270. Антонова Елена Анатольевна: «Моя семья – моя пристань»,Пензенская область, Иссинский район, с. Новотрехсвятское

В семейном кругу мы с вами растем.
Основа основ – родительский дом:
В семейном кругу все корни твои,
И в жизнь ты выходишь из семьи.

Что может быть дороже семьи? Теплом встречают тебя дома и ждут с любовью. Дети очень чуткие создания, их очень сложно обмануть.

«Сегодня я в первую очередь думаю о детях-сиротах, о тех, которые в детских домах, у которых нет пап и мам. И я хотел бы призвать в первую очередь наших православных людей усыновлять сирот. Не бояться этого. Никогда тот, кто усыновляет и удочеряет, и кто отдает себя этим детям, не бывает несчастлив. Он сторицей получает доброе»
Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Почти четыре года назад случайно попалось на глаза письмо от мальчика четырнадцати лет с мольбой о помощи и просьбой взять в семью. Он был согласен на все, только бы не оставаться в детском доме, хотя в детском доме были замечательные условия. В семье у нас 3 дочери, о сыне только мечтали. Я потеряла сон и, не долго думая, стала подготавливать семью к принятию этого непростого решения. Взять в семью мальчика, да ещё взрослого! Дети согласились сразу т.к. уже много лет я хотела поделиться теплом своего очага и согреть любовью ребёнка очень нуждающегося в этом, но супруг поначалу не был согласен. Ведь это не так просто, взять чужого. Мотивировав тем, что этих-то детей нужно поставить на ноги. Всей женской компанией мы уговорили папу. Так, 29 ноября 2012 года, у нас появился Георгий, просто Жорик. В этот день мы ежегодно, теперь уже по традиции, собираемся всей семьей и празднуем второй день рождения. Было очень удивительно, что настоящий день рождения у Жоры и нашей средней дочери теперь уже его средней сестры, в один день, и почерк- то у них очень похож, даже ручку держат одинаково, по-особенному. Даже когда посторонние люди у папы спрашивают: «Это твой сын?» Папа отвечает: «Да!» и в ответ они говорят, что похож. В этот момент Жориком овладевает чувство гордости, что он наш, что он свой. Попав в нашу семью, я пыталась выяснить хоть что- нибудь о его бывшей семье, в которой он жил, теперь я уже точно знаю, существовал 10 лет. В 6 лет умерла мать, в 11 — отец, семья была очень неблагополучная, как я узнала впоследствии, родители пьющие и больные, но сам Георгий об этом умалчивал и представлял родителей только с хорошей стороны. Я спрашивала также о традициях, которые были у них в семье, но это понятие для него тоже было далеко. Вскоре выяснилось, что Жора совершенно ничего не умел и, собственно говоря, не очень-то и хотел. Самые элементарные навыки жизни, что дети должны уметь делать с раннего детства ему были чужды. Приучать к жизни нужно было с нуля. Даже как правильно есть, и пить, мыться и не шмыгать носом. В детском доме он был в числе так называемых «беспроблемных» детей и особо на него не обращали внимания, хотя за время, проведенное в этом учреждении, он успел посетить много оздоровительных лагерей. Педагогическая запущенность практически по всем предметам. Он не хотел, а точнее, не умел учиться. Проще было пропадать в детстве на свалках или на лётном поле, в компаниях таких же детей без присмотра родителей, а фактически их у него давно уже не было. В доме был отключен газ и свет, не было воды. Как в таких условиях можно было выжить? Да еще не завладеть вредными привычками? Просто загадка. В этом плане мне было проще, так как я учитель, и по долгу службы мне приходится работать с разными семьями. А как он, четырнадцатилетний парнишка, сворачивался клубочком и словно котенок мурлыкал, когда я теребила его шевелюру и поглаживала спину. Никогда в жизни ничего подобного он не ощущал. Тепло, любовь, ласка и забота столь необходима любому ребенку, в каком бы возрасте он не был. Однако мало найдется семей, где бы не испытывали тех или иных трудностей в общении с детьми.

Первая вводная была такая: — Мы принимаем тебя в свою дружную семью как своего, но уже взрослого, сына, понятно, что исправить многое уже не получиться, за короткий срок нужно было наверстать упущенное, сделать невозможное. Прежде всего, нужно подготовиться жить в современном мире и быть человеком, а современная жизнь – это очень сложная штука.
Понятно, что усвоение нравственных норм происходит не со слов, а в деятельности, в поступках родителей, окружающих людей. Здесь нам помогло то, что мы живем в сельской местности, имеем свое хозяйство, папа занят техникой и землёй . Только спустя 3 года, я увидела плоды своего труда. У Жоры появился целеустремленный взгляд, какие-то обязанности, ответственность и забота о ближних. Стал проявляться, так называемый, «мужской стержень». В отличие от того что было вначале его «новой жизни». Папе помогать в ремонте техники он начал только на третий год, хотя уже у нас научился ездить на машинах и тракторе, технику у него получалось лучше ломать, чем делать . А первый новый велосипед – это было великое счастье. Он очень радовался всему новому, а беречь – никак. Много было таких моментов, когда чувствовала бессилие перед складывающейся ситуацией. И снова «душещипательная беседа» после которой мы, со слезами на глазах справлялись и шли дальше к новым победам над ленью, незнанием, неумением жить в семье. Это тяжёлый труд для всей семьи, а особенно для матери. Мамой, Жора стал называть меня практически сразу. Хотя по этому поводу я сказала, что тебе подскажет твоё сердце. Как, кого и когда называть? Папой спустя некоторое время. А все наши дети и родственники — это его семья. Как-то Жора мне говорит: мам, а почему нас с Галей называют женихом и невестой в школе, она ведь мне двоюродная сестра! Как они не понимают? Сестра Марина говорит: Жора, вот ты пойдёшь учиться скоро, почувствуешь свободу и упорхнёшь как птичка? Жора, недоумевая: Марина, а ты ведь приезжаешь домой каждую неделю, а я, почему не буду? И на самом деле. Закончил наш Георгий 10 класс, и решил пойти получать профессию, т. к. одиннадцатый и ЕГЭ нам не потянуть. Мы поступили в колледж. На крыльях Жора летит домой, и уезжать теперь уже ставшего родным, так не хочется. Родной дом — это добрая пристань для уплывающих вдаль кораблей, и если корабль набит багажом и на правильном курсе, то он всегда причалит к нужному берегу. Ведь каждый из нас в родителях нуждается всю свою сознательную жизнь, в их совете, поддержке и причале. Я не согласна с тем, что полномочия с приёмных родителей снимаются после исполнения ребёнку 18 лет, тем более, если этот ребёнок – сирота. Если меня мой приёмный сын называет мамой, как я могу его предать после восемнадцати? Это не по-человечески. А как же армия, а женитьба? Ведь кто-то должен его ждать и заботиться, ведь у его детей должны быть бабушка и дедушка?

Мы очень ждём, когда Жора позвонит и приедет домой, поделится своими радостями и неудачами, спросит совета. Я думаю, что без доброго и мудрого воспитания не может вырасти человек. Семейный долг – непреходящая нравственная ценность людей и любовь немыслима без дома, ответственности друг за друга.

Оставить комментарий