300. Балмасова Екатерина Михайловна: «Найденное счастье», Мурманская область, г. Мурманск

Всё? Это точно?! Они ошибаются, это не может быть правдой! Только не со мной. Шесть операций и долгое лечение должны же были помочь! Сочувствующий взгляд врача вернул меня к реальности. «У вас не может быть детей. Вероятность минимальна. Нам жаль».

Так моя голова стала думать в сторону иного способа появления детей в нашей семье.
Наша история усыновления началась в 2011 году, мы были в браке уже 7 лет.

До этого момента я не то, что была против, я просто никогда не рассматривала такой вариант. Это было точно не про меня, думала я. Хотя муж говорил, вне зависимости от того, сможем ли мы физически родить детей, у нас будут еще приемные ребятишки.

С чего начали мы? Первым делом была встреча с нашими знакомыми, которые имели помимо рожденного трех приемных деток. Поскольку у нас самих такой опыт отсутствовал, надо было послушать того, кто имел реальную практику в этом деле.
Встретились, поговорили, посмотрели на самих деток. Воодушевились и пошли в опеку.
В самом начале мы принципиально договорились с мужем Сергеем. Будем принимать решение по всем детям исходя «от обратного». Что нам мешает взять этого ребенка? Цвет глаз, волос, но разве мы в магазине? Конечно, мы имели определенные пожелания по возрасту и форме устройства ребенка в нашу семью. Это то, с чем нужно было нам определиться с самого начала, прежде, чем подавать заявление в органы опеки. По здоровью ребенка, взвесив свои силы, мы написали без серьезных заболеваний. Ребенку с круглосуточной потребностью в медпомощи мы вряд ли сильно сможем помочь.
Как мы «выбирали» детей?

Заходите в госучреждение, вас приглашают в игровую комнату, где резвятся детишки. Вы присматриваетесь ко всем, к кому же из них отзовется ваше сердце? Значит тот ваш. Это было мое примерное представление как все будет.
На деле у нас все было проще. Все знакомства были примерно одинаковыми. На звонок и сообщение, что есть ребенок мы отвечали положительно. Забирали в опеке бумагу и ехали на «первое свидание».
С 2002 г. я веду личный дневник, поэтому мне не составило труда воспроизвести все события по точным датам.
Утром 19.04.2011 г. мы поехали в дом ребенка и, получив от главврача разрешение, поднялись в группу. Сердце колотилось бешено и ручёнки мои потрясывало.

Нам вывели малыша 1,5 годика. Маленький мальчик с огромными карими глазами, как две блестящие бусины. Он подошел и был очень не против сразу оказаться на моих руках. Мы ходили по помещению, рассматривая и называя на картинках животных. Атмосфера была очень непринужденной и все волнение быстро испарилось. Встреча прошла хорошо. Мы помахали рукой и уже ждали следующего раза, чтобы вместе побыть и больше узнавать друг друга.

Каждый день мы приезжали к нему, забирали в гостевую комнату и играли с ним. К этому времени двигалось оформление всех необходимых документов. Близилось назначение даты суда для того, чтобы закрепить наши законные права родителей.
Прошло чуть больше месяца. А 24.05.2011 г. вдруг мы узнаем, что появилась родная бабушка этого малыша, которая стала претендовать на свои права как опекуна. Поскольку она имела приоритетное право, решение было принято в ее пользу.
Нас словно ударили по голове и пригвоздили к земле. Мы сутки лежали в кровати и не вставали, словно нас переехал каток. Мало сказать, что мы были разбиты, подавлены. Но еще было утеряно доверие. Как нам опять приходить к людям, которые так подвели?

Нам потребовалось примерно полгода, чтобы восстановиться морально. И мы снова позвонили в опеку с намерением продолжить поиск ребенка.

