Конкурс дневников приёмных семей

63. Кривошеева Светлана Евгеньевна: «Назарёнок», Хабаровский край, г. Советская Гавань

Первый раз о приемных детях я узнала в 7 лет, когда мой отец хотел усыновить мальчика глубоко-пьющей матери. Истощенный малыш пробыл у нас в семье не больше недели, но и этого хватило мне, чтобы зерно упало  и проросло…

Прошли годы. Мне 48 и у меня всё есть. То есть именно то, что нужно именно мне и даже творческий отпуск для освоения новой сферы — фотоискусство. И вот я — ученица фотодела и фотошопа, читаю газету, а в ней объявление — призыв фотографов-волонтеров для участия в создании регионального сайта  для оформления портфолио детей-сирот. «А вот и мои фотомодели» — сказала я мужу и отправилась в Опеку. Так начался мой волонтерский путь.

Каждый раз возвращаясь из Детского Дома я заболевала. Гнетущее состояние не покидало меня несколько дней. Вроде бы всё у них и не плохо – одеты, накормлены, веселы, но вдруг промелькнёт в детских глазах такая недетская тоска и боль…  Во время фотосессий я много узнавала о детях и это только усугубляло мои переживания.  Я рассказала детям, что их фотографии смогут увидеть люди из любой точки мира и есть реальная возможность найти родителей. Дети  с энтузиазмом (иногда чрезмерным)  принимались работать вместе со мной – через фотографию мы старались показать характер каждого ребенка. Было не просто, но интересно и весело.

И вот новый фото-день, предстояло снимать  9-летних детей. И садится в кресло русоволосый мальчик с редкими зубами и большими карими глазами. «Инопланетянин»- подумала я и мы стали работать. Так я познакомилась со своим будущим приёмным сыном  Назаркой.

Воспитатели рассказали мне его историю – мама умерла год назад, отца – нет, но есть многочисленные родственники, в том числе бабушка и родной дядя. Я была уверена, что ни сегодня, так завтра его заберут. Но каждый раз снова и снова я встречаю его…

Желание моё было расплывчатым, несмелым, как я могу? Это невозможно! У нас в семье  живет моя мама, ей 74 года и она конечно же будет против (она рассказывала мне много историй из жизни, как приемные дети мучили своих родителей); с мужем даже заговорить об этом страшно, очень ; дети — старшая дочь с внуком  живет в другом городе (но и её мнение мне важно), сынок в 11 классе. Мысли о том, как учесть чувства каждого, мучили меня и ещё вертелось неотвязно «Благими намерениями устлана дорога в ад». Мне казалось тогда, что это нереально. Это был июль 2010 года. Я продолжала сотрудничать с Опекой, обновляла портфолио детей и… начала тихую «атаку» на своих близких. Рассказывала истории и показывала им фото детей — прощупывала почву. Тема брошенных детей основательно поселилась в нашем доме. Прошел год. Сын закончил школу и уехал учиться в Санкт-Петербург. Дом осиротел и я поняла, что настал час… Все сомнения и тревоги куда-то спрятались и однажды вечером я пригласила к монитору своих мужа и маму. На экране фотография улыбающегося Назара, он облокотился на гигантскую гориллу и смотрит   прямо в душу. «Предлагаю пригласить его к нам в гости. Мама ставь пироги!». Всё! Ура! Возражений нет. В гости, так в гости! На следующий день визит в Опеку – «Я по очень важному делу. Хочу забрать Назарку… пока на выходные и каникулы». Затяжное молчание, я похолодела (неужели опоздала) и тут одна сотрудница говорит: «А ведь он похож на вас!»  И начали оформлять документы и узнавать печальные подробности о судьбе мальчика. Оказалось, что родственники относятся к асоциальной категории, как и покойная мама; есть отчим и младший брат, но они давно живут своей жизнью.

И вот мы в процессе оформления. Запомнилась мне встреча в отделе участковых инспекторов – когда узнали в чем дело, прозвучал вопрос от знатока: «Ну он у вас ХОТЬ не воровитый?».  Муж в ответ: «Да клейма нет». « Ну, слава Богу!». Надо сказать, что мы с мужем очень любим юморить. Игорь у меня виртуоз по части ироничного и саркастического экспромта, иногда на грани фола. Мне тоже «палец в рот не клади». Поэтому все перипетии хождения за документами мы преодолели с улыбкой.

