Конкурс дневников приёмных семей

117.Кочелаева Ирина Борисовна: «Сердце матери», Амурская область, Белогорский район, с. Великокнязевка

—    Мама, а материнское сердце оно какое? Не такое, как у всех, да? — спросил шестилетний Игорёк.

Сын смотрел на меня, ожидая огвста, а я думала, как ответить на его вопрос. Намято вер­нула меня намного лег назад, когда я двадцатилетняя девчонка решила, что у меня будет большая и дружная семья, в ней будет много детей и в моём сердце хватит места для всех.

Мой отчим умер, а его дочерей забрали в детский дом. Мама тогда очень переживала и одна­жды она сказата: «Собирайся, поедем за девчонками. Нельзя, чтобы дети росли в детском до­ме». Так я впервые увидела детей, которые по воле судьбы оказали в учреждении. Никогда в жизни мне не забыть детские глаза, которые смотрели на нас, когда мы забирали девчонок. Сколько в них было тоски и надежды, что может быть когда-нибудь за ними тоже приедут.

Эго невозможно передать словами. По дороге домой я думала как хорошо, что у моих братьев и сестёр есть дом, мама.

Но, к сожалению, очень скоро я поняла что такое остаться сиротой. Скоропостижно умерла мама и мы — я и четверо моих младших братьев — остались одни. В сельсовете сказали: «Готовься, будем оформлять братьев в детский дом». Сердце в груди остановилось, а перед глазами лица детей, которые с тоской смотрели вслед, когда мы уходили. Решение я приняла сразу: «Никуда я их не отдам!», собрала все документы, только пошла не в сельсовет, а в опе­ку.

—    Помогите, я не знаю с чего начать. Я сделаю всё. но братьев увезти не позволю, — обра­тилась я к специалисту опеки, как мне показалось очень строгой женщине.

— Девочка тебе сколько лет? — спросила она. — Ты сама как ребёнок.

— Вы не смотрите, что я такая маленькая и худенькая. Я справлюсь! Вы только помогите.

Мне помогли! Сбор документов занимал всё моё время, отнимал силы, но у меня даже

мысли нс возникало всё бросить и отказаться. Я знала у меня всё получится. Когда я принесла документы в сельскую администрацию, мне сказати: «Радоваться не смеши, всё можно пере­играть. посмотрим, как ты будешь справляться».

Мои братья были далеко не примерными детьми. Придя домой, я собрала мальчишек и всё им объяснила. Они слушали молча, а потом сказази:

—     Мы — семья и сделаем всё, чтобы никто нс смог её разрушить. Спасибо тебе, сестрёнка.

Тогда старшему из братьев было пятнадцать, самому младшему — семь лет. Выло очень трудно, но мы помогали друг другу, защищали, оберегали от злых языков. Сейчас старшие братья работают в селе, а младший закончил ДВОКУ /Дальневосточное военное командное училище/.

Жизнь шла своим чередом — замужество, рождение моих мальчиков /2 сына/. Когда я укладывала детей спать, всё чаше и чаще вспоминала деток из детскою дома, их печальные глаза, с тоской и надеждой смотрящие нам вслед. Поделилась своими воспоминаниями с сест­рой.

—  Да ты никак к себе деток хочешь взять. Решиться не можешь?! Если сердце подсказыва­ет, что долго думать, едь и бери!

Утром я уже сидела в кабинете всё той же женщины, которая помогла оформить опеку над братьями.

— Смотри. Ирина, это нс свои родные дети, а чужие. Не понравится — вернуть придётся. Эти дети и так настрадались. Подумай хорошо.

—   Как это вернуть? Не будет этого. Я им мамой стану, которой у них никогда нс было. Л я своих детей не оставляю! У нас семья, в которой и им место найдётся.

Так наша семья стала больше сразу на три человека: брат и сестра Вика и Лёша и белоку­рая Наденька.

— Мама, а зачем они нам?! — спросил сын. — Нам и гак хорошо. Да и не знаем мы их со­всем. Вдруг они плохие. Мамочка, мы ничего о них не знаем.

Я посадила сыновей, как когда-то братьев, и сказала:

— Плохо, когда человек один. А если ребёнок один — это беда! Нам хорошо вместе, пусть и им будет хорошо в нашей семье. Дети не могут быть плохими, в наших силах помочь им обре­сти семью.

Тяжело было в первые дни. Сыновья были неразговорчивые, но каждый вечер я старалась собрать детей вместе, сначала за ужином, говорили о том. как прошёл день, что нового они увидели, узнали, с кем познакомились. Дети рассказывали очень неохотно, сыновья совсем нс участвовали в разговоре. Но постепенно, совсем не быстро мальчишки стали подсказывать что-то, помогать. А первой победой стало, когда сын встал на защту Нади, которую хотели обидеть одноклассники. Я наблюдала со стороны за дегьми и думала: «Правду говорят, вода камень точит!» И сердце радовалось, как мои детки делали первые шаги навстречу друг другу. Всё получится, всё будет хорошо!

