Конкурс дневников приёмных семей

404. Койнова Лилия Виливна: «Истории создания моей приемной семьи», Новосибирская область, Мошковский район, п. Мошково

Решение стать  приёмным родителем у меня зародилось еще в детстве, когда  приходилось играть с детьми из детского дома, который располагался по соседству с нашим  родительским домом.  Это были  добродушные, но не по-детски серьёзные дети. На мой вопрос: «Почему у них нет мамы?» — моя мама отвечала, что так иногда бывает в жизни. Я не понимала, как можно жить без мамы и не дома.

Став достаточно взрослой,  и вырастив собственных детей, я вновь стала возвращаться к мысли о приёмном ребёнке, да и  моя  профессиональная деятельность была тесно связана с детьми — сиротами в последнее время. Не понаслышке, а воочию я видела, как им нужна была мама, не одна общая, а каждому своя.

Я вынашивала свой план в пределах трех лет и пыталась подготовить мужа, который и слышать   ни о чем подобном не хотел.  Он твердо был уверен, что детей должны воспитывать только собственные родители.  Это решение мне далось не просто. Я всё  тщательно продумывала, взвешивала и привлекала к обсуждению мужа. Постепенно он стал прислушиваться ко мне, кое в чем соглашаться, а иногда и давать советы. Мы учитывали все наши возможности, моральные и физические силы, а так же особенности наших характеров. Моделировали различные ситуации. Мы понимали, что  с приходом в наш дом ребёнка поменяется  и наш устоявшийся жизненный уклад и, что свободное время естественно в таком объёме уже нам принадлежать не будет, да и многие наши привычки тоже придется поменять. И вот решение принято, специалисты отдела  опеки и попечительства несовершеннолетних (далее ОППН) нас проконсультировали. А дальше курсы по обучению приемных родителей, сбор необходимых документов, прохождение медицинской комиссии. И мой муж безропотно проходит медосмотр. Значит,  действительно созрел.

Мы планировали взять на воспитание мальчика лет 8 -10, а как — то так получилось, что взяли девочку: пока готовилось заключение о возможности быть приемным родителем, специалист ОППН завел разговор о   девочке четырёх  лет, которая срочно нуждалась в родительской заботе. Я стала отказываться, так как я считала себя мамой в возрасте, а девочка мала. Специалист настаивать не стал, но когда было готово заключение, вновь  предложил обратить внимание на эту малышку. Мне требовалось время подумать и обсудить с домашними, так как на тот период я работала.  Вечером состоялся «семейный совет», семья меня поддержала, члены семьи  выразили желание помогать и поддерживать (и  действительно мы получаем помощь близких и родных людей).

В одно долгожданное утром мы с мужем приехали в приют (отделение социальной реабилитации несовершеннолетних), где дети были уже на прогулке.  Сижу, сдерживаю волнение,  и вдруг муж  говорит: «Видишь, малыши гуляют, а в красной курточке — «наша».»  На мой недоуменный взгляд, ответил: «Иди, потом скажешь, прав я или нет», — и он действительно оказался прав:  02 июля 2013 года в нашей семье появилась девочка по имени Ксения — ребенок со светлыми кудряшками и невесёлыми глазками.  Вскорости мы с Ксюшей уехали в детский лагерь, так как я продолжала работать. Начали мы с ней учиться  привыкать друг к другу, привязываться. Как сегодня помню недоуменные взгляды коллег: кто-то молчал, а кто-то откровенно крутил пальцем у виска.  Да было трудно, даже очень трудно: ребёнок не признавал никаких правил,  по ночам она кричала и  днём спала плохо.  Отвлекалась на малейший раздражитель,  занять её можно было, не более пяти минут. Наша дочечка одежду воспринимала как нечто мешающее, без нее она  не мерзла  и не чувствовала дискомфорта.  Её  нельзя было выпускать из поля зрения: она могла уйти с кем угодно, куда угодно; она мгновенно могла вырвать детскую ручонку из взрослой руки и побежать через дорогу. Она не знала меры и в еде.  А успокоить Ксюшу можно было только прослушиванием классической музыки, любую — другую она не признавала: инструментальную — баян или  гитару.   Ребёнок замирал и причем надолго.