С Машенькой мы «познакомились» 02.12.2011 г., когда ей было 28 дней от рождения. Пустили в отделение, одели в халаты и маски. Вынести сверточек, а там маленький живой комочек. «Две ручки, две ножки, как у всех. Вот такая девочка» приговаривала доктор, раскрывая простынки. Нам дали ее подержать. Что-то очень волнующее, что же с такой маленькой делать? Смогу ли я? Это был наш первый опыт в качестве родителей. Как будто двум большим детям дали маленького ребенка.
Ходили каждый день. Кормили, гуляли вокруг детдома в колясочке, привыкали и очень ждали её домой. Суд состоялся 16.02.2012 и 24.02.2012 г. Маняшка спала уже в своей кроватке рядом с папой и мамой!
Теперь наша жизнь наполнилась огромной радостью! Новые переживания, такие положительные эмоции! Радость родительства и любовь к этому родному теперь человеку!

Время шло, и постепенно к нам все чаще стали приходить мысли и воспоминания, как мы ходили к Маше еще в дом ребенка. Как мы видели там деток, которых гуськом выводили на прогулку. Все чаще думали, что они там одни, одеты, накормлены, в безопасности, но без самого главного. Не к кому было прижаться, расслабиться в надежных родительских объятиях.
И мы подумали, что может быть проще для обычного взрослого человека, чем забрать одного ребенка в свою семью?
И дело двинулось дальше.

27.11.2013 г. для знакомства к нашему почти трехлетнему Сашке мы ехали в детскую городскую больницу. Саша был в хирургии с переломанным бедром. Встретил нас улыбкой, застеснялся и… уснул. Так прошли полтора часа данные для общения.
Такая тяжелая травма не могла не сказаться на его развитии.
Обычно ребенок в 2,5 года только и должен, что бегать, прыгать, везде совать свой носик и как в той песенке «появляться повсюду и теряться везде».

Мальчик теперь сидел в деревянном стульчике, и занимал сам себя немудреным конструктором. И так последние полгода. Он не только затормозил в развитии, он начал откатываться назад. Перестал говорить. Все меньше слова были похожи на членораздельную речь. Стало больше просто звуков и выкриков. Сейчас пересматриваем видео, когда были с ним в гостевой комнате, и невольно передергиваемся. В день, когда мы его забирали он не проронил ни слова.

Конечно он боец! Родившись от мамы, которая в день родов укололась, он уже испытал сам и ломку и брошеность, и две недели в реанимации на искусственной вентиляции легких. Антитела к гепатиту «С», сняли только к 2,5 годам. Мы слышали о возможной передачи его в семье за границу, но это не дошло до завершения.

С Сашкой мы стали свидетелями чудесных перемен и преображающей силы любви! Смотря на его фото в 6 месяцев, полтора года и через три месяца дома, мальчугана просто не узнать! В глазах появилась жизнь, на лице улыбка!
Поначалу у него совершенно не было проявлений какой-либо самостоятельности. Он ожидал того, чтобы ему сказали, что он должен делать. Никакой собственной инициативы.

Со временем уже через несколько месяцев он стал разговаривать все больше и больше. От подражания действиям сестренки, он перешел к собственным поступкам. Все больше проявлял инициативу в играх, чаще говорил о том, что хочется именно ему. К своему четвертому дню рождения это был уже совсем другой малыш! Все изменения очень видны на фотографиях. С того времени как он появился в нашей семье прошло 2года. Сейчас он ходит с Машей в сад. Бегает, прыгает, радуется жизни и очень любит спорт.

Мы с Сергеем очень рады были видеть такие перемены в Сашке. И в нашем сердце появилось решение стать мамой и папой еще для двух деток.

02.04.2015 г. раздался звонок из опеки. Так в нашу жизнь ворвалась девятилетняя Женька. Её история потрясла почти весь видавший всякое отдел опеки. Мы привыкли сталкиваться с появлением детей в детских госучреждениях на фоне асоциального образа жизни родителей, ранней ненужной беременности и т.п. варианты. Тут была совсем другая история. Очень обеспеченная семья, неоднократно за год выезжающая за границу. Просто собрали «приданое» и привезли в центр помощи детям, без долгих объяснений. Нам позвонили и сообщили, что появилась девочка. И хоть мы в заявлении указывали возраст до 6 лет, а ей почти 9, может быть мы проявим желание с ней познакомиться.

