Конкурс дневников приёмных семей

199. Шкробова Анна Николаевна: «Литературный дневник Анны», Брянская область, г. Клинцы

Я давно хотела поведать о своей жизненной ситуации.  Все свои эмоции и чувства я оставлю здесь, на бумаге.

В 2006 году  я вольно, или невольно  оказалась в центре событий одной семейной драмы.  Молодая женщина, очень знакомая мне, пришла ко мне с просьбой — выступить в суде в её защиту ( суд о лишении родительских прав), пообещав, что она исправиться и будет хорошей матерью. В день суда она пришла не одна, с ней был ее двухгодовалый сын. В грязных штанишках, с дерматитом на лице он выглядел смешно и обаятельно. На что рассчитывала мать, взяв ребенка в суд, не трудно было догадаться. Но суд, не смотря на мое свидетельство в пользу матери и присутствие ребенка,  принял решение не в её пользу. Женщину лишили родительских прав. Мать покинула сразу же зал суда, оставив ребенка одного.  Представители органов опеки решили поместить ребенка в больницу т.к. ребенку не было ещё трех лет, и удалились из зала суда. Осталась я и чумазое белобрысое создание, которое все время улыбалось, хитро щурила глаза, как признак того, что ребенок привык позировать взрослым для «вкусненького». Взяв малыша за руку, я повела малыша в больницу. В приемном покое меня спросили:
— Вы мать ребенка?
— Нет.
Тогда я еще не знала, что через полгода стану его матерью. Оставив ребенка за дверью, я вышла с пустотой в душе. Была светлая пасхальная неделя. А в душе умерла радость. Я приняла решение скорей избавиться от этих воспоминаний и забыть этот день. Прошил недели, я старалась не думать о малыше. Но судьба всегда подбрасывала весточки о ребенке.  То знакомую медсестру встречу, и она мне расскажет про то, что у них в больницы появился чудесный мальчуган, и как она всем медперсоналом сбрасываются ему на новую одежду, то мать его увижу.

Время шло. Как-то *ночью я проснулась от странного чувства, будто кто-то мне говорит, что нужно забрать малыша. Я тут же поделилась об этом с мужем.  На что муж мне ответил: «Это просто сон». В июле этого годы я с детьми поехала в паломническую поездку  в  Дивеево, к Серафиму Саровскому. Это был юбилейный год обретения мощей преподобного. По дороге на обочинах были баннеры с изображением святого.  И подъезжая к одному из них, у меня зазвонил телефон. Звонил знакомый, он сообщил о том, что мать мальчика осудили  и она на 7 месяце беременности, просит меня не оставить ее сына в беде. Сомнения, которые мучали меня все это время — рассеялись. И  я приняла решение, по приезду домой, забрать ребенка.  А в знак благословения на  изображении Серафим Саровский поднял руку.

По приезду домой я пошла в органы опеки и  заявила о желании.  Но не так прост был путь  к мальчишке из больницы по имени Кирюшка. Отец был неизвестен и не лишен родительских прав. В любой момент мог заявить права на ребенка и забрать его.  Мне пришлось пройти и суд, и поездку в тюрьму к матери, где, увидев ее беременную, мое сердце подсказало, что и этот ребенок будет мой. В нашем разговоре я сказала, что хочу забрать ее сына.  Так как детский дом — это не то место, где должен жить ребенок.  А если у матери возникнет желание навещать ребенка, я не буду препятствовать этому. Она пообещала,  что не будет ставить спицы в колеса.  До сих пор она выполняет это обещание.

И вот 1 сентября 2006 года, купив все детские принадлежности, моя семья пошла за Кирюшкой. Счастью моему не было предела. Если бы у меня сегодня спросили:       « Хочу ли  повторить это событие – я бы ответила – да». Несмотря на все трудности, которые мне пришлось пройти. Это было самое яркое событие в моей  жизни, после рождения моих детей.

Мальчик за 4 месяца жизни в больнице превратился в ребенка — маугли. На улице он всего боялся: мух, птиц, шума машин, только кошек и собак всегда звал к себе домой, предлагая помыться в ванне. За то время, что Кирилл находился в больнице, пищеварительная система ребенка, нарушенная антибиотиками, дала большой сбой. Поев любую домашнюю еду у него открывалась диарея. В гости ходили с запасным бельем.  До пяти лет мы разделяли с ним это бремя.    Многие люди интересуются, как биологические дети относятся  к приемному  малышу. А биологические дети до пяти лет, также как и я, заглядывали к нему в штанишки. Такие банальные вещи  пишу я для того, чтобы было понятно, что этот ребенок стал нам родным, как только перешагнул порог нашего дома. Очень много проблем возникало при кормлении. Как только увидит, что кто-нибудь идет на кухню, так сразу в слезы. Приходилось его кормить самым первым и давать ему возможность наблюдать за приготовлением пищи. От обилия блюд на столе он терялся и плакал, позже я поняла, что ему нужно ставить  блюда по очереди.  С этой привычкой живет и сейчас, всегда любит помочь на кухне и сервирует стол, украшает блюда. Это самые приятные моменты. также было множество проблем, особенно со здоровьем. Ребенок по ночам задыхался и каждую неделю нас посещала скорая и увозила на капельницу.   Но и с этим мы справились путем различных методов лечения астматического  бронхита. Излечив одну болезнь, пришла другая.   В пять лет Кирилла оперировали по поводу пупочной грыжи. Учитывая то, что Кирилл не ходил до двух лет, окружающий мир он познавал при помощи коляски.  Это затормаживало его развитие. Но и с этими трудностями мы справились.

Вот так постепенно мы привыкали и приспосабливались друг к другу.  В памяти ребенка сохранился образ той матери.  Как-то во время прогулки мимо нас проходила блондинка.  Кирилл очень растерялся, сначала посмотрел на нее затем на меня. Он спросил: «Мама?» Потом посмотрел на меня и ответил:  « Вот мама». Он не понимал кто его мама. До сих пор, пишу эти строки, и наворачиваются слезы на глазах, что же переживают те дети, которых бросили их матери.

С самого раннего детства Кирилл знал о том, что он приемный,  на его детском языке, мы никогда не делали из этого тайну. И по мере его взросления каждый раз рассказывали ему больше информации  о  его родных. Большинство окружающих нас людей не догадывались, что Кирилл приемный сын. И на мероприятия для приемных детей в школе его поначалу не  звали. Мы всегда отзывались о его матери только положительно. Потому что она подарила ему жизнь, а не решила избавиться от него. Но он ее не видел.

кирилл фото.jpg

лера фото.jpg

миша фото.jpg

Оставить комментарий