Кузьмина Екатерина Варсонофьевна, «СВОЙ СРЕДИ СВОИХ»

Конкурсная работа

Автор: Кузьмина Екатерина Варсонофьевна

Место проживания: Чувашская республика, Вурнарский район, деревня Хорнзор

Номинация: Свой среди своих

НАШИ ИСТОРИИ

Иногда, когда наша семья собирается в родительском доме, когда весь дом трясется ходуном, вспоминается та осень 2000 года. Я тогда училась в университете, на пятом курсе. В октябре, когда только-только завершились уборочные работы в полях, когда начали нормализоваться расписания лекций и практических занятий, когда начали обустраиваться в общежитии университета, мне позвонила мама. В ее голосе ощущалась тревога, сильные переживания. Расстроило ее то, что сестра папы (тетя Люба) выписалась из роддома очень бледная, слабая. Родила она шестого ребенка. Мама и папа встретили ее в роддоме, отвезли домой, помогли с первыми делами. Но маму не оставляло в покое то. что у тети кроме младшей новорожденной еще пятеро детей. Мама ездила к тете, навещала их, помогала по уходу, но долго там (тетя жила в 7 км от нашей деревни) оставаться не могла, дома ждали свои дети, хозяйство, да на работу нужно было каждый день ходить.

DSC04828.JPG

Через 2 недели после выписки тети из роддома, мы с братьями (2 брата также были студентами) поехали в деревню на выходные. Мы решили всей семьей поехать к тете, помочь подготовиться к зиме (дрова наколоть, окна утеплить и так далее). Тетя была на самом деле бледная, в этот день она говорила, что возможно простыла, что болит голова. Мама с приглашенной медсестрой дали ей лекарства. Я даже не подозревала, что тогда видела ее живой в последний раз. Новорожденная Виктория оказалась очень живой и веселой - улыбалась нам, строила смешные рожицы. А дети постарше, встретив нас с радостью, помогали нам по дому. Затем мы с братьями опять уехали в город на учебу. В конце ноября мама позвонила и сообщила, что тете стало очень плохо, что находится она в реанимации, а через пару дней в слезах рассказала о том, что тети не стало. Шестерых детей тети Любы до выяснения дальнейшей судьбы забрали органы опеки в районную больницу. Отпросившись в деканате, я поехала домой, на похороны.

В день похорон 3 старших детей - Валеру, Васю и Веронику (младшие Витя. Ваня и Вика были совсем маленькие) - привезли проститься с матерью. Никогда не забуду, как прижался к нам Валера, он рыдал навзрыд, за ним робко плакали и Вася с Вероникой. В их глазах был страх, было отчаяние. Валере (старшему) тогда было 15 лет. Он понимал, что теперь они сироты. Младшие еще не совсем осознавали, что мамы больше нет. Вероника говорила, что им казалось, что их мама просто спит.

После похорон детей снова отвезли в больницу. Мы же собрались на семейный совет - мама, папа и мы, 4 детей (я и мои 2 брата Сильвестр и Леня - студенты, сестренка Зина - школьница). Все понимали, что вопрос стоит перед семьей довольно трудный. Родители думали, как же быть с детьми тети Любы. Ведь это не один малыш, а шестеро детей, возраст которых от 2 месяцев до 15 лет. Мама говорила, что с младшей будет особенно тяжело, так как уход за грудным малышом отнимает много времени, а родители работают. Трое детей были студентами, младшая училась в школе. Не знаю, что именно мне придало уверенности в себе, но тогда я предложила родителям оставить детей у нас в семье. Училась я на последнем курсе на «отлично», поэтому знала, что могу перейти на индивидуальное обучение и ухаживать за двухмесячным ребенком сама. Родители тоже согласились в том, что отдавать детей в приюты нельзя. Как потом им смотреть при встрече в глаза, как вообще их потом найти и собрать всех вместе. Так было решено, как бы ни было трудно, дети будут с нами! С этим решением встало множество других вопросов-проблем, главный из них: как разместиться с такой огромной семьей (10 детей) в одном доме площадью 54 квадратных метров и разрешат ли? Но движение с этого момента началось, с этого дня все в семье поменялось.