Говорить, что все было сразу легко, не буду. Понимание, что ребенок уже не маленький и свое прошлое могло оставить и раны, возможно даст последствия. Но было и осознание, что количество кандидатов в родители на таких детей практически нулевое. И если не мы, то кто? Как мы потом оправдаемся в своем сердце, что спасовали перед страхом и сложившимися парадигмами.
Если положить на одну чашу весов сомнения, а смогу ли я, наследственность, большой возраст и т.д. и на другой чаше – ребенок останется в госучреждении, зато я буду жить при своем комфортном состоянии, то выбор очевиден.
Мне понадобилась ночь внутренних борений, слез, а как я привыкну, а вдруг не сложится, а как будет называть? Это вопрос к зрелому человеку.

Самое главное – заслужить их доверие. Преданные однажды, а кто и многократно, они начинают винить себя. Или думают, что при плохом их поведении, взрослый может отвезти в обратно детдом.
Что бы они не сделали и как бы не причинили неудобство родителям – их не оставят, они не перестанут из-за своего поведения оставаться сыновьями и дочерями.

Кто-то делает выбор для чего-то жить, а мы сделали выбор для кого-то жить.
На следующий день мы познакомились с Женей и нам отдали ее на выходные в гости. Еще через неделю мы оформили опеку и забрали ее домой. Первые дни было сложнее всего: манипулирование, слезы, крики, обман, эгоцентризм. Постепенно она стала привыкать к новым для себя условиям и образу жизни нашей семьи. И со временем у нас сложились доверительные отношения. Вместо тети и дяди она стала называть нас мамой и папой.
Оказалось, что она очень прилежная и послушная девочка. Очень любит читать, везде берет с собой книжку. С огромным удовольствием занимается творчеством. К учебе относится очень ответственно и учится преимущественно на пятерки. Помогает нам по дому и заботится о младшеньких. Наши первоначальные опасения и неуверенность со временем развеялись. Мы очень рады, что у нас такая доченька!

Одновременно с Женей, мы познакомились с новорожденным Мишкой. Обычная история, оказался никому не нужный.
Теперь, глядя на этого толстощекого красавца, которого хочется постоянно целовать, иглой пронзает мысль, как от такого чуда можно было отказаться?!

Каждый день он будит нас своим бурчанием, сладко причмокивает из бутылочки молочко и просто радует, гладя своими пухленькими ручками наши волосы.
Документы оформляли три с половиной месяца. Одновременно с Мишенькой усыновили и Женю.
Теперь в нашей семье четверо родных усыновленных деток!

Раньше я смотрела на фото детей из детских домов, которые попали в семьи. На фотографиях «ДО», образно говоря, к ним как будто подключены провода с током. Их лица не расслаблены, брови подняты и замерли в постоянном напряжении. Глаза, зеркало их маленьких душ, полны неотвеченных вопросов. Жажда по вниманию, теплоте рук, нежному голосу в высшей степени не утолена.

И фото «ПОСЛЕ» в семье, их словно отключили от этой «розетки». Они выдохнули и расслабились, глазки засияли, рот растянулся в широченной улыбке. Мама и папа рядом. Они нужны. Они теперь не одни.
Еще раз повторюсь, что это вопрос к зрелым людям. Наше убеждение с Сергеем, что вопрос об усыновлении адресован не только к молодым бездетным парам. Они итак к этому придут. Но более к тем, кто способен почувствовать боль и внутреннюю пустоту детей оставшихся без родителей и откликнутся на эту огромную нужду.

Все очень просто. Радость от общения с детьми, от череды чудесных перемен всегда больше страхов, сомнений и предрассудков, доминирующих в обществе. В таком деле при правильном подходе неудач просто не бывает.
И в мой жизни исполнились слова из Библии: «неплодную вселяет в дом матерью, радующеюся о детях…» (Псалом 112:9)
Истории эти разные, но их объединяет одно: они были чужими, но стали родными, были ненужными – стали любимыми!
Так мы четыре раза нашли свое счастье!

                                                    семья.jpg

Оставить комментарий