Конкурс дневников приёмных семей

233. Рогова Светлана Алексеевна: «Записки из будней», Республика Татарстан, Тукаевский район, п. Круглое Поле

Каждый день нашей жизни состоит из множества мелочей, каждый день особенный. Но с отдельными моментами, которые оставили в моей душе след, мне хотелось бы с вами поделиться.

1-3 сентября

Съездила на занятия «Школы приемных родителей». Такие замечательные люди работают: дали массу необходимой информации, выслушали нас, помогли определить круг деток, с кем бы я хотела познакомиться. Дали направление на посещение двух девчушек.

5 сентября.

Приехали в Детский дом. Два часа безрезультатно  прождали директора,  позвонили инспектору по опеке ЛС, которая сразу же пригласила нас к себе. Она спокойно с нами поговорила, немного успокоила наше негодование от долгого и бесполезного ожидания директора и, как волшебница, из ниоткуда стала поочередно выкладывать фотографии ребятишек:

— Это Игорь, ему только что исполнилось 8 лет (насупившийся взъерошенный  мальчонка);

— Это Роберт, 3 годика (улыбающийся беззубый малыш);

— Это Альбина, ей год и 3 месяца (почти лысая малышка с огромными черными любопытными глазками-бусинами).

Все от одной мамы. Сергей тут же говорит: «Берем».  Я не готова к троим деткам, взвешиваю все в голове и, представив пятерых детей дома (двое дома 18 и 11 лет, плюс трое – 8, 3 и год), как- то все внутри напряглось. А Сергей: «Ты же мечтала о девочке, посмотри, какая красавица». Я пытаюсь возразить, что Роберт и Альбина еще маленькие, хватит ли у меня сил справиться? А Сергей: «Ты у меня сильная, я рядом»

В итоге мы не пришли к общему решению, ушли из отдела опеки, сели в машину, продолжая спорить. Через полчаса размышлений, доводов и споров вернулись к ЛС, завалили ее вопросами о ребятах. В итоге Сергей по-мужски  подвел итог: «Или их, или никого»

Поехали в СРЦ, где на тот момент 1,5 месяца  находились Игорь и Роберт. Переговорили с Игорем, предложили поехать в гости к нам на выходные. Игорь, как и на фото, в жизни такой же нахохлившийся, колючий, немногословный. Мне показалось, что не очень-то он рад знакомству с нами. Оставила ему свой номер телефона, сказала, что приедем к следующим выходным, а он пусть пока думает.
12 сентября.

Воспитатель говорит, что Игорь каждый день спрашивал, когда мы приедем, очень хотел ехать в гости.

Приехали домой на выходные: им непривычно в большом доме, где много интересного и все готовы им помочь, да и я сама как- то напряжена.

15 сентября.

Утром повезли обратно в СРЦ. Как только повернули  и стало видно здание центра, Роберт разревелся. Игорь, молча взял братишку за руку и, опустив голову, повел ревущего Роберта в комнату. Таких чувств я не испытывала больше никогда. Я ощущала себя «фашистом», отлучающим детей от близких.

Сразу поехали к ЛС, сказали, что это надо прекращать, либо забираем деток домой, либо я еще раз такое просто не вынесу. Она сразу начала куда-то звонить, оформлять бумаги.

Первый раз видим Алю, она еще в инфекционной больнице, приехали ее забирать. Все отделение пришло провожать ее. И вот этот маленький человечек в нелепой шапочке с антенками, как у инопланетянина, доверчиво прижался ко мне. Она была меньше, чем я думала, выглядела максимум на 7 месяцев.

Заехали за  Робертом  и Игорем, едем домой. По дороге оштрафовали за отсутствие детского кресла, хорошо хоть за одного, а не за двоих детей взяли штраф.

Все получилось очень быстро, как будто кто-то свыше придерживал ситуацию и вот теперь все разрешил. Оказывается, в тот момент, когда мы проходили медосмотр, биологическую маму моих детей лишали прав на детей.