Я понимала, что нужна помощь специалистов.  Мы прошли комплексное психолого-медико-педагогическое обследование, как результат диагноз: «Гиперактивность». Мне пришлось прибегнуть к самообразованию и  тщательному выполнению  рекомендаций врачей: нам с  мужем пришлось исключить  из своей речи слова «НЕЛЬЗЯ» и «НЕТ», а также развлекательные  и увеселительные мероприятия, которые могли  вызывать нервное возбуждение у нашего ребенка.   По прошествии пяти месяцев, появилась тенденция к успешности: глазки заблестели, отёчность исчезла, стала смеяться,  играть и  принимать  шутки. Наша девочка менялась внешне и внутренне. Мы стали готовиться к важному событию: поступлению в  детский сад, но как только открыли дверь в группу, раздался дикий крик: «Мамочка, родненькая,  не отдавай меня обратно!» —  и так она бедняжка дрожала, что на губах проступила синева. Пришлось выйти с ней успокоиться, обратить внимание на то, что всех детей мамы утром приводят, а вечером забирают, и  никто никого здесь не оставляет. Согласилась и  вновь вошла в группу. Было очень трогательно,  когда, по прошествии времени, ребёнок стал рисовать рисунки для мамы, для папы и усваивались определённые правила.  И только через полгода мы поехали в гости знакомиться с родственниками — членами нашей большой и дружной семьи.

Был случай, когда мы с Ксюшей стояли в очереди в магазине, а за нами встал мужчина,  который очень пристально смотрел на доченьку,  потом он назвал её по имени.  На мой вопрос: «А вы ей кто?» — он ответил,  что он её папа.  Реакция Ксюши была неожиданной: спряталась за мою спину.  Мне стало  жаль этого человека,  и я разрешила   купить ребенку сладости. Больше он в нашей жизни не появлялся.   За короткий период Ксения многому  научилась. Она любит  рисовать и лепить; танцевать и сочинять «стихоплетения» под папину  гармошку: она музыкальна и артистична. Любит помогать маме в работе с тестом,  управлять  пылесосом.  При участии взрослых  пытается выполнять поделки из бисера, маме в подарок сшила игольницу.   Индивидуальная работа даёт положительный  результат: формируется усидчивость, произвольное  внимание, связная речь, всплески эмоций адекватны; стала догонять   сверстников в развитии и контактировать с ними. Стала проявлять углубленный т интерес ко всему окружающему и   любознательность, задает  очень много вопросов

 На следующий год Ксения пойдет в первый класс, и будем готовиться к поступлению в музыкальную  школу. Она музыкальна,  артистична и комична.  Копирует все наши фразы и выражения, жесты и движения. Возвращаемся как-то электричкой с дачи, а наша Ксения не может угомониться, прыгает, скачет и не замечает, что напротив  нас  сидит женщина с собакой. Я обращаю её внимание на животное: «Ксения, посмотри  на собачку, она, пожалуй,  знает правила поведения в транспорте:    не прыгает, не скачет, пассажирам не мешает и  не отвлекает их,  а спокойно сидит и ждёт свою остановку», — «Что такая умная и даже и читать умеет!». Своё пространство  Ксения охраняет со смелостью львицы.

Нас с мужем часто одолевают страхи,  что объявятся родственники нашей маленькой дочечки  и заберут ее у нас…. При этом наша семья поддерживает отношения с Ксюшиной старенькой прабабушкой: передаем  фотографии, делимся впечатлениями о правнучке.

В текущем году наша малышка отправилась в первое самостоятельное путешествие — Детский оздоровительный лагерь и привезла свои первые награды — поощрительные призы и грамоты (прилагаются), восторгу и впечатлениям не было конца.  Наша Ксения принимает участие в четырех номинациях областного  конкурса «Рискни стать лучшим». Могу твердо сказать, что наша Ксюша — активный ребенок во всем, а не  «гиперактивный».  Если оглянуться назад, то за этим стоит многодневный и упорный труд двух любящих взрослых людей,  бесчисленные бессонные и тревожные   дни  и ночи.

