Конкурс дневников приёмных семей

97. Абалкова Т.В.: «Письмо маме», Камчатский край

Здравствуй мама. Прости, что давно тебе не писала. Хочу рассказать о причине моего долгого молчания.

Начну свою историю со встречи с любимым. Когда я окончила техникум и приехала домой, передо мной открывались новые  возможности и соответственно, хотелось работать по профилю. Шел 1994 год. На работу я  устроилась в милицию. Тогда же и встретила своего единственного. Как оказалось он из многодетной семьи. Всего детей 8 человек, родителей потеряли очень рано и воспитывались в интернате. Рассказы супруга о жизни в интернате после распада семьи очень глубоко легли мне в душу.

После знакомства с сестрой супруга я была так счастлива, что теперь у нас будет большая семья, мы будем приезжать друг к другу в гости, собираться за большим столом, дарить подарки. Но моим мечтам не суждено было сбыться. Жизнь и воспитание в интернате сыграли большую роль в становлении личностей всех детей из бывшей семьи супруга, тоже коснулось и его сестры. Дети очень рано повзрослели, не хотели принимать никаких серьезных решений в жизни и привыкли, что сделать правильный выбор поможет государство. Так по мере взросления моего первенца сына, я стала помогать и его двоюродным братьям и сестрам, которые жили рядом. Очень часто я привозила им самое необходимое: картофель, капуста, предметы быта и лекарство. Сестра мужа рано стала прикладываться к спиртному, отказалась работать и, родила в довершении к троим детям, еще двоих.

Я понимала, что жизнь свою она определила не правильно, но все наши разговоры сводились к одному: «Ты меня не понимаешь. Я росла в интернате, за меня все решало государство и теперь я не хочу ничего менять в жизни, совсем не хочу работать, не могу самостоятельно содержать свою семью». После многих лет мне осталось, только молча вздыхать и помогать ее детям. Старшие трое выросли, образования не получили из-за отсутствия должного воспитания, начали свою самостоятельную жизнь врозь, а двое младших еще были на иждивении у матери. Каждое лето она оформляла их в социальный приют, мотивируя тем, что дети посетят оздоровительный лагерь, а она снова попробует самостоятельно встать на ноги и изменить жизнь к лучшему, но лето заканчивалось и все оставалось по прежнему. Оксану и Степана мать оформила в школу-интернат и часто забывала их забрать на выходные. После семи лет Степан прошел комиссию и получил диагноз легкая степень умственной отсталости. Я принимала участие в судьбе Оксаны, Степан в свободное время от школы проводил с матерью. Она часто меняла место жительства из-за пристрастия к спиртным напиткам. В основном это были нехорошие места, но я не очень интересовалась, потому что сама уже занималась воспитанием своих двоих детей и работала на двух работах.

Теперь я подошла к самому главному — появление в моей семье еще двоих приемных детей.

Помнишь мама, с 14 лет я мечтала стать воспитателем, а потом часто жалела, что изменила свое решение. Помнишь, как я делала кукол из маленьких вещей моего брата и говорила, что у меня будет не меньше троих детей? Ты, наверное, сейчас улыбаешься? Сейчас я часто задаю себе вопрос: что если 6ы я выучилась и работала воспитателем, как бы сейчас сложилась судьба Оксаны и Степана?

В 2014 году я стала навещать Степана в школе-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья. Мама была лишена родительских прав и совсем не навещала его. Передо мной стоял выбор: дать ребенку семью или просто дать почувствовать, что мы рядом и можем его навещать. Я никогда раньше не задумывалась, что дети делятся на категории здоровые и с ограниченными возможностями здоровья. Мне нравится общаться с детьми, они так непосредственны, мир в их глазах прекрасен, наполнен красками и смехом.

Со своими сыном и дочерью я долго разговаривала, какой выбор мне сделать. Я всегда  стараюсь при выборе серьезных решений выслушивать мнение своих детей. Мы каждый  день вели беседы о появлении в нашей семье Степана. Дети поддержали меня, зная, что я разрываюсь между ними и помощью Степану, ведь он для них двоюродный брат, хотя ранее они не общались. К тому времени Оксана сама пришла и попросила жить у меня. Больше сомнений, какой выбор сделать у меня не возникало.