 Ноябрь.

Как то незаметно для нас с мужем  ребята стали называть нас мамой и папой. Изначально мы такой цели и не ставили, но это случилось независимо от нашего желания. Когда я это осознала, было так светло на душе, но почему-то хотелось плакать… и еще появилась очень большая ответственность.

Игорь ходит во второй класс, очень страшно, не знаю, что нас ждет в плане учебы. Почти весь первый класс он пропустил, биологической маме некогда было будить и собирать его в школу, правда читает хорошо, память замечательная, один раз прочитал – запомнил! Проблема с возвращением домой: каждый раз после школы ходит-бродит по поселку, отец вынужден его искать практически каждый день. Полгода спустя я поняла, что это стереотип, который остался от прежней жизни: чем позже придешь, тем меньше получишь. Сказала ему, что и он, и Роберт, и Аля нам очень дороги, и мы боимся их потерять, и будет очень больно, если с кем- то что-либо произойдет.  Вроде помогло, стал приходить вовремя.

Роберт начал ходить в садик. Выявились проблемы со здоровьем, достаточно серьезные: сильно повышен уровень некоторых гормонов, много врожденных заболеваний. Но с этим можно справиться, а вот с другой, психической проблемой, придется обратиться к специалистам. Врач из ПНД отказалась нами заниматься, но, увидев мою решительность, посоветовала врача из Центра планирования семьи. Еще Роберт очень плохо разговаривает, Игорь выступает в роли переводчика. На днях, собираясь в школу и садик, мальчишки на втором этаже ухахатываются, я их поторапливаю, выясняю, в чем дело: Роберт говорит, что у него «белая газетка» (это я так услышала), Игорь мне перевел, что это «белая горячка». Потом, побеседовав с Игорем, поняла, что это понятие для них очень даже знакомо. «У мамы часто она была. Ей черт в холодильнике чудился…». При этом Аня, тихонько меня спрашивает, «Мам, а на самом деле, что это такое?» Вообще вся эта наша новая жизнь, меняет и старших детей. Аня в один день растрясла  свою копилку и накупила ребятишкам то, что она посчитала нужным для них в тот момент, разные игрушки. Для нее, которая была раньше самой младшей в семье, которая получала все самое лучшее, отдать от себя — это был поступок.

Аля начала понемногу, перехватываясь ручонками,  делать по 2-3 шажочка. Начали привыкать кушать из ложки, но горшок пока для нас еще недоступен, боимся его как огня. Педиатр на последнем приеме была очень удивлена, что Аля начала ходить, поскольку у нее стоял диагноз, который подразумевал, что она не будет никогда ходить (для меня это было новостью). Удивляюсь, какая воля к жизни у этой маленькой девчушки, как она стремится преодолевать трудности, если бы взрослые люди, и я в том числе, имели хотя бы часть ее силы духа, то наш мир был бы намного лучше.

Сегодня, провожая детей на учебу, раздала всем деньги на обеды, а когда уже все разошлись, обнаружила, что недостает 100 рублей. Я выстраивала план действий, чтобы все выяснить. Вечером проявилось все само собой: Игорь принес маленький подарочный пакетик, в котором лежал банан, рожок  воздушного  риса, детский крем. Сначала он сказал, что нашел деньги, но поняв, что никаких карательных мер не предвидится, сознался, что это он взял деньги, хотел побаловать детей, себе купил мороженое, а остатки денежек «бросил Боженьке». Повела его в детскую, показала, какие крема есть у Али, что есть в холодильнике, что не было такой необходимости покупать эти вещи.  Про то, что это не совсем честно, я сказать даже не смогла, потому что оказалось, что у него была НЕОБХОДИМОСТЬ ежедневно что- то принести малышам покушать, втихаря взяв деньги у пьяной «мамы», иначе они останутся голодными. Вообще Игорь не умеет врать, он честно признается, если в чем- то провинился, и старается исправится, у него обостренное чувство справедливости.

