а в этот период жизни — особенно. Младшая дочь часто лежала в больнице. Последнее время постоянно говорила о мальчике, который там живет. Никто не верил, ведь такого не бывает! А когда я пришла  знакомиться с тем ребенком,которого оформляли в семью,оказалось, что это тот самый мальчик-наш сынок. Многие говорят о трудностях с оформлением документов. Но у нас как-то все замечательно получилось. Когда пришла забирать дочку, отнеслись там ко мне с некоторым подозрением, что очень уж быстро собрала все бумаги.

Сейчас детки подросли, мы сделали в доме ремонт, разделили комнаты для девочек и для мальчиков.  За эти годы достигли, как нам кажется, хороших результатов: сынок закончил четвертый класс с отличием, и дальше учится также, мы очень гордимся им! Дочка увлечена книгами, перечитала всю мою библиотеку, хочет в будущем серьезно заняться русским языком. И пора бы пожить спокойно, но не тут-то было. Осенью 2013 года у нас в семье появился еще один сынок, можно сказать не думали не гадали… Так получилось. Уже не было долгих размышлений, колебаний… Саше на тот момент исполнилось 12 лет, у него умерла мама, их семья была неблагополучной, и мы приняли его в свою. Меня одолевал страх, что подросток, выживающий в таких условиях, в которых не каждый взрослый выживет, узнавший слишком рано все «прелести» взрослой жизни, не знающий с самого рождения своего дома, обязательно плохо повлияет на наших деток, научит их плохому. Новый человек входит в твою семью … Что принесет он? Радость, смятение, страх?… Сможем ли мы принять его как своего? Сможет ли он жить по нашим устоявшимся уже традициям и правилам?

Вы видели глаза таких детей? Посмотрите — сколько в них боли,  сами себе не рады. Глаза,старика,прожившего целую жизнь и загнанного в угол.В чем провинились они, что достались им такие «мамы»? Где вы видели такое, чтобы в наше время ребенок недоедал? Попав к нам, месяца два ел с двойной добавкой. Сразу рассказала, какие порядки в нашей семье, оказывается, ребенок о таком даже  не слышал.12лет… Читает с трудом, в математике ничего не понимает, словарный запас заканчивается после первого слова…Постоянно наблюдаю, как наш новенький вливается в коллектив. Дети сразу приняли его, да и взрослые, мальчишка солнечный, так хорошо, что мир, окружавший его до сего времени, не смог испортить ребёнка окончательно, значит, есть, над чем поработать. Жажда нормальной жизни, благополучная семья постепенно вытеснят его воспоминания о жизни прежней, прежние привычки. Стараюсь постоянно беседовать, проговариваю даже самые элементарные ситуации. Заставляю читать вслух, дети с удовольствием ему помогают: один — с русским языком, другая — с математикой. Через некоторое время замечаю, что наш Саша разговаривает уже предложениями, читает почти нормально для своего возраста. Научил между делом нашего младшего нецензурной брани, да такой, о какой даже взрослые не слышали. Сам шепотом, а Володя во весь голос! Причем, если младшие, по простоте своей, бесхитростные, этот уже умеет хитрить, умеет скрывать, умеет преподать все, как ему выгодно, врет напропалую. Привыкший к бесконтрольности со стороны взрослых, пытается и меня провести, но скоро понимает, что я в школе, я на связи с учителями, я всюду и, видимо, делает для себя выводы, меняет тактику. Очень любит ябедничать, сразу подставляет кого-то из детей, и с этим боремся. Объясняю, что хорошо, что плохо. Самое главное, вижу его стремление жить по-человечески. Очень хочется ему всем нам угодить, по хозяйству — незаменим, делает все с огромным желанием, а вот учиться …Но и с этим, я думаю, постепенно справимся, ведь пример детей, которые приходят и говорят о своих успехах и хороших оценках, и его заводит, и ему очень уж хочется получать четверки и пятерки.   

Страшная проблема-воровство. Я не сталкивались с таким. В доме все на доверии, ничего не прячу, карманных денег стараюсь не давать, заметила, что не могут контролировать еще свои расходы. Правда, ходят в магазин, учатся выбирать что-либо, сдачу сразу выкладывают в коробочку, в которой постоянно лежит мелочь на покупку хлеба. Началось всё с сигнала учителя (спасибо тем, кто относится к нашим проблемам с пониманием), что Саша носит в школу большие суммы денег. Для нас всех это стало шоком! Впервые очень сильно поругала. Разговор был серьезный. Первым делом спросила: «Хочешь ли ты вернуться туда, где жил? Ты понимаешь, что тебя заберут, если я не справлюсь с тобой, если ты будешь себя так вести?». И тут я, повидавшая в своей жизни всего вдоволь, была ошарашена тем, как ребенок буквально взвыл: «Я привык к этому! Лучше бы я умер!»…Маленький ребенок, ничего хорошего в своей жизни не видевший, умолял меня оставить его, обещая справиться со своей пагубной привычкой. Ведь он не виноват, что жизнь поставила его в такие условия, что для того, чтобы выжить, он был вынужден вытаскивать из карманов гостей, которых приводила «мама», деньги, чтобы отдать утром «маме» на опохмелку, да ещё и себе на пропитание оставить.

Прошло два года со дня нашей встречи. Теперь его не узнать. Из дикого, загнанного зверька, постоянно всего пугающегося, голодного, он превратился в общительного, активного мальчишку, который научился читать, считать, свободно размышлять на любые темы. Мы уже получаем паспорт! Саша освоил наш внутренний Семейный Кодекс. Может быть, он просто понял, что о нем кто-то заботиться, что он придет домой и будет накормлен, что его поведут к врачу, в случае надобности, что ради него пойдут в школу на «разборки» со старшеклассниками. Страшно, что ребенок до того привык быть ненужным (никто не обращал внимания на его проблемы), что теперь даже если поранится или упадет, он не бежит к маме, как все дети, пожаловаться, чтобы его пожалели, я узнаю об этом только, если сама замечу болячку.

Теперь наша главная задача показать ему на своем личном примере, на примере своей семьи, что есть другая жизнь. Есть братья, сестры, бабушки, дедушки, которых надо любить, уважать, которым надо помогать, и тебе обязательно помогут, выручат в трудную минуту. Есть друзья, соседи и просто хорошие люди, которые окружают тебя  и с которыми ты должен будешь жить по правилам нормальной честной жизни!

Я благодарна всем, кто встретился нам на пути становления нашей приемной семьи: врачам, педагогам, органам опеки, грамотным психологам и просто другим приемным родителям, которые делились своим опытом решения таких же проблем.

Я не родила этих детей, но они стали моими. Я хочу, чтобы они достигли многого в этой жизни, чтобы они выучились, получили специальность, создали свои семьи, чтобы они никогда не бросили своих детей, и в этом я им буду помогать. Пусть они займут свою определенную гражданскую позицию и сохранят те семейные ценности и традиции, которые мы им прививаем. И пусть у них  все получится.

IMG_8840.JPG

IMG_8755.JPG

Оставить комментарий