91. Глебова Надежда Викторовна: «Мы её искали», Вологодская область, г.Череповец

«Мамочка моя любимая пришла!» — эта простая фраза из уст приемной дочери Жанны – ежедневный источник сил и вдохновения для меня.

Согласитесь: решиться принять в семью ребенка, когда у вас уже есть собственные дети  — сложно. Вдвойне сложно, если это ребенок  – с ограниченными возможностями здоровья. Ведь это  влечет за собой трудности практически во всех сферах жизни, начиная от быта и заканчивая общением ребенка с другими людьми. У многих опускаются руки. Но у кого-то вырастают крылья, когда семья пополняется именно так.  Наша из таких.

Найдена на родине семьи. Сами мы с мужем из Воронежа. Познакомились  в училище: Будущий муж  учился на третьем курсе, я – на первом. Стали встречаться. После возвращения Александра из армии была свадьба. Вместе уже 22 года. После переезда в Череповец трудимся на «Северстали»: я – бригадиром на отделке листа в ЛПЦ-2, он – слесарем-ремонтником в УПП. Старшему сыну Павлу 22 года, третьекласснику Даниилу – девять лет.

Восьмилетняя Жанна появилась в нашей семье в августе 2015 года.

-Я всегда хотела иметь много детей  — у моих родителей нас было восемь.  После появления Дани я заболела, поэтому сама рожать уже не рискнула. Однако большую семью нам с супругом очень хотелось создать. Так мы решили взять Жанну. Если честно, взять ребенка мы хотели еще после рождения Паши. Был мальчик-отказник, но у нас не было тогда собственного жилья, мы жили в общежитии. А два года назад все это у нас уже имелось. Сначала думали о трехлетней девочке с диагнозом «тугоухость». Но, поговорив, решили с  мужем найти ребенка постарше. О том, чтобы взять здорового ребенка, речи не было: их ведь почти нет.  Мы прошли обучение в «Школе приемных родителей»  при центре «Наши дети». Ждать нам предстояло долго: в Череповце были в очереди 185-ми, в Ивановской области – 150-ми, в Ярославле – 200-ми. Вот и поехали на родину, в Воронеж. Она когда меня в первый раз увидела, то спросила: «Мама, ты за мной приехала?» И все, эти слова меня очаровали. Больше мы уже не разлучались.

«Сходились тяжело».  Мы с мужем от детей ничего не скрывали, обсуждали с ними  все вопросы. Я  подчеркиваю: к мнению ребят прислушивались, подготовку к приему не скрывали.

-Пока мы были на занятиях, на которые отпрашивались с работы, дети были предоставлены сами себе. Вели себя хорошо, понимали прекрасно всю важность появления нового члена семьи. Когда Паша впервые приехал посмотреть на Жанну в детдом, то сказал мне: «Однозначно наша, на нас похожа – такая же кудрявая и кареглазая, как папа. И боевая!» Даниил тоже с этим согласился. Потом уже ее увидел супруг. Когда ехали домой на машине, то и дело смотрел в зеркало на заднее сиденье. Спросила: «Ну как?» Он в ответ показал большой палец.

Близкие и друзья нас поддержали. В том числе и свекровь, которая живет вместе с нами.

-Единственное, сходились тяжело. Жанна – активный ребенок. Даниилу в одной комнате с ней стало шумно. Тогда девочку отправили к бабушке с игрушками. Жанна и раньше любила у нее в комнате засыпать. Они вместе читают, учат стихи – их свекровь помнит великое множество.  Мы стали мамой, папой, бабушкой с первых дней Жанны у нас. Однако она пробыла в детдоме всего год, поэтому очень хорошо помнит свою семью: как в доме случился пожар, как они вместе с младшим братиком и бабушкой ходили за сосками. Всех женщин Жанна называет Танями – я думаю, так звали ее бабушку.

Сыновья,  очень помогают , я  работаю по сменам, в воспитании дочери. Даниил и Жанна вместе гуляют, катаются на велосипедах и на роликах. Павел со своей девушкой Настей, водят детей в кино, занимаются с Жанной, которая  в этом году впервые пошла в школу, домашними заданиями и по логопедическим книгам – это необходимо девочке, она пока плохо разговаривает. Кстати, ребята,  привезли с юга для дочки желанного питомца – правда, не кошку или собаку, а маленькую черепашку, которую малышка очень любит. Жанна старается подражать младшему брату Даниилу – только вместе ребята делают домашнее задание. А еще хочет, по примеру старшего брата, научиться петь: уже сейчас подпевает всем мелодиям, играющим у папы в машине. Все вместе мы ездим на шашлыки, рыбалку, за грибами, катаемся на лыжах и коньках. Еще одна семейная традиция –  собираться вместе по праздникам.