Декабрь.

На родительском собрании у Игоря, неожиданно для меня, мне предложили поделиться опытом, как у нас получилось, что Игорь хорошо успевает по всем предметам. Я как- то чувствовала себя неловко и не знала, что говорить.

Май 2009.

С недавнего времени у ребят стали прорываться воспоминания о прежней жизни, они достаточно спокойно  рассказывают о каких-то ситуациях, и это просто льется из них, будто они хотят от этого освободиться. И тут уж я, бросив все дела, сижу и слушаю (молча, сдерживая эмоции), именно сижу, потому что даже слышать то, что им пришлось пережить, очень тяжело. А как они, эти маленькие человечки, смогли все это вынести и остаться людьми. Я не уверена, смогла бы я все это пережить достойно и остаться человеком.  Мы, живущие в благополучных семья, не можем даже представить, что приходится на долю каждого такого малыша каждый день и как они выкарабкиваются из этого, не забыв о младших, а иногда даже спасая их от «родителей».

На днях Игорь, вероятно, желая мне сделать приятное, рассказывая о пережитых событиях,  назвал свою биологическую маму  тетей. Я его дослушала, и потом сказала «Она не тетя, а мама. Просто она запуталась, она болеет и никак не может с этим справится. Она такая, каждый сам выбирает свой путь, она выбрала такой,…  Вас Господь так любит, что у вас  две мамы, он вам дал шанс стать достойными людьми, не повторять ошибок близких»  Никто из нас не знает, что ждет нас завтра, через год, два. Ведь есть же случаи исправления людей, если в это не верить, то не надо было и затевать всю эту историю с детками.

Роберт не умеет прыгать, ходит неправильно. Я понимаю, что сама не справлюсь. В порыве написала депутату ФИШ письмо с просьбой, если у них есть какие-нибудь тренажеры на списание, то мы были бы рады их принять. На следующий же день со мной связались, через 2 недели пригласили к нему. ИШ, недолго думая, спросил, «какова цена вопроса?». Я помчалась в магазин узнавать, сколько стоят нужные нам тренажеры, в течение  недели у нас уже были тренажеры дома. Спасибо ему огромное!

Роберт очень интересно играет, только со временем я поняла, что он ориентируется на мои ноги: куда они, туда и он, играет лежа на полу и с машинкой ездит за мной, потом подбежит, прижмется на пару секунд и опять бежит играть.

Лечимся у ТМ, слава Богу, что есть такие врачи. Раз в две недели  Але и Роберту она корректирует лечение. У Роберта  навязчивые состояния стали уже понемногу отступать, некоторые пропали совсем, но появились другие, с которыми можно уже мириться.  Аля догоняет сверстников, но с ножками, похоже, проблема все же останется.

Май 2010.

Игорь ударник! Будем переводить его в другой класс с программой обучения 2100.

Роберта в группе не принимают как своего, да и воспитатель изначально его приняла, как особенного, в плохом смысле слова. Он сам не особо над этим задумывается, вернее совсем не задумывается. Но пытается «купить дружбу»: перетаскал из дома все мои скопленные 10-рублевые монеты, мелкие безделушки. После беседы с ним все понимает, раскаивается, ревет, а через 5 минут обо всем забыл, и поступает по-прежнему. ТМ сказала, что отпускает нас от себя к участковому неврологу, теперь нам будет достаточно 2-3 раза в год курсы лечения проводить, а не круглогодичное лечение. Говорим уже неплохо, остались несколько звуков, которые произносим неправильно, но в целом «переводчик» уже не нужен. А ведь был момент, когда я думала, что без хорошего логопеда мы не справимся. Ночные проблемы еще случаются, но не по 2 раза за ночь.  Грудная клетка стала более правильная, навязчивые движения так и остались, правда, их поменьше и не такие страшные.  Он становится таким мужичком, который постоянно предлагает свою помощь и мне и папе.