Оставалось буквально несколько дней до присвоения статуса «гостевой семьи», а в Детском Доме проводили праздник «Прощание осени» и пригласили меня поснимать детей для истории. Я конечно приехала, волнение было бешенное, а вдруг я ошиблась, вдруг … вдруг… и ещё много вдруг . Но наблюдая за Назаром на сцене, я отчетливо видела — Это МОЙ СЫН!  И сразу напряжение ушло и пришло светлое и легкое чувство — ожидание неизбежного объединения.

На следующий день уже состоялся наш первый разговор с Назаром в присутствии психолога. « Назар, я и моя семья приглашаем тебя к нам в гости на выходные».- « Я так и знал!» И мы отправились домой. Робко заходит в квартиру, бабушка его приветствует: «А вот наш мальчик пришёл!», Игорь здоровается с ним за руку, подбегает кот Кузя – обнюхивает. Малыш еле держится на ногах от восторга. «Как пахнет!» — «Как?» — «Домом!». Ходит завороженный по 4-х комнатной квартире, заходит в комнату сына  «Я буду здесь спать? И играть можно?»

В воскресенье ходили в кино, ели мороженное, играли, веселились, а вечером …я отвезла Назара назад. В следующее воскресенье расставаться стало ещё тяжелее. И так по нарастающей. Однажды поехали вместе с мужем возвращать малыша, простились и Назарка с каменным лицом, ссутулившись, побрел к двери детского дома. Ком в горле, смотрю на мужа – слеза катится  у него по щеке. Тут же и решили, что расставанья не для нас. На следующий день с утра бегом в Опеку, пишем заявления на создание приемной семьи и т.д. и т.п. Пора познакомить детей с братом, пишу письма, прикладываю фотографии. Первой звонит дочь Ниночка: «Мама, я так рада за вас и за Назара… Если бы вы взяли девочку – я бы заболела». Вот она ревность-ревнушечка, болезненная и разрушительная. Но пронесло — ведь у нас мальчик! Степана новость застала врасплох, он прочитал моё письмо в телефоне по дороге в университет, не выдержал, позвонил сразу. «Мам, он что будет спать на моей кровати?» — «Нет, он будет спать в прихожей на коврике!» И начинаем смеяться, почти одновременно… и дальше «Ну мам, ну вы даёте!»  В общем, мир-дружба, рот фронт!

Декабрь 2011 года —  оформляем разрешение на передачу на зимние каникулы, ведь решения о приемной семье ещё нет. Ждём в гости Ниночку с внуком. И вдруг 28 декабря звонок, решение есть – приезжайте за Постановлением! Ура-а-а-а! Вот это Новогодний подарок!

Сегодня, когда всматриваюсь в то время — теплая волна накрывает меня с головой, как же случилось, что при таком огромном количестве «НЕТ» в результате вышло «ДА». Мой сыночек – Назарёнок – счастье и горе моё луковое, гордость и тревога, радость и слёзы! Всё это ты!

Сколько дневников я исписала своими колючими мыслями, самокопанием мучила себя и всё искала и искала ответы на непростые задачки воспитания. Спасибо прогрессу, что есть возможность через интернет узнавать то, что нужно именно тебе. Спасибо В.Леви, и Л.Петрановской за их прекрасные нестандартные книги. Спасибо приемным родителям, которые так откровенно пишут о своих жизненных ситуациях.  Как здорово осознавать, что ты не одинок! И то, что мучает и злит тебя, не дает покоя – это просто Жизнь!

Перелистывая мысленно страницы нашей жизни, я улыбаюсь…

 

2012 год – Закончились зимние каникулы. Назар идет в новую школу в 4 класс к незнакомым детям. Таблица умножения ему не ведома, сложение и вычитание – дремучий лес. Зато учительница готова «войти в положение». Сколько слёз было пролито Назаркой. Однажды делая уроки, после того как пролил ведро слёз, изрекает: «Мама, сколько же во мне солёной воды и когда только она кончится!» Я говорю «Сынок, выпей водички, а то в организме засуха начнется». Он пьет воду и успокаивается… ненадолго.

Представляете картинку – мама заставляет ребенка, и он горестно плачет. Может не надо заставлять? Но тогда прямая дорога в интернат. Я объясняю малышу, что знать – это здорово, ну просто круто! Кивает …и не делает. Получается — слова входят в него и растворяются. У Л.Петрановской я нашла объяснение этому – человек после авиакатастрофы чудом остался жив, а его спрашивают таблицу умножения. И мы отправились к  специалисту – тренеру по йоге. Валентина начала заниматься  с ним индивидуально, мы обсудили самые болезненные моменты, в том числе и по здоровью. Назару было запрещены занятия даже физкультурой. Два года занятий йогой и лыжные прогулки по лесу помогли  и здоровью, и психике. Слёзы, конечно, лились, но интервалы стали больше. Назарка  начал более спокойно общаться с детьми, всплески агрессии стали затухать. Научился правильно дышать. Через год врачи разрешили физкультуру и плаванье.

