Конкурс дневников приёмных семей

267. Никонова Светлана Николаевна: «Чудесные превращения», Свердловская область, г. Полевской

История нашей приемной  семьи началась еще двадцать лет назад, когда я первый раз услышала призыв в своем сердце взять брошенного малыша в семью. Дело в том, что я с младшим  сыном лежала в больнице и с нами в палату положили 3-х летнюю девочку из детского дома.  Я просила своего мужа поддержать меня в этом, но получила категоричный отказ. С тяжелым сердцем ждала дня выписки и расставания, за этот месяц я к ней привязалась.  Я рыдала, а дежурная  медсестра меня утешала: «Не рви свое сердце, всех не пожалеешь, мы за свой век работы здесь столько повидали и т.д.»

Зная позицию мужа, я сдалась перед обстоятельствами. Расставание было  быстрым, я не смотрела ребенку в глаза, я понимала, что в данный момент предаю ее и боялась в ее взгляде увидеть осуждение.

Еще какое-то время  жила с чувством вины, постепенно задвигая его в дальние уголки души.

Прошли многие годы, за это время  у меня в жизни произошло множество различных событий. Выросли старшие три сына, подрастала дочь подросток.  И вот в сентябре 2012 года я попадаю на женскую христианскую конференцию, где много говорилось о проблеме сиротства, приводились  ужасающие статистические данные. Там, на конференции, я познакомилась с женщинами, которые уже сделали этот мужественный шаг, победили обстоятельства. Особенно меня поразила приемная семья из Магнитогорска, на сцену вышли двое молодых людей, сами как дети, но именно они были приемными родителями шестерых детей и уже родили своего ребенка.

В тот момент я подумала, если они смогли сделать счастливыми этих детей, то почему я не могу помочь изменить жизни сирот, имея в сердце это побуждение.

Понимая серьезность  этого решения, сделать шаг,  не имея возможности отступать, тогда лучше этот шаг не делать, чтобы не ранить ребенка еще больше.

Прошло еще почти девять месяцем, в течение которого я размышляла, прочитала множество литературы на тему усыновления, в социальных сетях нашла множество аргументов «за» и «против» этого шага,  молилась, взяла Библию и нашла все места писания, что об этом говорит Бог.

Наступил май 2013 года и мы волонтеры пришли в детский приют, провести праздник к  дню ребенка. Праздник удался на славу, и стал днем моего знакомства с моими будущими детьми, я влюбилась в них.  Все свободное время   проводила в приюте, находила любой повод  приходить, сидеть с ними во дворе на скамейке, общаться, играть. Ни смотря на все,  у меня оставались сомнения, смогу ли я сделать этот решительный шаг. Прошло полтора  месяца, и когда я пришла в приют в очередной раз, дети бежали ко мне на встречу, держа в руках газету и крича  наперебой. У них были такие возбужденные лица, что я подумала, что произошло что-то радостное. Но когда я прочитала статью в той самой газете,  это была информация для жителей города, о  возможности принять в семью этих детей, в противном  случае, все они будут направлены в детские дома для дальнейшего проживания.  Дети были настолько подавлены, ошеломлены прочитанным.   В головах царил хаос. Все разговоры о детском доме для них не были реальностью, это было за гранью их понимания. Глядя на них, я поняла, что страх преобладает над ними, тот страх, который разрушает все на своем пути, как неизбежная смерть, которая пугает всех, потому что слышали об этом, но еще с этим не столкнулись. «Что же будет с нами за этой чертой?»  — спрашивали их глаза. Все эмоции у детей настолько были смешаны, что их горе я приняла за радость и  это одна из трудностей, с которой придется работать в дальнейшем. И глаза, устремленные на меня, были полны надежды, ожидания чуда, их глаза кричали: «Забери нас, не дай нам погибнуть, мы хотим быть счастливыми, мы хотим быть любимыми, мы не хотим умереть, так и не познав всей прелести жизни в семье».

