173. Шпытко Нина Викторовна: «Сошедшие с небес», Самарская область, г. Октябрьск

В родные края возвращалась я поездом с тяжелым камнем на душе. Да и как еще назвать то внутреннее состояние человека, когда половина жизни уже прожита, но все, что ты строил, создавал, к чему стремился, вдруг рухнуло в один миг, и жизнь надо начинать сначала? За стеклом вагонного окна стояла непроглядная темнота, на соседних полках под одеялами мирно посапывали дети — старшая Света, средний сын Дмитрий и маленький Виталик. Ритмично постукивали колеса, и под их монотонный шум в голове то и дело возникали картины то далекого, то недавнего прошлого, казавшегося теперь, с расстояния прожитых лет и пережитых событий, таким счастливым, таким безмятежным. Вспоминались крутые волжские берега, и Октябрьск, и родная улица, где прошло мое детство, и школа. Вспоминались годы учебы, проведенные в техникуме, где постигала азы профессии мастера-строителя. Каких-то особенных жизненных планов по окончании школы у меня не было. Мои родители всю жизнь проработали на октябрьском комбинате строительных деталей, изготавливая дерево-стружечные панели для домов. И быть строителем, возводить дома для людей, казалось мне, значило продолжать их дело. По окончании строительного техникума предстояло по распределению отправиться работать в Татарию, и я как водится, решила ненадолго заглянуть домой.

И здесь однажды вечером на танцах повстречала будущего мужа. Через день мы поняли, что друг без друга не проживем, а через два месяца расписались и в Татарию уехали вместе. Жили в простеньком общежитии, где нам выделили отдельную комнату, работали. Вскоре родилась дочь Светлана, а спустя несколько лет появился сын Дмитрий. Казалось бы, чего еще желать, куда стремиться, но не зря говорят, что молодым не сидится на месте. И в 1983 году мы решили все бросить и уехать…в Сибирь! Почему именно туда? Может быть романтика сказалась, ведь слова «БАМ» и «Самотлор» в те годы у всех были на слуху. Через год получили квартиру. Как подходил отпуск, всегда семьей куда-нибудь собирались. Чаще всего на Шумак, в волшебную страну, где лес, горы, бьющие из-под земли родники…

Но тогда, же в конце восьмидесятых, прозвучал, первый тревожный звонок. У нас должен был родиться третий ребенок, которого очень ждали. К неожиданности на свет появилась двойня, но один из мальчиков, которого загодя назвали Костей, к большому несчастью, родился мертвым. Позже, не прожив на свете и несколько дней, умер и второй из новорожденных — Виталик. Надо ли говорить какие это тяжелые удары судьбы! Спустя несколько лет у нас родился еще один ребенок — его тоже мы назвали Виталием — и он на удивление всем здоров и крепок. Однако тучи над головой продолжали сгущаться…

А в стране тем временем уже полным ходом шла перестройка, и на волне перемен глава семейства решил попытать себя в бизнесе. Опыт оказался удачным, но как это бывает, шальные деньги не принесли счастья. Случилось то, чего я ожидала меньше всего — муж запил, да так, что очень скоро жилью пришлось продать. Семья распалась, пути-дороги окончательно разошлись. Оставшись одна с тремя детьми, решила возвратиться в Октябрьск и устроить жизнь сначала. Шел 1998 год.

Говорят, и так действительно случается, что как бы в жизни тебе ни везло, какую бы птицу счастья ты не поймал за хвост, но в родные края тебе не суждено вернуться в зените славы на белом коне- туда возвращаются лишь в рубище. Но я старалась быть сильной, устроилась работать санитаркой в городскую больницу, первые два года с детьми прожила у матери, а затем приобрела небольшой домик на окраине города. Рано повзрослевшие дети помогали как могли.

Но тревожащее чувство неудовлетворенности год от года продолжало грызть изнутри. Душу так и не оставляла боль за двоих умерших сыночков. Мысль о том, что мальчишки живы, не давала мне покоя. Ведь тела своих умерших детей я не видела.

Как-то раз во время очередного дежурства в больнице санитарки взялись обсуждать недавнюю телепередачу, где речь шла об усыновленных детях. И кто-то возьми да спроси: «А ты, Нина, усыновила бы ребенка?»

А в самом деле — почему нет? Ведь может быть и моим мальчикам подарили свою любовь и ласку другие родители. Эта промелькнувшая в голове мысль показалась до того простой и естественной, что удивительно было, как не подумала об этом раньше. И вот, поговорив на эту тему со своими детьми, а потом с мамой (все отнеслись к моим намерениям с одобрением), приняла решение и отправилась в Центр «Семья». Теперь предстоял курс занятий с опытным психологом, ведь чтобы стать приемным родителем, нужна немалая подготовка. Параллельно оформлялись документы. Все это время перед глазами стоял образ белокурой девочки с голубыми глазами, которая ждала меня.

И вот, наконец, в один из дней впервые переступила порог Октябрьского социально-реабилитационного центра. Девочку я высмотрела сразу же (хотя она была черноволосой и с карими глазами), маленькой Кристине было чуть больше двух лет. Но оказалось, что у девочки есть брат, Аскар, четырех лет, который от сестренки ни на шаг не отходит.

Кристина и Аскар не — по — детски серьезно глядели на меня, и под взглядом их глаз, мне вдруг подумалось, что это, наверное, это судьба…

Вот так мы и познакомились. Прошло еще немного времени, когда мне разрешили забрать детей домой — познакомиться со своими будущими родственниками. Этот исторический день прошел замечательно. Наступил вечер, и я повезла детей обратно в СРЦ, и чем ближе автобус подъезжал туда, тем задумчивей и напряженней становились лица ребят, а когда переступили порог реабилитационного центра, дети не выдержали.

— Мама!- малыши судорожно вцепились в обе мои руки.- Не уходи!!!

И детский крик точно ножом резанул сердце…

— Конечно, конечно, я не уйду. Потерпите еще немножко — и я обязательно вернусь за вами!

И возвращаясь домой, я продолжала повторять, точно заклинание, фразу: «Я не уйду от вас…я не уйду…»

И казалось мне тогда, будто мои прежние чада, те двое, что ушли навсегда там, в Сибири, не умерли вовсе, а воскресли, и именно сейчас, именно для меня. На следующий день я оформила последние необходимые документы и забрала брата и сестру насовсем. Шел 2004 год…

Оставить комментарий