292. Трященко Ирина Алексеевна: «Моя семья», Краснодарский край, Брюховецкий район, станица Брюховецкая

«Ты с ума сошла?» — спрашивали одни. «Зачем тебе это надо?»- удивля­лись другие. «Заработать решили»,- шептали третьи. Такой разной была реак­ция нашего окружения на известие о том, что мы с мужем решили стать прием­ными родителями. Молчали только близкие, знавшие, какой тягостной была для нас бездетность.

Следующие недели слились в череду из бумаг и людей. Врачи, квар­тальные, справки, подписи — сейчас из всего этого я помню только страх, с ко­торым шли на комиссию, что определяет детей в семьи. А вдруг не дадут? Помню, как расплакалась, впервые обняв нашего Диму. Белобрысенький, кур­носенький, с серьезными голубыми глазами, он был таким маленьким, худень­ким, что с трудом верилось, что ему 5 лет. Я несла его в машину на руках, и он казался мне пушинкой.

Так 1 февраля 2008 года родилась наша семья. Первые три дня были са­мыми тревожными и …. мокрыми. От моих слез. Они появлялись сами собой, когда я видела, как наш ребенок ест апельсин. Аккуратно почистил, разделил на дольки, сложил на коленки, накрыл ладошками и быстро-быстро, не забывая закрываться, по одной отправил в рот. Плакала, когда под его подушкой обна­ружила бутылку с газводой, когда в магазине Дима громко, показывая пальчи­ком на колбасу, спросил: «А что это?». Не смогла удержаться от слез, когда ве­чером, после рассказанной на ночь сказки, ребенок бесхитростно поинтересо­вался: «А когда вы меня назад отдадите, игрушки кому достанутся?».

А еще я помню, как состоялось знакомство с бабушками и дедушкой. Родители вообще как-то скупо реагировали на наше решение, не отговаривая нас, но и не хлопая в ладоши от радости. И как уж этот маленький человечек, не знавший семейного тепла, догадался, не знаю, но стоило только дедушке сесть, как Дима взобрался к нему на колени, обвил тоненькими ручонками его шею, заглянул в глаза и спросил: «Ты мой дедушка?» И дед пропалI Строгий, но справедливый, он стал лучшим другом и образцом для подражания. «По­едем к дедушке? А дедушка возьмет меня на рыбалку? А дедушка где?» — эти фразы звучат у нас в доме постоянно.

А потом были занятия с психологом, логопедом. Мы учились держать в руках ножницы, рисовать карандашами, красками. В перерывах между этим принимали лекарства, останавливали носовые кровотечения, делали уколы. А когда увидели, как наш ребенок умывается, намочив пальчики и не закрывая глаз, поняли, что он панически боится воды. Пришлось купить бассейн. Теперь Дима плавает лучше папы.

Сейчас нашему сыну 12 лет. За пошедшие годы мы вместе переживали и хорошее, и плохое. Несдержанность, агрессивность, неприятие критики, ведо­мость часто приводили нашего ребенка к ссорам, дракам, беседам с участко­вым, директором. Медицинский диагноз объясняет неусидчивость, кратковре­менную память, рассеянное внимание. Меня задевают высказывания окружаю­щих: «Ничего хорошего из мальчика не получится! Гены не раздавишь! Сдайте его назад!». Они не верят, что Дима помогает по дому, во дворе. Он не боится работы, дружит со всеми двоюродными сестрами (нашими племянницами) и их подругами. Очень любит животных, поэтому у нас во дворе постоянно живут приблудные кошки, собаки (что, кстати, не нравится соседу). Но полнее всего наш ребенок раскрывается во время ставших традиционными семейных меро­приятий. И речь идет не о Д11ях рождений или календарных праздниках. Мы очень любим походы и поездки с палаткой. За эти годы объездили половину Черноморского побережья и Адыгеи. Море, солнце, общение, вечерние поси­делки у костра — все это становилось пищей для разговоров зимой. Особенно часто вспоминаем рыбалку в горной речке под Геленджиком (мы очень любим рыбалку). Тогда нам удалось поймать несколько карасиков, и с их вкусом Дима до сих пор сравнивает всю рыбу, какую едим,

А поездка на машине в Москву! Пестрые цветущие луга, сосновые и бе­резовые рощи, солончаки и глиняные карьеры по пути — все это отразилось на фотографиях, которых мы тогда наснимали, наверное, целую тысячу! Мне ка­жется, прелесть подобных путешествий в том, что появляется возможность са­мому решать, где и на какое время остановиться. Когда мы въехали в Москву, наш ребенок не поверил, что мы в Москве. Подумаешь — многоэтажные дома! В Краснодаре их тоже много! Даже метро не убедило упрямца. И только когда нога ступила на Красную площадь, когда увидел Кремль, Дима успокоился: правда, Москва. Мавзолей, Спасская башня. Собор Василия Блаженного, Исто­рический музей, Третьяковская галерея и, конечно,… «Макдоналдс». Где мы только тогда не побывали! Море впечатлений! Самое главное, что мы все это делали вместе!

Еще одно наше совместное увлечение — это музыка. Мы слушаем рок. «Алиса», «Ария», «Кипелов», «Чайф», «Скорпионе» — вот далеко не весь список групп, чьи песни звучат у нас дома. Подпеваем в основном мы с Димой, потому что наш папа считает себя безголосым. Но если речь заходит об именах, фами­лиях, датах, то авторитетнее человека не найти. То же самое касается и самых разных компьютерных игр и иро!рамм: лучше папы никто не справится.

Оглядываясь назад, я понимаю, что все это время мы учились быть се­мьей. На этом пути были и радости, и горести. Мне хочется верить, что наш ре­бенок преодолеет дурную наследственность и вырастет хорошим человеком. Кстати, Дима все чаще стал заговаривать о братике или сестричке. Может, нам еще взять ребенка на воспитание?

 

Оставить комментарий