Конкурс дневников приёмных семей

17. ХМЕЛЬНИЦКАЯ ЛЮДМИЛА АНАТОЛЬЕВНА: «И ВНОВЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ…», ГОРОД НОЯБРЬСК, ЯНАО

«Совсем неважно, как ты начал свою жизнь, как приходилось поступать тебе, согласно сложившимся обстоятельствам. Но очень важно как ты её продолжаешь, хватает ли тебе воли  после падения, ушибов, поражения собрать все свои силы и двигаться дальше. Вперёд. Вверх. К успеху, руководствуясь честью, совестью, разумом и добротой».

(слова моей мамы, взятые из многочисленных семейных бесед)

 

       Мне захотелось назвать свою работу именно так. Не исповедь, не рассказ, а именно работу. Потому что в ней я попробую описать ту самую работу, которую мы с мамой вместе, плечом к плечу проделывали каждый день, каждый час, да вообщем-то, непрерывно. Это теперь, по прошествии  одиннадцати  лет,  я понимаю, насколько огромной, немыслимо трудной оказалась эта работа – борьба с собой. Для меня, а особенно для мамы. Я очень люблю свою маму, да, очень! Но нет такого слова, чтобы описать, насколько я её уважаю. За её не силу —  силищу, за её несгибаемую веру в меня,  в моё сознание, в мою совесть. А ведь как раз совесть-то моя тогда, в те детские и подростковые годы спала глубоким сном. Я пишу эти слова без стеснения и стыда, потому что всё это в прошлом, потому что теперь я точно знаю, что буду продолжать борьбу с остатками своих пороков и побеждать их.  А потом научу этому своих детей. Мне не стыдно, потому что я верю в мамины убеждения, которые  она разделяет с замечательной писательницей Александрой Марининой о том, что дети не рождаются ангелами, как это принято считать. Маленькие люди, они капризные, своенравные, проявляющие жадность и эгоизм  не дающие свои игрушки и отбирающие понравившиеся чужие. Подрастая, они проявляют те же черты, требуя, чтобы всё было так, как хотят они, чтобы мир взрослых вертелся вокруг них, а жизнь была лёгкой и удобной. Возможно, такие слова вызовут у читателей, по меньшей мере, сомнения, а может и возмущение. Но я тоже разделяю это мнение и также верю, что главное назначение человека расти, побеждая свои негативные черты, сначала с помощью взрослых, потом самостоятельно, чтобы вырасти честной, разумной, сильной и доброй личностью, способной преобразовывать мир вокруг себя разумом, добротой и позитивом. И мне не стыдно признавать сейчас, насколько далека я была от этих мыслей и благонравных поступков.

       Я пришла в мамину семью, когда мне было почти 8 лет, а до этого жила в так называемой «родной»,  где  была предоставлена сама себе во всех смыслах этих слов. Гуляла с двумя такими же неприкаянными девчушками, причем бродили мы, где хотели и сколько хотели.  Основной едой было то, что время от времени приносили сердобольные соседки  и продукты, чаще всего, сладости, которые мы с подружками утаскивали с прилавков магазинов. Несколько раз, хорошо это помню, нас даже ловили продавцы и, поругав, жалели и отпускали. Нагулявшись, я очень неохотно плелась домой, потому что знала – ничего хорошего там не увижу. Хотя я была ребенком, но все равно к тому возрасту понимала очень много.  Мне  хотелось вкусной еды, красивых игрушек,  хотелось, чтобы мама радовалась каким-то моим успехам и достижениям и просто тому, что я у неё есть, как это делали мамы других детей. А видела я совершенно противоположное. Мне не хочется описывать те условия, в которых нам приходилось жить, но вовсе не из благородства. Просто, не стану позорить женщину, которая дала мне жизнь и к которой я испытываю  смешанные чувства: благодарности, за то, что сделала мне такой подарок и жалости к её слабоволию и бездарному бесцельному прожиганию жизни.  Помню папу, который пытался что-то делать, как-то помочь нам и когда мне исполнилось 7 лет, забрал нас всех троих (у меня ещё были старшие брат и сестра)  к себе. Но долго с нами прожить ему не удалось —  мы совершенно не собирались делать ничего из того, что он пытался требовать. Приходить вовремя домой, делать уроки, прибираться в квартире, да и многое другое мы не желали, это было непривычным и казалось нам глупой и абсолютно ненужной тратой времени. К воспитанию подключилась его мама – наша бабушка, но и её всерьёз мы не воспринимали и поэтому всё, что она говорила, увещевала и возмущённо кричала,  мы старались «не слышать». И у нас это получилось — на нас «махнули рукой». Но наступил тот день, когда всех троих, отчаявшись,  просто выставили за дверь со словами: «идите куда хотите, но домой не возвращайтесь». Сейчас это звучит странно, дико и даже не верится в то, что действительно это всё было. Было.