Итак, я оформила приемную семью и моя семья увеличилась. В первые дни Степа часто задавал вопрос будем ли мы ходить в гости к кому-нибудь, но больше всего его радовали первые покупки. Я помню, как он прямо в магазине закричал: «Спасибо большое, тетя Таня, я давно мечтал, чтобы мне купили новую одежду!», потом обнял меня. Вообще Степан очень ласковый, всегда обнимет, скажет ласковые слова. Конечно, не всегда бывает все гладко. Каждый день я напоминала ему постоянные и простые действия, как чистка зубов, складывание одежды, выбор одежды для прогулки или для поездок а город, наливание себе чая, чтение для развития памяти. Все эти действия превратились в привычку. К концу года я заметила, что мировосприятие Степана поменялось. В школе тоже стали обращать внимание, что ребенок стал более самостоятельным. Конечно, мелкие шалости были как у всех мальчишек.

И вот пришел день, когда я снова поставила перед собой выбор: оставить все как есть и не травмировать ребенка, или все-таки поддерживать общение с его мамой. Это был самый трудный выбор для меня. Я целую неделю все взвешивала, обдумывала, мне казалось, что ребенок очень раним, все-таки он до 10 лет жил рядом со своей мамой, а вдруг, он начнет плакать и не захочет уходить, вдруг я не даю ему того что он получал от мамы.

Знаешь, мам, как мне не хватает твоего голоса, твоей улыбки, даже просто посмотреть на тебя, посидеть рядом и помолчать. Вот именно такие мысли мне не давали покоя. А выход оказался очень прост. Хорошо, что в школе работает психолог. Я попросила назначить мне прием. В школе очень хорошо к этому отнеслись, оказывается психолог работает не только с учениками, но и с родителями. Психолог объяснила мне, что, дети могут думать не всегда как мы предполагаем и не надо бояться, что ребенок может неправильно воспринять ситуацию при встрече со своей мамой. Также я думаю, что нельзя прерывать кровную связь, ребенок должен думать о маме. И я решила, что мы навестим его маму. Новость он воспринял с радостью. Мы часто говорили о ней, вспоминали, как они жили, забавные случаи. Мои дети тоже интересовались как Степан жил до появления в нашей семье и сравнивали, а потом говорили мне добрые слова, что я хорошая мама и они не хотели бы жить в другой семье. Также сын, поскольку он уже стал взрослый, помогал мне отводить Степана в школу и забирать его. Дочь, которая старше Степана всего на один год часто просила купить пазлы, чтобы собирать вместе с двоюродным братом, а еще она сама выбирала книги, которые нужно читать Степану. Если в школе по математике Степану что-нибудь было не понятно, дочка объясняла, как решать примеры или запоминать правила.

И вот пришел день, когда мы поехали к маме Степана в больницу. Ребенок очень волновался пока мы ехали, все время говорил, что боится заплакать от избытка чувств. Я сама волновалась. Мы купили сладости и фрукты и наконец, пришли к ней. Мама оказалась очень бальной, истощенной, но Степан обнял ее и сказал ей, что очень рад был ее увидеть и что его желание сбылось. Все оказалось, как и говорил психолог. Я была счастлива и разделила радость с ним.

Сейчас Степан достиг переходного возраста. Он не совсем понимает, что с ним происходит, появляются необдуманные поступки, но я всегда рядом и ежедневно мы проводим беседы какие правила существуют в жизни, чтобы не допустить ошибок. Каждый вечер мы собираемся всей семьей за столом пьем чай, обсуждаем, как у кого прошел день, смеемся, вспоминаем какими они были маленькими. Любим представлять какими они будут, когда вырастут, дети предлагают друг другу какую профессию выбрать. Глядя на их лица, я очень счастлива. Теперь я уверена, что не зря обратилась в органы опеки и попечительства и не оставила Степана и Оксану. Дети не виноваты, что в жизни так получается.

Я помню, как мои знакомые очень удивлялись, как в такое тяжелое время, имея две работы, я взяла на воспитание еще двоих детей. Все называли это обузой, но если не я, то кто? Я прихожу в интернат для детей с ограниченными возможностями, а они все такие открытые, улыбаются и здороваются, обязательно поинтересуются как у меня дела, как здоровье и ничего не просят взамен. Они рады даже тому, что я им улыбнулась и пожелала им хорошего дня. Такие дети очень отличаются от детей, воспитывающихся в семье. Сейчас Степан часто говорит мне, что очень рад, что у него есть своя комната, кровать и шкаф для одежды, что мои дети, и я помогут ему вырасти счастливым. Я заметила изменения в поведении и моих сына и дочери, они стали добрее, стараются помогать пожилым людям, всегда уступят место в автобусе, если видят, что обижают младших, обязательно заступятся. Думаю, что я осуществила свою мечту работать с детьми, наверно это мое призвание.

Это все, что я хотела тебе поведать мама. Думаю, когда дети вырастут, я снова пойду в органы опеки и найду еще ребенка, которому надо помочь вырасти счастливым.

До встречи мама.

Оставить комментарий