Этот момент стал переломным моментом в моей жизни, в жизни моей семьи, моих родных и приемных детей. Я поняла, что если сейчас ничего не сделаю, то никогда не прощу себе за это.

Я пошла к директору приюта и спросила, что я должна делать?

И когда шаг был сделан, все сомнения улетучились. Все время оформления документов, прохождение школы приемных родителей, медосмотр,  это продолжалось в течении  6 — ти месяцев и к этому можно относиться по разному, но у нас это было время радостного ожидания  и для всей семьи и для детей, волнительное время ожидания соединения семьи. Это время подготовки к совместному проживанию. Дети приходили к нам по выходным,  мы все вместе делали ремонт в их комнатах, они помогали устанавливать мебель для них, ходили по магазинам, делали необходимые покупки.  И когда трое детей: два 13 — ти летних мальчика Володя и Коля, и 9-ти летняя девочка Оля стали полноправными членами нашей большой семьи, наш дом преобразился.  В это же время в семье появился еще один ребенок,  сын моего второго мужа 16 – ти летний Игорь.

Хочу сказать, разрушая иллюзии, что это было радостное, но не легкое время становления нашей семьи.  В семье из семи человек, которые были вынуждены считаться со мнением других, с  установленными  правилами в этом доме очень важно было выбрать правильную тактику, чтобы разряжать обстановку. И мы все вместе нашли выход: большую часть свободного времени проводили в поездках, в походах, в совместном труде, где детям было легче привыкать друг к другу. По вечерам  чаепития проходили по 1,5 – 2 часа. Важную роль сыграли и мои старшие сыновья, за что я им очень благодарна. Они с пониманием приняли всех в семью, подружились с детьми и постоянно находятся с ними в общении. Особенно мальчишек интересуют вопросы,  на которые ответы от старших сыновей они примут с большим доверием, чем от меня, не считая меня в этих вопросах компетентно.  Мне это очень помогло и помогает до сих пор.

Конечно все дети настолько разные, но есть в них и общее, жажда быть любимым, понятым, услышанным. Бывают дни, когда я сажусь за столом на кухне и долгое время никуда не ухожу. И тогда все это время – время для личных бесед.

Всего, чего мы достигли за два года совместного проживания: понимания, уважения друг друга, взаимной любви, мира и покоя, послушания, умения обслуживать себя  – это великий труд каждого члена нашей семьи. Многое приходилось ломать в себе, смиряться с чем-то.  Сколько мной  было пролито слез. Были моменты, когда я готова была сдаться и сказать: «ну не получилось», но каждый раз я вспоминала про свое «предательство» той маленькой девочки. И я молилась: «Господи, прости за мои мысли».  И находила другие пути разрешения трудностей,  с которыми приходилось сталкиваться.

Самые сложные отношения были с Колей. Как говорят психологи:  то, что мы считаем благом для детей принятых в семью, они принимают, как опасность для них, отрыв от его прошлого, вторжение на его «территорию». Придя в семью,  они пытаются устанавливать свои порядки и законы. Понадобилось  время  и долготерпение, чтоб научить их элементарным вещам: убирать за собой посуду со стола, заправлять постель, принимать душ, даже вовремя самому стричь ногти.

Коля делал всяческие гадости и выжидал, как я на это отреагирую, и если я начинала все же выходить из себя, это приводило его в возбуждение, он начинал как будто — бы радоваться, и приняла для себя окончательное решение никогда не доставлять ему такой «радости». Тогда он поменял тактику и начал каждый раз, после очередной пакости, задавать мне один и тот же вопрос: «Когда вы отдадите меня обратно?»

Мне пришлось сдать и этот экзамен, от которого  зависела дальнейшая жизнь нашей приемной семьи, потому  что все дети были наблюдателями, как присяжные в суде.