Однажды прочитала, что при большом обилии слез ребенок ощущает себя маленьким и недоласканным что ли. И я попробовал – завернула его 10-летнего в одеяло и стала нянчить, петь песенку. Купила нарядную соску и положила Назарке на стол. Он отреагировал: «Ну, вот ещё. Нееее.». Через какое-то время заглядываю – играет на компьютере и самозабвенно сосет соску. Измочалил её за две недели до основания – выбросили и забыли.

 

2013 год – Ярко, махровым цветом обозначилось Враньё. По поводу и без. Муж очень тяжело это переживал. А я всё билась – «мытьем, катаньем» и другими способами.

Почувствовала, что меня дома стало слишком много, вышла на работу. Возвращаюсь вечером с работы, сынок докладывает – всё хорошо, уроки сделаны, посуда помыта.  Я такая радостная, целую его в макушку…и открываю дневник – ничего не задано! Назаркиной выдумке не было предела – замазка, запрятка, сломанный телефон – это когда он звонит (при мне) Знайке узнать номера домашнего задания. Знайка перечисляет  5 номеров, а мой малыш в открытом учебнике обводит 2 самых легких. А у меня слух отличный – приходится внести коррективы. Однажды не выдерживаю, говорю: «Степан бы уже по заднице ремня получил!». А он мне: «Мам, ну я же уже родной. Может по заднице?» Понимаю, что это он меня проверяет – родной он для меня или так себе. Пришлось «приголубить» его по попке. На следующий день захожу домой, а малыш  уже и ремень приготовил, только что штаны не снял.  Хоть смейся, хоть плачь!

Меняю тактику, в ход идут карманные деньги, компьютерные игры – не помогает.

Ну что ж, тогда Его Величество Угол. Вспомнила, как я в детстве стояла носом к стенке и пальцем колупала известку, сколько разных мыслей мне тогда приходило в голову. Начинали с 5 минут (но не носом, а спиной к стене, заодно и осанку поправили), при повторе время наказания увеличивали в 2 раза … и наступил час икс – звонит одноклассник Назарке, чтобы узнать у него домашнее задание.

Однажды, сынок говорит мне: «Мам, ты вот со мной возишься, разговоры разговариваешь – это ты у меня стержень ищешь?» У меня от неожиданности столбняк.  А он продолжает: «Нашла». Какой там нашла, еле-еле нащупала хрупкий и такой подвижный стерженек.

 

2014 год – Непонимание достигает критической точки.

У нашего мальчика нет друга. Есть товарищи по компьютерным играм, но нет друга. Приходит со школы и так горько говорит: «Меня постоянно дразнят дебилом. Вот сегодня…». И следует рассказ. Я закипаю и хочу прямо сейчас бежать разбираться. Не могу ничего сказать ему, мне нечем его утешить. Я тупо сочувственно молчу. Начинаю мысленно представлять эти «разборки», выходит только хуже. Уже вечером, собравшись с духом и мыслями, завожу разговор: «Сынок, давай разберемся, почему они тебя так называют». И мы с Назаром написали  целый «трактат». Сначала мы доказали, что Назар к ним не относится (прибегнув к Википедии). А потом нашли и причины…

Назар упрямо утверждал, что в его классе – все плохие, но перейти в другой класс или даже в другую школу отказывался категорически (вдруг будет ещё хуже). Я долго не могла сообразить, как ему помочь хоть немного изменить ситуацию. Помогло обществознание, тема была о взаимоотношениях. Я попросила Назара составить список  из 5 самых «плохих» детей и добавить себя. Напротив имени написать плохое качество ребенка. Тут я говорю, эмоционально и глядя прямо сыну в глаза: «А теперь просто поверь —  в каждом человеке накручено-наверчено и плохого, и хорошего. Обязательно! Иначе нарушится равновесие и мир не сможет существовать. Твоя задача найти в каждом это хорошее».  Задумался, долго хмурил брови, наконец, лицо просветлело и получилось —  у всех нашёл хорошие качества, причем такие, какие бы сам хотел иметь. Запнулся на себе. Тут я помогла: «Ты отзывчивый и скромный». Потом по маме прошлись. Сынок говорит: «Вот бы мама мне твою целеустремленность! Но ты такая вспыльчивая!».  И добавил: «Если бы я сразу родился у вас, я бы был другим».