«Волчьи повадки». Я  не скрываю: трудности с Жанной у нас  возникли почти сразу же.

-В силу своей болезни она не понимала, где оказалась. На все реагировала плохо: визжала, топала ногами, хлопала дверьми. Главным для меня в этой ситуации было прижать ее к себе. Прижмешь, поговоришь – успокоится. Спустя время все признаки агрессии с ее стороны в семье сошли на нет. Понятно, что для нее первый год был большим стрессом: из детдома – в семью и в садик. Туда мы ходили только раз в четыре дня из-за ее сложного поведения. Когда отправили в школу, думали, что изменилась. Оказалось: только по отношению к нам. У нее нет представления о различии преподавателя и ученика – стукнуть может любого. Дома мы добивались от нее прилежного поведения уговорами и поощрениями. Пока педагоги идут нам навстречу. Срок – полгода. Потом может встать вопрос о переводе на домашнее обучение. Будет сложно – наверное, придется искать няню. Очень надеюсь, что школа поможет Жанне повзрослеть.

Все это время мы  продолжаем получать помощь от специалистов центра «Наши дети» — у логопеда, психолога, дефектолога. С нами все время рядом наш специалист по социальной работе.

-Жанна – одиночка, так  говорит психолог. Два-три человека рядом – уже тяжело для нее. Когда Жанна с нами наедине, все хорошо. У нее нет никаких стрессовых ситуаций. В отличие от Даниила она не расстроится, если отругаешь за плохую оценку – просто пойдет дальше заниматься своими делами. В этом смысле с ней легко. Но она никогда не попросит прощения – просто не понимает, что это такое. А вот подлизываться очень любит.

«Источник сил». Почему я не пасую перед трудностями и не опускаю руки, воспитывая такую сложную нашу девочку?

-Я всегда хотела в жизни оставить что-то после себя. Даниил, как и Паша, вырос, а я чувствовала, что могу подарить свою материнскую любовь кому-то еще. Вот супруг  два года назад утром проснулся и сказал мне: «Теперь у тебя есть все для этого». Я воспрянула – за неделю со всеми обо всем договорилась. Думаю, что быть мамой  — мое призвание. Есть те, кто посвящает свою жизнь спорту, музыке или тратит ее на развлечения. А мое развлечение – это семья. Для меня они — главное. А теперь, когда есть Жанна, у меня для них очень много сил! Черпаю их, когда открываю дверь, вернувшись с работы, а она бежит ко мне: «Ой, мамочка моя любимая пришла! А я не ела, тебя ждала!»  Работа у меня сложная, но благодаря Жанне удалось найти тот необходимый ритм, чтобы держать себя в тонусе.

Девочка моя  – в «силу ее взбалмошности»: встает раньше всех, сама принимает водные процедуры, может разогреть еду на плите и самостоятельно позавтракать. Умеет делать уборку, часто помогает мне. Игрушки и одежду не разбрасывает. Даже платья кукол сама стирает.

-Мы были в ситуации, когда в садик Жанну брать отказывались, из-за инвалидности ее требовалось отправить на госпитализацию. Врач нам отказал и мне сказал: «Не берут в садик – сиди с ней дома, ты же за нее деньги получаешь». Я считаю, это очень неправильно. Если люди берут ребенка только из-за денег, то тогда лучше вообще этого не стоит делать. Чтобы взять ребенка, нужно чувствовать, что у тебя есть к этому силы и реальное желание иметь его рядом. Мужчинам, кстати, очень тяжело  принимать это решение. Я советую супругам поступить так же, как я: дождаться, когда муж сам созреет. Ведь решение о принятии ребенка в семью должно быть обоюдным. Да, воспитывать ребенка с ограниченными возможностями здоровья очень непросто. Самое главное для родителя – быть к малышу добрым: не наказывать и ругать за провинности, а объяснять и искать к нему подходы через увлечения. И принять ребенка нужно таким, какой он есть, не пытаться переделывать. Если не получилось с первой попытки, нужно дать «остыть» и себе, и ему, а потом повторить. Вот такая наша семья с неограниченными возможностями!

Оставить комментарий