—    Молодец, Ирина! — сказала специалист опеки, приехав к нам — Хочешь, честно скажу, боялись мы, что не справишься. А ты, посмотри. Не испугалась. И детей твоих в школе хвалят, и по дому они помогают. И, знаешь, взгляд у них другой стал, увереннее что ли. — и без пере­хода добавила — Два брата очень хотят в семью, сейчас они находязся в детском доме. Возьми к себе.

Сердце застучало быстрее.

-Справлюсь ли я? Так тяжело мои мальчишки сходились с ребятишками. А тут сразу двое мальчиков.

— Ты справишься! — уверенно ответила она — Думай!

Я думала уже заранее зная, что поеду за ребятами.

В это время вернулся из Чечни парень, с которым мы росли в одной деревне, бегали на ганцы. Но так получилась, что жизнь развела нас на долгие годы. Я жила в той же деревне, а он проходил службу в горячих точках. Когда комиссовался, приехал сразу ко мне.

— Все твои?! — спросил он.

— Да это все мои!

— Смелая ты. Никогда бы нс подумал.

С этого дня мы стали жить вместе. Всех деток он принял всем сердцем.

Звонок из опеки я ждала с нетерпением. Мальчишки не выходили из головы, как только я

0  них думала а сердце начинало биться быстрее. Представляла какие они, о чём Moi-ут думать, что любят делать. И вот долгожданный звонок.

—  Ну, что решила берёшь братьев к себе?

— Да я давно решила. Куда ехать?!

Честно скажу, было немного страшно. Решила поеду, никому их своих говорить не буду. Спросите, почему? Была уверена моя семья примет, поможег и полюбит.

Так и вышло, но не сразу. Никитка добрый и открытый мальчишка — быстро нашёл об­щий язык со всеми. А воз закрытый необщительный Навел держался обособленно. Начались конфликты со старшим сыном. Только потом я поняла что они оба лидеры. Бесконечные еже­дневные споры держали всю семью в напряжении. Как-то вечером сказала мужу: «Так больше продолжаться не может. Не знаю, что делать». Слёзы потекли ручьём. Муж предложил:

— Я их с собой в поле возьму. Пусть там покажут, на что способны.

Муж стал учить ребят работать на тракторе, не только управлять им, но и ремонтировать.

Как мы и выяснили, что ребятам это очень нравится. Они сами бежали к отцу и предлагали свою помощь. Постепенно конфликты сошли на нет и на смену им пришло совместное обсуж­дение, что и как нужно починить и заменить на тракторе, какие запчасти купить. Сердце моё наполнялось радостью, видя, как мои дети улыбаются и смеются. И самое главное, что остальные дети радуются за них.

Потом были совместные походы на стадион. Муж сдсла! ребягам турник и дети там по­казывали на что способны. Ребята стали вместе ходить не только в школу, но и проводить сво­бодное время.

У нас с мужем родилась дочь. Она была самой маленькой, и мы боялись, что дети будут ревновать. Очень сталась уделять внимание всем, чтобы избежать ревности.

—     Мама, а давай возьмём сестричек. Они где-то сидят, ждут, а мы всё не идём и не идём, — дочь была очень серьёзной и от этого выглядела смешной.

Сестёр Диану и Надежду мы приняли в семью в 2013 году.

—     Мы вас долго искали. Теперь вы наши сестрички, — серьёзно сказала дочь, показывая де­вочкам комнату.

Диана очень часто подходит ко мне и спрашивает:

—   Мама, ты правда меня любишь?

—   Правда. доченька!

—  Сильно, сильно? — не унимается она.

—  Сильно, сильно, доченька!

—   Ира. возьми к себе двух мальчиков. Их изъяли из приёмной семьи, приёмная мать их ударила. Сейчас дети в приюте. Трудная ситуация. Детям очень тяжело, они напуганы и по­давлены, а в вашей семье отогреются.

Пока ехала за детьми, думала о том, как можно поднять руку на дезей. Сердце сжималось от боли. Илья и Игорь смотрели так испу ганно, в глазах плескался настоящий страх. Ничего нс говоря, я просто прижала их к себе, там мы и доехали до дома. Собрали с мужем деток и объ­яснили. что пришлось пережигь мальчишкам. Дети окружили их таким вниманием, заботой.

—       Вы не бойтесь, у нас хорошо. Вас никто нс обидит. — говорили девчонки.

—       А если кто-то обидит, нам скажите, — тихонько добавили старшие мальчишки.

Наши детки смотрели  телевизор, мальчишки собирали конструктор. Я смотрела на них и думала: «Они смогли стать родными, стать настоящей семьёй, которая никогда не предаст и не бросит. Впереди ещё долгая дорога, по которой нам предстоит пройти рука об руку. Я знаю, мы пройдём её достойно. Мы — семья…»

—       Мама, мама, ты не знаешь какое оно?

Очнувшись от воспоминаний, я посмотрела на сына, замершего в ожидании ответа на свой вопрос.

—     Материнское сердце, сынок, оно особенное. Радуется и грустит вместе со своими детьми, бьётся сильнее, если кому-то из деток плохо. А самое главное, что в материнском сердце всегда есть место для каждого из вас. Оно бьётся для вас и ради вас!

Оставить комментарий