Большая надежда была на спортивную секцию, но здесь нас ожидали только разочарования и никакие «волшебные пинки» не смогли помочь.

Делает всё «через пень», «тянет резину», интерес ни к чему не просыпается.

Вызывают в школу… Я после выволочки чувствую себя совсем разбитой и глубоко несчастной. Дома состоялся жуткий разговор на повышенных тонах… И вдруг Назарка в  сердцах: «Да вспомни мама, каким я был, ведь дурак-дураком! Я пытаюсь, но меня почему-то замыкает… Прости!»  Я плачу горячими слезами радости, как будто я долго бегала по лесу и кричала «Ау!» и вот услышала ответное «Мама, я здесь!»

Всё, обнимаемся и закругляемся…

Решено — я перехожу на дистанционную работу.  Моё физическое присутствие в доме становится жизненно-необходимым. И наступает новая эра под названием «Мама где-то рядом».

 

2015 год. – Новая эра нашей семьи.

Наш ребенок начал приходить из школы весёлый. Появился спортивный интерес к волейболу. Первым в классе сдал экзамен по геометрии. Назар научился шутить сам и смеяться над шутками других. Получил паспорт. Заработал первые деньги. Уверенно играет с мамой в нарды… и иногда даже выигрывает.

Я реально осознаю, что всё это стало возможным благодаря моему гипертерпеливому мужу Игорю. Его поддержка (в том числе и молчаливая), и споры, и совместные поиски выхода из тупика – это такой опыт, что даже страшно.

Потому что Папа – это наше всё! Папа ныряет в прорубь на Крещение — сын за ним; папа на лыжи – следом малыш; сломался комп – папа починит; идём в поход – сын от папы не отстает; не выходит задачка по геометрии – бегом к папе. Папа научил пользоваться инструментом, папа ответил на трудные вопросы, папа снабдил работой и научил смеяться над собой. Любимая шутка: «Внимание! Во всех квартирах страны – дочь оглохла, мать охрипла, соседи выучили, собака повторила. Учебный год, однако…»

Сегодня на вопрос — какая проблема вам видится самой трудной в воспитании приемного ребенка? Я бы ответила — Желание родителей «дать» не стыкуется с желанием и способностью ребенка «взять». Причем это проблема не только моего ребенка, и даже не приемных детей. Это общая проблема воспитания детей. Первый «ожог» от такой нестыковки я получила когда в 4 классе учительница на выпускном предложила детям написать свои заветные желания на бумажных голубях и запустить их в небо (чтобы обязательно сбылись). Я незаметно подсмотрела желание Назарки – футбольный мяч. Через несколько дней День рожденье сына и один из подарков, о чудо, футбольный мяч! Эмоций «0». Проходят дни, недели, а бедный мячик так и лежит нетронутый. Наконец не выдерживаю и рассказываю сыну как всё было. Спрашиваю: « Зачем же ты написал про футбольный мяч?» Ответ: «Я думал — не сбудется.»  Потом были роликовые коньки, велосипед. Теперь вот гитара «зависла». Но ничего, сегодня посмотрим старый советский фильм «Розыгрыш», может быть лёд и тронется. А если нет, то придумаю что-нибудь ещё.

Бывают минуты тяжёлых сомнений в своих поступках, уж очень они напоминают мне дрессировку. Вспоминаю Аркадия Райкина: «Любое воспитание есть насилие. Родил – на том спасибо. Вот я, например, пить, курить, говорить начал одновременно…» Да, в каждой шутке есть доля шутки. У меня есть мечта, возможно утопическая – испарились компьютерные игры … и дети стали играть в шашки, шахматы и нарды; спортивные секции  наполнились мальчиками, а во дворе по вечерам звучит гитара…

Я давно не плачу, я теперь пою, я радуюсь и утверждаю, что все трудности – это такие мелочи по сравнению с Любовью и Счастьем, которое живет в нашем Доме. Смотрю на Назарку  и сердце замирает, неужели это мой мальчик с 2-ой по математике с 3-ой по физкультуре в 5 классе, 7 класс закончил с двумя тройками (русский и физика). Учителя им довольны; одноклассники общаются с ним, как с равным; девочки заглядываются. Ещё бы, физически развит (больше всех в классе подтягивается на турнике,  играет в волейбол), всегда готов помочь старшим, выручить товарища.  А кудри какие! Ровными колечками и серьга в ухе. Загорелый и веселый он идет по улице пружинистой походкой, а я любуюсь из окна и говорю мужу: «Смотри, смотри это наш сынок, наш Назарёнок!»

Первая встреча.JPG

Оставить комментарий