Аля ходит в садик. С воспитателем повезло. Но каждое утро плачем, не можем расстаться. Тяжелее всего ей расставаться с мамой, поэтому утром уводит ее Аня. Она очень привязана ко мне, когда была еще совсем малявочкой, по утрам, только проснувшись, ей просто необходимо было, прижавшись, как можно теснее ко мне, полежать 15-30 минут, и «пусть весь мир подождет». В течение дня тоже по несколько раз подбежит, заберется на руки, прижмется, и ее не волнует ничего вокруг.  В такие минуты в душе все переворачивается и понимаешь, что мы им очень нужны, что мы РОДНЫЕ.

Апрель 2011

В опеке предложили Игорю поступать в СВУ. Разумом понимаю, что это хорошо для ребенка, но он еще маленький, и оторвать его от семьи…. жалко мальчишку. Да и как сказать ему об этом предложении? А вдруг он воспримет это как желание от него избавится таким образом? Я точно не смогу с ним об этом говорить. Сергей взял это на себя.

Вечером вижу, что Игорь хочет что-то сказать, но как-то не может подойти ко мне. Оказалось, что он после разговора с отцом, решил попробовать поступить в СВУ, но не может сказать мне об этом, боялся меня огорчить.

Решили усиленно готовиться к поступлению, нужно подтянуть русский и математику.

Июль 2011.

Приехали домой после долгого дня в Казани. Мы сдали экзамены, прошли тестирование, вердикт «рекомендован к поступлению», теперь будем ждать решения МО о зачислении курсантов. Был напряженный момент, когда мы в толпе родителей и детей ждали решения по каждому мальчишке отдельно, зачетные листы выносили небольшими пачками и говорили об их результатах. Когда получилось так, что многие подряд не рекомендованы по тестированию, у Игоря началась паника. «А как надо было отвечать? На вопрос, повысит ли он голос на маму, я ответил, что нет, как это можно??? На вопрос, как я поступлю, если ко мне пристанут на улице незнакомые подростки, я ответил, что дам сдачи». Успокоила его, что он все правильно сделал, а на душе было так светло.

Август 2011.

Мы зачислены в СВУ, мой мальчик- курсант. Мы ездили на линейку в училище. Какие они красивые! Форма так меняет человека, вот и Игорь стал эдаким солдатиком!

Октябрь 2011.

Ездила к Игорю в Казань, он не знал о моем приезде, позвонила ему за 30 минут по встречи.  Говорю: «Чем занимаешься?…А я сейчас у тебя буду.» Через минуту молчания, крик в трубку «ЙЕЗ». При встрече подпрыгнул, повис на мне, обнимается.  Когда гуляли по городу, держится за руку, старается не отпускать, прижимается,… и невольно вспомнился случай 3-месячной давности, когда, переходя дорогу, я взяла его за руку, а он ее выдернул: «Я не маленький!» Все-таки здорово, что мы имеем возможность менять и меняться в лучшую сторону!

Апрель 2012.

Проходим медосмотр с Робертом в школу. Психиатр предложил оформлять его в коррекционную школу. Я против, мы должны дать шанс ребенку, пусть попробует свои силы. Правда читать так и не получается. Решила взять паузу, пока букварь отложили, может он еще не «дозрел» до учебы, а может, я многого хочу от него сразу.

Июль 2012.

Все таки чудеса есть! Роберт вдруг, будто резко поднявшись на ступень, начал читать, причем, хорошо читать. Теперь стараемся быстрее прочитать книгу, чтобы успеть купить другую, еще интереснее, пока ее другому мальчику не успели купить.

Сентябрь 2012.

Роберт пошел в первый класс. Особого настроя у нас нет, мне кажется, что он не понимает до конца, куда он идет и зачем. Однако радует его стремление делать так, как сказали родители или другие взрослые.