       Так началась моя жизнь в приюте. Но продолжалась она там, к счастью, недолго. Когда мы ещё жили с папой, он отправил нас учиться именно в школу №12, где я и встретила свою будущую маму. Она работала там учителем, вела уроки музыки. И я очень хорошо помню тот день, когда она позвала нас со старшей сестрой Ксюшей  к себе в кабинет (потом я узнала, что самого старшего – брата Олега пригласила в семью другая учительница — близкая её подруга)  и сказала: «Девчонки, в жизни случаются разные истории, но я точно знаю одно – у каждого человека должен быть свой добрый милый дом. У меня такой есть и я приглашаю вас к себе, чтобы такой дом был и у вас». Мама, а тогда для меня просто «учительница»  была улыбчивой и очень приветливой. А ещё от неё всегда приятно пахло каким-то знакомым весенним запахом. Я тогда очень обрадовалась и скорее, чтоб «учительница» не передумала, сказала – да!  Ксюша не согласилась, она собралась идти в приют и  ждать там маму, потому что та пообещала ей, что перестанет пить, устроится на работу и заберёт нас.

       Идя в семью, я была абсолютно уверена, что буду делать  там лишь то, что захочу и то, к чему привыкла. Но всё оказалось не так просто —  мама считала, что обязана вырастить меня честным, умным, трудолюбивым человеком, чего совершенно не желала я. Главным словом в семье оказалось трудолюбие. Вовремя мыться, опрятно одеваться, не валяться часами на кровати, добросовестно выполнять домашние задания, не смотреть до ночи телевизор, подниматься  рано утром, делать зарядку, вообщем, всё то, что называется работой над собой. А я хотела жить так, как хочется мне. И началась война. Я приносила «3» и «2», замечания в дневнике, делала «домашку» по одному предмету полдня, изображая полную «тупицу».  Поворовывала уже так, из интереса, ведь всё, что нужно, у меня было. А сколько раз украдкой  я делала назло, уверенная, что тем самым доказываю свою правоту!!  Война была тихая, но долговременная. Это теперь мне смешно вспоминать те непрекращающиеся ситуации, в которых, не желая ничего делать, я вдохновенно врала, сочиняла разные отговорки и истории, свято веря в то, что уж я-то хитрее и умнее всех. И добрую маму обведу вокруг пальца, не глядя.  Она терпеливо, каждый раз в каждом случае объясняла, помогала, советовала, сопереживала, Отвела меня в хорошие коллективы к замечательным педагогам – танцевальный, вокальный, привлекла к работе в школьном театре, которым руководила сама. А я считала её простушкой, принимая её терпение и упорство за глупость. Кроме того, мне очень хотелось быть у мамы  единственной, и я потихоньку начала выживать старшего приёмного брата Мишу, который был уже студентом и жил с нами.  Теперь нашему Мише 30 лет, он часто приходит к нам в гости, и мы, вспоминая мои козни, хохочем, припоминая всё новые и новые подробности. А тогда он жутко злился и кричал, что такие безобразия нормальные люди не творят!!! До сих пор не понимаю, как мне пришла в голову мысль выбрасывать за окно гречневую кашу с мясом – одно из любимых моих блюд. Делала я это в Мишиной комнате, а зимы у нас на севере очень морозные и гречка сразу намерзала на стекле и подоконнике снаружи.  Потом ждала маму с работы, предвкушая её реакцию и наказание старшего брата.  Наливала вермишелевый суп в постель, запихивала в пододеяльник куриные кости. Это происходило довольно часто  и казалось мне верхом успешных стратегических действий. Правда, я никак не могла понять, почему мама не ругает Мишу и не выгоняет его из дома, а как-то странно смотрит на меня, во взгляде что-то похожее на жалость, смешанную с брезгливостью. Наконец до меня дошло, что эта хитрость не помогает и надо придумать новую.

       А мама продолжала делать вместе со мной уроки, ежечасно контролировать выполнение всего, что в семье положено, беседовать, рассказывать разные интересные истории из жизни. Вот слушать и обсуждать услышанное я полюбила, она была интересным эмоциональным рассказчиком и знала очень много. Я полюбила сидеть у неё на работе, на уроках, которые мама вела и по нескольку раз, с удовольствием слушала одно и то же. А в душе потихоньку прорастали слова, которые мама твердила мне при каждом удобном случае: «В тебе много доброты, ты умеешь переживать и откликаться душою, когда человеку больно или плохо. Ты отзывчивая, неравнодушная, на тебя можно надеяться в трудную минуту». Я до сих пор, вспоминая своё «доблестное» поведение, стараюсь понять, каким образом ей удавалось так истолковать какие-то из моих «выкрутасов», чтобы похвалить. А хвалить она умела. Она хвалила так, что хотелось вышвырнуть из души всё плохое и совершать, совершать, совершать добрые дела!  Я обязательно научусь также хвалить своих детей, потому что очень хорошо помню, как с возрастом всё важнее  и важнее мне было слышать в свой адрес искренние добрые слова. Правда  порывы души проходили, и меня снова, будто что-то толкало под руку, всё возвращалось на круги своя. Но периоды просветления становились  всё чаще и длиннее.  Я так и не заметила, как пристрастилась к чтению, мне нравились те книги, что читала мама. Она как-то хитро рассказывала какой-нибудь эпизод. и мне тут же хотелось узнать, что было дальше и чем всё закончилось.