Процесс оформления опеки над детьми длился около двух недель. Пока оформлялись документы, дети тети оставались в больнице. Мама лежала с детьми в больнице (младшей 2 месячной Вике требовался постоянный уход), папа навещал их ежедневно, мы же - студенты, каждый раз приезжая из города домой, заходили к ним с гостинцами. Валера, старший, очень общительный, всегда шел к нам навстречу первым, за ним стесняясь и сжимаясь к стене, шли младшие. Однажды, когда маме нужно было уехать из больницы для оформления бумаг, я осталась с детишками в больнице. Не могу описать тех чувств, которые в те минуты рождались во мне, но мне почему-то Вика казалась не сестренкой, а дочкой. Так хотелось защитить эту маленькую кроху. Было больно смотреть на грустные глаза 4-хлетнего Вани, молчаливого 8-летнего Витю, тихую Веронику. Они не очень много со мной говорили, а больше молчаливо сидели рядом, смотрели вопросительным взглядом: «Что же будет дальше?». Почему-то запомнился вопрос Вероники: «Когда мы поедем домой?». Я не знала, что ответить, подумав, сказала: «Скоро, потерпи немного, скоро мы все будем дома». А сама подумала, что их дом теперь закрыт, что наш дом станет в дальнейшем нашим общим домом.

После похорон тети, мы, 4 детей, стали как бы старше, ответственнее за младших. Когда люди сейчас спрашивают, а не было ли ревности, что наше место заняли чужие дети, не хотелось ли остаться любимчиками, я теряюсь. Как-то совершенно не думали мы об этом. Не было ни зависти, ни ревности. Может быть, потому, что мы были уже взрослыми (мне было 21 год, братьям - 19, 17 лет, сестренке - 13). Наоборот, мы старались уступать им, как младшим, во всем.

В конце ноября мама с папой всех шестерых детей привезли домой. Помню, как мама сказала: «Ну вот, встречайте нас, у нас пополнение, родилось в семье еще шестеро детей». Я к этому времени тоже успела перейти на индивидуальное обучение и могла помогать маме по уходу за ребенком. В доме у нас было тесновато, но мы помещались. Папа смастерил (он у нас мастер на все руки) двух ярусную кровать, он говорил: «В тесноте, да не в обиде - это главное». В одной комнате спали и делали уроки 5 детей. Стояли в комнате четыре кровати (одна была двухярусной). Вместе играли, вместе ложились спать, рассказывали на ночь истории, делились мечтами. Зал перегородили и сделали еще 2 небольшие комнатки. В одной разместились родители с малышкой, в другой - жила наша бабушка, которая не могла жить одна в соседней деревне из-за болезней. Папа для Вики сделал и повесил колыбельку. Мы с мамой по очереди качали эту колыбель, пели песни. Правда, Вике быстро надоедало качаться в постели, она требовала, чтоб ее взяли на ручки. Родителям тогда нужно было ходить на работу (опекунам не разрешалось бросать работу, чтоб ухаживать за опекаемой дочкой), мне тоже временами приходилось уезжать на экзамены, контрольные. В такие дни выручала нас моя бабушка. По ночам, чтоб родители могли хоть немного отдохнуть, я брала спать с собой Вику. Ночью в такие дни греть молоко для Вики бежала мама. Когда Вика спала в комнате родителей в колыбели, грела молоко я.

Первый год нам тяжело было разместиться на кухне. Она была рассчитана на 6 человек. Поэтому родители решили сделать пристрой. С помощью родственников наш дом стал больше на 12 метров. Мы пристроили дополнительную комнату к дому - кухню. Это была настоящая радость. Ведь на кухне мы проводили очень много времени. Приготовишь, накормишь, помоешь посуду и опять варить. Пока родители были на работе, мы, старшие, ухаживали за «новорожденными» младшими. Когда я или сестренка, что-то готовили, к нам всегда подбегал Вася (опекаемый сын). Было видно, что ему интересно наблюдать за нами. Потихоньку и он начал входить в дело. Стал помогать, затем и сам научился готовить. Помню, как на рынке мама покупала продукты. Сушки тогда продавалась связками. Мама брала их по 3 связки, если покупала пряники или печенья, то коробками. Продавцы удивленно на нас смотрели. Впервые дни проживания всех детей в нашем доме катастрофически не хватало носков, так родители съездили и привезли целый мешок разнокалиберных носочков. Постепенно продавцы начинали узнавать наших родителей по их покупкам оптом.