Через полтора года наша семья увеличилась: поступил звонок  из отдела  опеки и попечительства с вопросом: «Готова ли я принять в семью  девочку-подростка?» — на чтн не задумываясь я дала утвердительный ответ: опыт работы с подростками имела большой, но понимала, что требуется время на подготовку Ксении.  Моя любимая семья меня поддержала,  дала добро и мы вновь у вышеназванного учреждения с мужем и теперь  уже  с Ксюшей.   Сижу в том же кабинете, жду встречу с Оксаной.  Входит худенькая девочка, со страшной  тоской и  безысходностью во взгляде. Ознакомившись с её личным делом,  узнаю о трагедии, которую пережил этот ребёнок. Я   не знала как себя вести, передо мной взрослая девушка, но такая беззащитная и никому выходит не нужная. Приглашаю её в гости, смотрит настороженно и с недоверием. Объясняю, что  на выходные. Гостевой режим был длительным, свыше двух недель,  затем предварительная опека до решения суда.  У Оксаны было время присмотреться к нам,  поладить и познакомиться с Ксюшей. И вот тот день когда Оксана — наша, а Ксения   уезжает в развивающий центр.  Самооценка у   Оксаны была очень низкая, с кучей комплексов, без эмоций и чувств. Мне казалось, что я не смогу растопить «ледок» в её душе, настолько она была зажатая, неловкая и неуклюжая. Притирка началась со знакомства с правилами нашей семьи и  семейным укладом.  Проговаривали   абсолютно всё, до мельчайших  подробностей.   Постепенно стала появляться естественность, но это только в условиях семьи и дома.  Вне дома общаться не может: по прежнему тяжело находит общий язык с сверстниками, родственниками, учителями.  Педагоги школы терпеливо ждут  «оттепели» в душе нашей старшей девочки, допускают снисхождение, оказывают помощь и поддержку. На начальном этапе у Оксаны, если по русскому языку были тройки. то по математике были одни двойки.  Мне приходилось  брать учебник в свои руки, читать материал и с ужасом понимать, что ничего из прочитанного уже  не помню. Стала прибегать к помощи дочери — математика,  которая   объясняла мне, а  я  уже  Оксане. Общими усилиями и старанием Оксаны математику подтянули.  Сейчас математика — любимый   предмет. За уроки берется самостоятельно, но в помощи нуждается. Был случай, когда Оксана  получила свою первую  «пятёрку»: зима,  на улице метель, чищу снег во дворе,  летит наша Оксана, (обычно идет опустив голову)  и не описуемый  восторг: » Представляете! У меня Пятерка! Пятерка!». По её просьбе позвонили  папе (был на сутках)  и  порадовались с ним. «А помнишь, Оксаночка, я тебе говорила , что всё у тебя получится? Надо только постараться, приложить усилия. Теперь ты веришь в себя?» — это были мои слова в продолжение общей радости. «Да,  теперь я верю»,  —  ответила счастливая Оксана. Конечно еще рано ставить какие — то прогнозы, но она позволяет давать ей советы, проявляет усилие и старание над собой. Порой она выражает заботу и о членах семьи она: буквально недавно пришлось  задержаться на работе, пришла уставшая и голодная, а  дома прибрано, приготовлен немудреный  ужин. В глазах старшенькой искренний интерес и участие. Это разве  не чудо!  Девочка   моя расцветает на глазах. Ей уже не вкусно есть одной, даже шоколад: отломит всем по кусочку.  

  Наша младшенькая очень ревностно стала  защищать своё пространство, часто можно было слышать от Ксении: «Это моя мама и мой папа». Долго  мы объясняли и доказывали как её мы любим, что она  и Ксюша для нас как пальчики на руках: не разделимы, важны, родные и кровные, но делить нас перестала. Теперь она ревнует   ее к младшей сестрёнке Настеньке,  которая проживает в семье отца и бабушки. Мы периодически приглашаем в гости сестричку Оксаны, для поддержания  родственных связей, в связи с чем наша Ксюша стала проявлять злобу и не желание общаться.  Настя не могла взять не только её игрушку, но   смотреть и телевизор, потому что он тоже был Ксюшин.  Пришлось Насте купить новую куклу для игры в нашем доме,  и на примере  объяснять Ксении,  разбирать такое недопустимое поведение. Было выявлено, что в ребенке продолжают жить страхи,  что кто-то придет и заберёт её благополучие. Мы сообща помогли двум малышкам подружиться. Для Ксении очень важно подчеркивать её значимость, важно сказать примерно так:  «Ксюша, тебя дома ждет сюрприз, к тебе Настя приехала», — и всё выглядит в другом свете. Оксану это очень радует.

В летнее каникулярное время Оксаночка тоже отдыхала в оздоровительном лагере, но положительного опыта в общении со сверстниками не приобрела, её по прежнему тянет в кампании «неблагополучных»  сверстников. Мы используем помощь педагогов — психологов, как индивидуальную, так и групповую.

Наши  приемные девочки  учатся жить по новому, иметь свое мнение, которое мы тоже учимся уважать и считаться с ним. У них есть право выбора и право на собственные ошибки, а мы с мужем с готовностью   принимаем их опыт и  работаем   над своими ошибками. Мы воспитываем детей, опираясь на собственный опыт и опыт своих родителей, а что — то черпаем из вне. Готовых рецептов в приложении к приемным детям не имеется.

 Время неумолимо летит быстро: такое чувство, что мы просто нашли своих детей и,  что с нами они живут всю жизнь.  С нашими девчонками мы преодолеем все невзгоды и печали, когда рядом есть главный человек — муж и  отец, терпеливый, понятливый, а главное заботливый и любящий!  Иначе и быть не могло!

А что нас ждет впереди  — это уже другая история…. Мы справимся, прибегая к помощи неравнодушных людей и грамотных специалистов.

Оставить комментарий