       Я перешла в шестой класс, когда у нас в семье появился ещё один приёмный мальчик – Коля. Описываю свои честные впечатления – зрелище было даже для меня, видавшей многое, ужасным. На свои четыре года он не выглядел, потому что был до такой степени худым, что казалось, что его ручки и ножки могут случайно переломиться. И ещё он не умел разговаривать и беспрестанно пачкал штанишки. Мне даже не пришло в голову его ревновать, но почему-то накрепко врезалось в память, как мама носила его на руках по дому, показывала на разные предметы и внятно, негромким голосом несколько раз повторяла их названия. Конечно, я знала, что он появится, на семейном совете мы обсуждали эту тему, у нас так принято и по сей день. Разговаривали тогда взрослые, а мне мама в очередной раз напомнила о моей доброте и отзывчивости и сказала, что очень рада, что в нашей семье есть я, потому что мальчик «тяжёлый», ей страшно, но именно с моей помощью с трудностями она справится. Тогда я просто раздулась от гордости – ещё никто в жизни на меня так  искренне не надеялся. И как бы дальше не выглядели мои хулиганства, с Колей я занималась честно и систематически. Мы сходили к логопеду, выучили с ним все упражнения, многое по развитию ребёнка мне показала мама, и я старалась неукоснительно всё соблюдать. Конечно, мама была всегда рядом, радостно удивлялась моим успехам и помогала, если что-то шло не так. Я даже не заметила, как втянулась в эту работу и стала получать от неё удовольствие. Помню дословно все детские песенки и стихотворения, которые мы выучили вместе с Колей. Сейчас ему уже одиннадцать, он хорошо разговаривает, играет главные роли в нашем семейном театре, а в школе закончил четвёртый  класс на одни «4» и «5». Конечно, много кровушки он «выпил» не только у мамы, но и у меня, пока мы достигали таких результатов. Сейчас я, как и раньше,  контролирую все его  уроки, сержусь иногда до белого каления, глядя, как он упорно пытается меня обмануть. Злюсь, вспоминаю себя и очередной раз думаю: «Где, ну где мама брала столько терпения и мастерства управляться с нами?».

       Достаётся ей и сейчас, ведь после Коли, через два года появилась Кристина, которая буквально упросила маму взять её к нам в семью. А год назад в семью пришли ещё двое детей – Алиса (5 лет) и Артём (8 лет). Оба они тоже «тяжёлые», с диагнозами, впрочем, как абсолютно все мы — брошенные ничейные дети. Признаюсь честно, я очень не хотела, чтоб эти двое оказались у нас. Не потому, что  эгоистка, мне кажется, я давно уже переросла эти проявления характера. Нет, просто боялась за маму – это удвоенная трата нервов, времени, моральных и физических сил, даже если учитывать, что мы с Кристиной во всём её поддерживаем и стараемся взять на себя побольше обязанностей. И снова мама помогла мне оказаться на высоте – дала возможность выбора, нашла простые, но такие понятные и убедительные слова в пользу новых детей, что через десять минут я желала им помочь, удивлялась сама себе. Выбор я сделала и став с мамой плечом к плечу, помогаю ей во всём не потому, что боюсь лишиться какого-то блага. А потому, что мне это надо самой. Чтобы уважать себя, чтобы знать, что я сильный надёжный человек, а значит, похожа на свою маму. На сегодняшний день это самая ценная для меня похвала.

       Я закончила одиннадцать классов с хорошим аттестатом (только «4» и «5») и многое  поняв и освоив в работе с нашими детьми, легко выбрала профессию. С большим удовольствием хожу на лекции, а через несколько лет получу диплом «Учителя начальных классов». И обязательно в работе буду использовать все методы и приёмы, которые незаметно, но прочно, благодаря маме, стали частью моей жизни. Большим подспорьем в умных и успешных отношениях с детьми и профессией оказываются многолетние занятия танцами, вокалом, а особенно работа в мамином театре авторских миниатюр «Радость», который, благодаря нашей общей вдохновенной работе имеет звания и награды пятикратного лауреата международных конкурсов во Франции, Польше, Чехии.

      Я живу в большой счастливой семье – маленьком, но светлом и добром мире, где солнышко – наша мама, а мы все её девять детей – лучики. Уверена, что каждый из нас пойдёт по жизни вот таким вот счастливым  кусочком солнышка и постепенно превращаясь в большое доброе солнце, создаст  свой светлый, добрый мир.

      Конечно, как и многим, мне приходится  бороться с ленью, с желанием убедить себя, что «и так сойдёт», «все так делают»,  обругать обидчика, сделать дело как придётся…да мало ли ещё соблазнов работать поменьше, а жить полегче.  Но всё чаще и чаще у меня хватает сил и терпения сделать так, чтобы успешно выполненная работа приносила удовольствие и радость.  Мама говорит, что гены – вещь упрямая и их никто не отменял. Но если точно осознаёшь и понимаешь, с чем бороться, что мешает тебе на пути к радостному честному успеху, обязательно  одолеешь эти недостатки и превратишь их в достоинства. И станешь победителем, потому что самая нужная и важная победа – победа над самим собой.

Оставить комментарий