Особой поддержки таким семьям со стороны государства, чиновников мы тогда не ощущали. Спасибо огромное врачам районной больницы, которые начали нас узнавать и принимать вне очереди. А в больницу мы попадали часто. Часто болели Витя и Ваня. Иногда в больнице с ними лежала мама, иногда я, временами и папа. В основном это были простудные заболевания. Каждый раз мы видели переживания родителей. Ночами я вставала, чтоб мама могла поспать немного. Тогда я многому научилась, что пригодилось мне позже.

Еще до замужества, до рождения своих детей я знала, как пеленать, как купать новорожденных, чем и как кормить, как лечить. Когда в доме появились новорожденные братья и сестры, мы сами не заметили, как стали учиться друг у друга. Мы учились ухаживать и заботиться о младших, мы научились видеть трудности родителей, учились решать вместе различные проблемы. Младшие учились у нас убираться по дому, готовить, стирать, делать уроки. Брат, учащийся на строительном факультете, учил мальчишек строить, папа - мастерить. Я, закончив учебу в университете, стала работать вожатой, вожатой же была и дома, учила танцевать, петь, разучивала с ними стихи. Мама и сестренка любили и любят рукодельничать. Младшие девочки учились у них.

В 2001 году мы собрали Витю в школу. Помню, как он радовался портфелю, новому костюму. На предшкольный медосмотр с ним поехала я. В больнице, во время простоя в очередях в кабинеты, я поняла, что все считают меня матерью Вити. Знаете, это было приятно. Мне хотелось быть их мамой.

Примерно через неделю проживания с нами младшие стали называть родителей мамой и папой. Это получилось как-то очень быстро и незаметно. За нами малыши просто начали повторять слова «мама» и «папа». Мы - «мама, папа» и они - за нами. Валера же (старший) не спешил, ну и никто не торопил его. Прошло полгода, и, однажды, когда мы все работали в огороде, сажали помидоры, Валера вдруг несмело спросил: «Мама, а где взять нитки?». Мы с мамой переглянулись, в ее глазах был вопрос: «Не ослышалась ли?».

Валера повторил свой вопрос, опять назвав ее мамой, а не тетей. Я посмотрела на маму, у нее прослезились глаза, она не повернулась к нему, ответила, не меняя свое положение. Я наблюдала за Валерой и мамой, они понимали друг друга, молча, без слов. (Сейчас же родителей зовут мама и папа не только 10 детей, но еще и 3 невесток и 3 зятев, а порой и внуки - за своими родителями!).

*

Трудностей было не мало, но каждый раз помогало одно - сплочение. Каждую проблему решали вместе. Принес кто-то «двойку» из школы, старшие помогали подтянуться. Кто-то заболел, ухаживали за ним все, кто мог. Все это получалось как-то само по себе. Никто не делал графики дежурства, но мы четко знали, кто сегодня убирается в комнате - тот, кто свободен. Готовить на кухне полюбил Вася, его даже не нужно было упрашивать, сам искал рецепты в журналах, пробовал, варил и угощал. Единственно, что часто повторяли нам родители: «Будьте вместе, живите дружно».

В первые годы возникали проблемы с новыми братьями и сестрами такие, каких раньше не было. То, что дети болеют, было и до них. Вот воровства и лжи до этого в семье не было. Однажды мы заметили, что закатанные банки варенья в подвале, стоят пустые, затем сами собой «опустошались» пакеты со сладостями, витамины. Все это было у нас доступно, но приходилось спрашивать разрешения у родителей, можно ли взять то или это. Порой мама запрещала сразу есть варенья, так как они были холодными в подвале (нужно было подождать, пока разогреются), конфеты также разрешала есть только после еды, чтоб не сбить аппетит. Никто из детей не признавался. Скоро нашлись обертки, фантики под подушкой Вероники, мы заметили, что Вероника ест мало за столом, или не ест (не было аппетита). Тогда родители сказали: «В этом доме все для вас. все можно брать, есть, но не навредите себе». Варенья стояли и на столе, но почему-то Вероника все же иногда ела его тайком в подвале. Прекратилось это после того, как она переболела, простудив горло. Она ужасно боялась уколов, врачей. К зубному ее тащили втроем, вчетвером.

