20. Богданова Татьяна Николаевна: «Даст Бог, мы со всем справимся!!!», Тамбовская область, г. Уварово

 

«У меня будет только один ребенок, а зачем мне ещё? Мне этого ещё надо воспитать» — думала я после развода. И жизнь потекла, где хорошо, где- то не очень. Родители помогали, я занималась с ребёнком, где ласками, водила на занятия по танцам, музыке, репетиторствам. А по воскресеньям в «Воскресную школу». Вместе делали уроки, а так же лечили бесконечные переломы, насморки, кашель, синяки, ссадины и бронхиальную астму.

В 31 год, мне поставили не очень утешительный диагноз, который требовал ампутацию матки. В то время, я собиралась второй раз замуж и будущая половина поговорила о ребенке. Скрывать я ничего не стала «Так и так» — говорю – «Мой дорогой, от меня ребенка увы уже не будет. Бог наказал, хотела иметь одного ребёнка, ОН и услышал мою молитву». «Ну, на нет и суда нет» — ответил мой любезный и мы поженились. Уехали вместе с моей дочерью в Москву на житие и заработки бренных денег. Сначала складывалось всё хорошо, денег было достаточно, на квартиру конечно не заработали, а на жизнь и достойное детство ребёнка хватало. Однажды жизнь решила нас ввести в тонус, и посыпались испытания, муж лишился хорошей работы, и нам пришлось переехать в Подмосковье, мне уйти с любимой работы медсестры отделения «Искусственная почка». Пошла работать во Фрязинский дом ребенка. С детьми мне работать нравилось, я работала там с удовольствием, да и зарплата радовала.

Через месяц, после испытательного срока, меня перевели в отделение грудничков. Там были «Чуда» до года, в этот же день поступила маленькая девочка: алкогольная, глазки загноённые, мама отказалась в роддоме. Девочку звали — Лера. Это была рыжая бестия, которая не спала ни днём, ни ночью и, по-моему,  чувствовала себя вполне замечательно. Учитывая анамнез матери, а именно 9-ти летний стаж наркомании, а потом колоться было некуда,  и мамаша принялась заливаться горькой, сладкой, и всякой, какая попадётся. Гепатит, конечно, присутствовал со всеми вытекающими последствиями.

Со временем мой благоверный и дочка стали замечать, что из дома стали пропадать деньги и тратиться на детские вещи. В конце концов, им это надоело, и муж заявил: «Ну и долго ты туда таскать будешь, надо брать оттуда….Лерочку». Не буду описывать, насколько сильно отпала моя нижняя челюсть

Через два месяца, мы стали оформлять бесконечные бумажки, и мы оформили-таки опеку, хотя при этом прошло 6 месяцев, много нервов и как самый незабываемый результат — пришлось вернуться в Уварово. Что творилось у меня на работе, пока я оформляла документы не видела даже знаменитая Варфоломеевская ночь. Во — первых, по – видимому, им не хотелось терять хорошего работника (то бишь меня ). Во — вторых, мне все желали «хорошего» — здорового ребенка, а не с диагнозами:

Полное несрощение твёрдого и мягкого нёба.

Перинатальный сифилис.

Положительный анализ антигена «С»

Внутриутробная гипоксия плода

Открытое овальное окно, межпредсердное сообщение (Порок сердца)

Непроходимость носослёзных каналов

Доктора с Пироговской больницы диагноз добавили: Полная атрофия зрительных нервов  (Слепота), синехии (Сращение малых половых губ), плоскостопие.

Вместе со мной по совершенной случайности работала моя сестра, и по случайной совершенности  я ей рассказала о наших планах на Леру, наверное, я сделала это зря. Пока я училась в школе приёмного материнства, сестра успела съездить на нашу родину и расписать всё в красках и прелестях. «У неё уродство и полная слепота» — цитата.

Это самое безобидное. Можете теперь на минуту представить состояние моих родителей, родственников после таких перлов. От меня первое время скрывали, что все уже в курсе, что я беру уродину и дебилку. А, когда молчать устали,  из меня начали вытаскивать информацию, которую я, в  принципе,  и не с скрывала. Только у меня была своя правда, а у них приукрашенная информация. Вот это было время!  Прийти к решению, взять ребёнка, как оказалось, не очень легко, а тут ещё такая «поддержка» со всех сторон. В итоге я перестала обращать внимание на всех и просто оформляла документы, после того, как я приехала домой с Лерой даже мой демократичный и лояльный папа, встретил нас не очень весело. На утро,  когда посветлело,  он долго всматривался (по-тихому пока я не видела),  и у свой жены спросил: «Надь, а где уродство? И, по–моему, она видит».  Все остальные родственники боялись приходить на зубок,  чтобы не увидеть «несчастного» ребёнка. В соборе я их встретила, у меня была Лера на руках, а они очень жадно её осматривали и, наверное,  задавались таким же вопросом, как и мой папа.

Моё рыжее чудо, как солнышко лучистое,  проходила сквозь тучи своих неуточнённых диагнозов и, словно,  разгребала их своими маленькими, но поверьте — очень хваткими ручонками.

От сифилиса она была пролечена после рождения превентивно, открытое овальное окно заросло само -собой, осталось межпредсердное сообщение (и то небольших размеров), порока сердца у нас нет, от него осталась кардиопатия, операцию по закрытию твёрдого и мягкого нёба провёл доктор Мордовкин в Тамбове за два часа (Спасибо ему сердечное). С речью у нас почти порядок, в этом году пойдём к логопеду поставим некоторые звуки. Атрофию зрительных нервов у нас не обнаружили, видит она лучше меня, слышит лучше сестры, а орёт громче всех моих родственников вместе взятых. Антитела к гепатиту (С) к году ушли полностью, а остальные болезни такие же, как и у всех детей.

Лера ходит два года на танцы, садится на все шпагаты, необыкновенно музыкальна, ходит на кружок лепки «Тили-тили тесто» а по воскресеньям посещаем Христорождественский собор с обязательным причастием. Так мы исправляем свою кривую генетику и, даст Бог, мы со всем справимся!!!

 

Оставить комментарий