Конкурс дневников приёмных семей

435. Таций Ольга Юрьевна: «Как мы стали счастливыми и дали шанс быть счастливым», Хабаровский край, г. Комсомольск-на-Амуре

Нашу семью переполнило счастье в 1995 году, когда родилась наша дочь. Всё было замечательно, дочь росла и не прекращала радовать нас своими шалостями и достижениями. Но в 1998 году к нам пришла беда, врачи поставили мне страшный диагноз бесплодие. Для меня это прозвучало как приговор. Мы с мужем мечтали о большой дружной семье со своими обычаями и традициями, чтобы дом был полон детского смеха и веселья.

Года шли, я пыталась лечиться, обошла множество врачей, но попытки стать матерью заканчивались преждевременными родами.

А дочь не переставала спрашивать у нас, почему у неё нет братика, и когда будет сестрёнка.

И я тогда предложила мужу обратиться в центр ЭКО. Но его реакция была не из радостных — он был против. Но не потому, что муж не хотел детей он просто боялся за меня, а если не получится, а если опять я не выношу беременность. Он переживал за меня, так как последняя беременность прервалась на двенадцатой неделе. Потом следовало долгое восстановление, слёзы и нервные срывы.

Тогда я начала загружать себя работой. Открыла предпринимательство и с утра до вечера пропадала на работе.

Вроде всё хорошо: дочь растёт здоровенькая, умненькая, муж любит, у нас любовь и гармония в семье, успех в бизнесе. Кажется, что не хватает, живи и наслаждайся жизнью.

Но мечта о большой семье  с детским смехом, заботами и хлопотами не давала покоя.

Как-то, придя в гости, сестра мужа, зная нашу проблему, предложила нам взять малыша с дома ребёнка. Думали мы не долго, ведь мы всё-таки можем стать большой счастливой семьёй и дать шанс быть счастливым, если мы обратимся в отдел опеки и попечительства. На сбор документов ушло два месяца. И вот настал долгожданный день встречи с малышами. Когда мы увидели нашего сына, ему было один месяц и двадцать три дня. Он так сладко спал и ни о чём не подозревал, что за такое короткое время его уже успели предать. Я на него смотрела, и сердце моё сжималось — вот он наш долгожданный малыш. Он открыл глазки, и я уже не обращала внимания на врача, который мне что то говорил. Муж глядя на меня и малыша сразу понял это он наш сын. И вот мы пришли домой. Тут всё и началось бутылочки, смеси, памперсы. Ночами я старалась класть его на себя, мне так казалось, что он получает тот недостающий положительный контакт с матерью, который он не получил в утробе. Доходило до безумия: дочь пыталась искать схожие черты лица сына со своими детскими фотографиями, свекровь пыталась найти сходства с ушными раковинами мужа и своего маленького внучка. И, что самое интересное ей казалось, что ушные раковины одинаковые. Я даже не пыталась никого останавливать, мне это очень нравилось. Говорят, что у кровных родственников схожие ушные раковины.

Сынок рос и радовал нас, а когда ему исполнилось восемь месяцев, мы обратились опять в отдел опеки за пополнением семьи. Где нам дали направление в дом ребёнка.

В дом ребёнка мы пошли все вместе дочь, муж и я. Когда нам вынесли нашего Ванечку, ему было пять месяцев и двадцать дней, его вес был всего четыре килограмма и шестьсот грамм, такой крохотный, но резвый и улыбчивый мальчонка. Лучики солнца падали на его головку и от солнечного света они казались такими рыжими — рыжими, а глазки голубые как два озерка. И в этот раз мы сказали он наш!!! Теперь мне кажется, что у Ванечки глазки и губки мои, настырный как я, значит, будет счастливым, а мы ему поможем.

И теперь в нашей семье — два сыночка и лапочка дочка!!! Но мы думаем, что это не всё, наша семья будет расти и пополняться.

Кто-то нас считает безумными, сумасшедшими, а кто-то говорит, что — это героизм.

Нет! Мы самая обыкновенная семья со своими ценностями в жизни.

 

Оставить комментарий