Конкурс дневников приёмных семей

52. Кайгородова Светлана Витальевна: «Наш Андрейка», Свердловская обл., Туринский р-он, с.Липовское

Расскажу немного о себе. О большой и дружной семье я мечтала всегда. Выйдя замуж, я воплотила свою мечту, родила дочь и двух сыновей. В 1990-е годы мы с мужем переехали в село, чтобы легче было содержать семью. Дети выросли трудолюбивыми, помогали нам во всем. Вскоре дочка вышла замуж, а сыновья выросли, и пошли отдавать долг Родине.

В сельской школе вместе с моей дочкой училась Ирина — будущая мама теперь уже нашего Андрейки. Не закончив и 9-и классов, девушка родила дочь, которую впоследствии взяла на воспитание бабушка. Девушка продолжала жить в селе, не работала, воровала у односельчан, за что её судили выездным судом. Конечно, строго не наказали, на тот момент она была беременна Андреем.

В январе 2006 г. появился на свет Андрюша. Первый год его жизни прошёл тяжело, у него не было счастливого детства и любящей матери. Ирина оставляла младенца дома одного, соседи помогали, пока её не было дома — кормили, переодевали мальчика. Повлиять на женщину не смогли ни местный педиатр, ни глава администрации сельского совета. Когда Андрей подрос и сделал первые шаги, Ирина огородила для него угол доской на полу, чтобы мальчик не смог вылезти. Рядом девушка ставила электрообогреватель, включала телевизор и уходила, она стала запирать входную дверь, чтобы соседи не смогли попасть в дом. Я не могла смотреть на такое обращение с маленьким ребёнком и постоянно думала об Андрее. Звонила педиатру, ходила на прием к главе сельского управления, мне отвечали, что возможно мать одумается и ситуация изменится. Помню февраль 2006 г., температура минус 40, Ирина оставила Андрея одного на трое суток. Я не отходила от её дома, слышала, как Андрейка плакал и успокаивался, плакал и засылал, и вновь плакал. От бессилия и отчаяния опускались руки, соседи позвонили мне и спросили, почему я ничего не делаю? Я решилась, попросила мужа взломать дверь и забрать Андрея, но моя мама, мудрая женщина, остановила меня, напомнила об ответственности за взлом чужого дома. В итоге мы вызвали участкового, который вскрыл замок и педиатра, который осмотрел ребенка. На тот момент Андрейке исполнился 1 год и 1 месяц, педиатр поставила диагноз — чесотка. Увезли его в районную больницу, нас разделили 3 0 км. Я не смогла оставить его одного, настолько сильных и противоречивых эмоций я не испытывала никогда. Муж, видя моё состояние, повёз меня в больницу к Андрею. Медицинские сестры передали мальчику подарки, меня же не пустили, аргументируя тем, что я чужой человек для ребёнка. Родная мама мальчика так его и не навестила, а забрала только через 3 дня после выписки.

И вновь начались страдания ребенка, растянувшиеся еще на 6 месяцев. Однажды, глава сельского управления обратился с просьбой присмотреть за ребёнком неделю, так как Ирине необходимо было уезжать в больницу на аборт. Я не раздумывая согласилась, больше Андрей мою семью не покидал. Ирина за ним не пришла и аборт не сделала, а родила еще мальчика Пашу, который впоследствии сгорел, когда её в очередной раз не было дома. Муж до сих пор вспоминает этот момент с дрожью в голосе, мы боимся представить, что Андрей мог бы погибнуть. В декабре 2007 г. Ирину лишили родительских прав, а я оформила опеку уже на законных основаниях.

Андрюша жил с нами, но оставалось одно «но» — прописка. Прописать мы его не могли без согласия всех зарегистрированных членов семьи. Старший сын на тот момент служил по контракту в Чечне. Позвонили ему, чтобы он взял отпуск и приехал домой. Он приехал. Все мои дети одобрили наше с мужем решение воспитывать, поддерживать и учить Андрея. Односельчане по-разному восприняли наш поступок. Кто-то поддерживал, а кто-то в глаза говорил: «Из-за денег взяли». Сейчас соседи ничего не говорят, только слышим, что Андрейка умница, воспитан и вежлив.

Со временем мы с мужем заметили, что Андрюша не общителен с окружающими, в то же время, он умный и способный. В 5 лет он сам мог читать и считать, в 6 лет знал таблицу умножения. Омрачили наше счастье бесконечные проблемы со здоровьем. Мы возили и возим Андрея к областным специалистам. У Андрея несколько диагнозов, лечим его постоянно. Основной диагноз — шизофрения с аутичной наклонностью, в 2015 г. Андрею определили инвалидность по данному заболеванию.

Андрей умный, но необщительный, живёт в своём мире, всё новое его пугает. Взрослых Андрей .. воспринимает как равных себе и находит с ними общий язык, сверстников избегает. Ярко выраженный страх за себя не даёт ему находиться одному или гулять в компании друзей. Поэтому всегда и всё мы делаем вместе. Вместе гуляем и вместе работаем. Он чувствует защиту в нашем лице и страх уходит на какое-то время.

Бывают сложности, иногда опускаются руки, но понимаю, что просто невозможно предать его веру в нас. Виталя, наш с мужем средний сын, особенно расположил к себе Андрюшу, он зовёт его папой, а нас — бабушкой и дедушкой. С возрастом у Андрея появилась масса вопросов, к примеру: кто и где мама? Как-то он вернулся из школы расстроенный — дети в школе сказали ему, что мама его бросила. После этого случая Андрей замкнулся еще больше. Вместе мы решили разыскать маму через социальные сети. Нашли. Он принял решение попытаться подружиться с ней, она в ответ внесла его в черный список. Какое же сильное разочарование и потрясение испытал Андрей. Мы целый год ездили к психологу. Как я такое допустила? Я просто не могла сказать «нет», препятствовать поискам родной мамы, ведь каждый человек вправе знать свои корни!

В школе Андрей проучился лишь одну четверть, а затем перешёл на домашнее обучение. Сейчас Андрейка в 5 классе, у него индивидуальное обучение, но, не смотря на это, он сам ходит к учителям заниматься после уроков, когда в школе минимум учеников. Педагоги его хвалят, ставят 4-ки и 5-ки.

В этом году у нас юбилей — 10 лет как Андрейка стал нашей семьёй. Детей Виталия Андрей считает братьями, они его тоже. А его самого продолжает воспринимать как папу. С желанием ездит к нему в гости. Когда внуки приезжают к нам, они общаются с Андреем как родные. Дети поддерживают нас с мужем морально и физически. Дочка часто балует Андрея вкусняшками и походами в цирк, театр, покупая ему билеты. Младший сын приобретал билет на Губернаторскую елку. В общем, заботятся как о младшем брате. Вместе мы сила и надеемся, что победим наш недуг. Помогает вера близких и родных, а также вера в медицину. Мир удивителен! С тех пор как Андрей с нами, мы встречаем только чутких и отзывчивых людей.

Оставить комментарий