Я прочитала множество литературы, размышляла и поняла: обычная реакция на такой вопрос ребенка, да еще в момент раздражения, это наши эмоции, которым  мы взрослые зачастую поддаемся, могут испортить отношения с ребенком раз и навсегда, и даже поставить крест на всем твоем благом начинании. Можно ответить: «Хоть сейчас собирайся», очень часто говорят: «Мучаюсь с таким всю жизнь» и представила реакцию моего  «непокорного»  Коленьки. И приходит мысль: сломать все стереотипы и ему отвечаю: «Обратной дороги у тебя нет,  и не мечтай, моего терпения хватит надолго, это не причинит мне никаких мучений, и  ТЕБЕ придется мучиться со мной столько —  сколько будешь жить со мной».

И не поверите, произошло чудо,  ребенок два дня находился под впечатлением от ответа, скорей всего размышлял, как же ему нелегко будет «мучиться» со Светланой Николаевной. Но после этого вся семья облегченно выдохнула, атмосфера в семье поменялась, напряжение спало. Коля стал другим человеком. Больше всех переживает за меня, скучает, всегда встречает  с работы. Когда он пришел в семью, в школе за поведение было «неуд.», по предметам сплошные двойки, курил. Но со временем все стало меняться. Как – то раз я рассказала им притчу про белого и черного волка,  которые сидят на плечах у человека и идет постоянная борьба добра и зла. Суть в том, что какого волка человек будет кормить, тот и одержит верх. И вот однажды, придя со школы, мой Коля говорит: «Иду я со школы, стоит на тротуаре пустая бутылка и так захотелось ее разбить, раньше я так и сделал бы, но я вспомнил притчу и прогнал черного волка. Я сегодня победил его».  И таких побед в жизни моих детей множество, о каждой можно написать отдельные истории. Я очень горжусь своими детьми. Я ценю в них все те дары, которыми Бог наделил каждого и помогаю им развивать эти дары и таланты.

Были, конечно,   трудности и в налаживании отношений между родной дочерью, которой на тот момент было 10 лет и приемными детьми, была ревность, но все это преодолимо, потому что есть куда обратиться за помощью, за поддержкой, за советом.

Большое спасибо всем сотрудникам центра помощи семьи и детям,  которые помогли нам, психологу, проводившему занятия с детьми, нам очень ценна их помощь и своевременна.

Я уже писала, что благодарна старшим сыновьям, которые помогли в урегулировании отношений в семье. Их личный пример, их любовь и уважительное  отношение ко мне, как к маме помогли по-настоящему изменить отношение детей ко мне, так как,  первое время, они видели во мне только воспитательницу, уборщицу, повара и т.д.  Сейчас дети не называют меня дома мамой, но я знаю, что в школе, в поликлинике, среди друзей они говорят «мама», они приняли меня мамой.  За это нелегкое время научились любить и говорить о своих чувствах, даже наша Оленька еще шепотом, еще мне на ухо, но говорит, что любит  меня. Научились просто обнять друг друга, сказать слова утешения, поддержки, да просто общаться. Я вижу, что их отношения исцеляются, перерастают в дружбу. Даже Вова, который понятия не имел, что значит обнять, находясь дома рядом со мной весь день, говорит: «Как я по вам соскучился» и принимает мои объятия, как должное.

Когда было принято решение принять в семью еще двух малышей, именно Вова откровенно признался: «Сначала я не хотел давать согласие, чтоб вы взяли детей, но подумал, что если бы два года назад ваши дети не дали такого согласия, то у нас не было бы никакого шанса жить в семье, и поэтому я тоже хочу дать шанс этим малышам».

И сейчас мы с нетерпением ждем пополнения нашего многодетного семейства еще двумя малышками: мальчик 3 годика и девочка 8 месяцев.

Глядя сейчас на свое многочисленное семейство, состоящее из 8 детей, 3 невесток и двух внуков (не считая еще двоих), я понимаю, что вот оно счастье.  Просыпаясь  каждое утро, я молюсь за них,  благославляю,  и с моими детьми происходят чудесные превращения.

Оставить комментарий