Март 2013.

На очередном медосмотре психиатр опять стал настаивать направить Роберта в коррекционную школу, как могла сопротивлялась, но если быть честной, ему тяжело учиться.  У него проявляется агрессия по отношению к Альбине, к  бабулиной кошке (та, как только видит Роберта, прячется, и невозможно ее найти, пока мы не уедем). Очень тяжело на душе, не могу спать, одолевают мысли, чем помочь сыну, и Алю надо защитить от его нападок.

Март 2014.

После медосмотра психиатр выписал направление в ПНД, почти 2 месяца боролась с собой, не хочу ребенка ложить в больницу. Надежда была только на то, что обследуют и скажут, что все в порядке и со временем он выровняется. Но я ошибалась, через неделю в стационаре врач сказала, что каким Роберт стал, только наша заслуга, виден наш труд, но, однако  мой ребенок – инвалид.  В выписке рекомендовала МСЭ.

Психиатр отправил на ПМПК. В этот раз я уже сдалась, случилось это после того, как весь вечер, решая задачу, применив все мыслимые наглядные способы, разные подходы, у нас все равно получилось, что от куска ткани 34м можно отрезать 45м, и еще останется.

Апрель 2014.

Сегодня ездили в Казань на ПМПК. Очень тяжело осознавать, что знания, которые множество раз были даны сыну, не уложились у него в голове. Рекомендована коррекционная школа. Руководитель ПМПК замечательный специалист,  поняв меня, что я не хочу отпускать ребенка от себя, созвонившись со специалистами из Н.Челнов, определили нас в 69 школу, а не в интернат.

Июнь 2014.

Сегодня прошли СМЭ, Роберта признали ребенком-инвалидом. Разум понимает, что так оно и есть, а сердце не мирится.

Сентябрь 2014.

Аля идет в первый класс, столько счастья у малышки! Вообще я не встречала людей, которые так любят жизнь,  миллион раз на дню она прижимается и признается в любви, обращается «мамочка, папочка»! Она так радуется всему, в восторге от мелочей, которые мы даже не замечаем.

Роберт пошел в коррекционную школу в городе. Аня будет его отвозить, бабуля забирать, а на остановке встречать отец. Может, когда не будет высоких требований, он будет более спокоен, во всяком случае, будем надеяться.

Февраль 2015.

Очередной звонок из школы Роберта. Сегодня в отместку учительнице за замечание он изрезал ее куртку. До этого стеклом порезал руку однокласснице, другую девочку тыкал иголками… Поехали на прием к психиатру, назначили лечение. Каждый поход к этому врачу для меня морально тяжеловат, но понимая, что надо сейчас, сразу вскрыть проблемы и помочь малышу, чем довести ситуацию до беды.

Май 2015.

Сегодня в огороде Роберт лопатой сильно  повредил ногу Альбине, потому что она что-то не так сказала. Вообще в нем много агрессии, как с ней справиться?

Врач настаивает отправить сына в интернат, я не согласилась. Он говорит о том, что я должна думать еще и о младшей дочке, вдруг в следующий раз нас не будет рядом.  Страшно об этом даже подумать. А если наше замечание не понравится?

Июнь 2015.

С Робертом прошли переосвидетельствование, сначала с помощью наводящих вопросов смог назвать адрес, а через 5 минут в кабинете психолога, уже не справился с этим. Доктор, молча качая головой, слушал все проявления агрессии у Роберта, затем отправил к психологу, инвалидность продлили. К сожалению, я не смогла сдержать слезы во время беседы с врачом.

Так протекает каждый наш совместный день. Здесь я поделилась  той маленькой долей успехов и трудностей, которые сделали из нас настоящую семью.  Быть может, наш пример  чем-то поможет  тем людям, которые готовы пройти тот же путь, что и мы- путь родителей.

Оставить комментарий