В 2003 году Валера окончил школу. Он решил поступить туда же, где училась и я. Он мечтал петь на сцене. Дома он часто пел, порой с братьями даже ссорились, что он мешает им думать своим пением. Я рассказала ему, что на нашем факультете есть отделение культурологии, где готовят артистов. Он на самом деле запел, сейчас он в свободное время от работы в школе является солистом группы «Асамат». Помню, в 2008 году мы сыграли его свадьбу. Свадьба прошла весело, приняли участие все артисты группы.

Вася выучился на повара, сейчас он работает администратором в кафе, также увлекается фотографиями, работает в редакции республиканской газеты «Хыпар» фотокорреспондентом. Нам приятно читать его статьи в газете.

Вероника окончила филологический факультет Чувашского государственного университета им. И. Н. Ульянова. Хотя в одно время она чуть не бросила учебу, подружилась с не очень хорошими подружками, перестала ходить на занятия, на звонки не отвечала, домой тоже не приезжала подряд несколько месяцев. Мама вся извелась. Еле- еле я вызвала ее на разговор, долго переписываясь смсками. Ответила она на мой звонок после того, как я притворилась, что не верю, что пишет мне сестра, написала ей. Что пишет мне наверно другой человек, который держит ее, не разрешает общаться с родными. Написала, что мы все равно найдем ее, что в семье мы своих не бросаем, что лучше отпустить ее по-хорошему, иначе придется отвечать перед ее 6 братьями и 3 сестрами, а главное - перед мамой и папой. После разговора по душам она вновь вернулась к учебе, поняла, что главное - это семья. В 2013 году наша семья отметила ее свадьбу. Сейчас она с мужем ухаживает за своим годовалым сыном. От сестренки и мамы она научилась рукодельничать, в свободное время вяжет различную красоту крючком, украшает вязаными вещами свой дом. дарит нам. родственникам.

Витя в этом году окончил строительный техникум, устроился на работу каменщиком. Ваня - студент того же техникума. Это в основном заслуга отца и брата Леонида, которые с детства учили их строить.

Вика перешла в этом году в 8 класс, мечтает стать врачом. Но в свободное время мы с ней ставим народные танцы и выступаем на различных мероприятиях.

Пережить все трудности, сплотиться нам помогли, скорее всего, семейные традиции. Очень важно, чтобы они все же были в каждой семье.

Главные традиции и правила в нашей семье, о которых помнят все 10 детей:

  1. Необходимо каждому уметь выслушать другого человека. Не торопить, не перебивать, пока говорит один человек. И главное - не только выслушать, ной постараться услышать. Когда говорит старший, тем более.

  2. В нашем доме всегда накрыт стол для гостей. Не важно, какой гость, нужно обязательно его накормить. Семья наша гостеприимна. Даже сейчас, когда все мы разъехались в разные стороны, придя в родительский дом, в первую очередь садимся за стол. Общаемся за чаем.

  3. Каждого нового члена семьи мы встречаем с хлебом и солью. Сын ли жену в дом привел, дочь ли с зятем пришли, ребенок ли родился - всех благословляют родители.

  4. Ежегодно в день Святой Троицы мы собираемся все вместе и идем с цветами к могиле тети Любы. Каждый брат, каждая сестренка знает о том, что у них мама - тетя Люба. Но это не мешает никому считать родителями и маму с папой.

  5. Есть у нас свой интересный обряд - во время больших праздников (свадеб, юбилеев, крестин и др.) мы встаем в семейный круг, плотно держась за руки. Это своеобразный семейный танец. Обычно его проводим во время зажжения семейного очага на свадьбах, в ходе поздравления на юбилеях, на новоселье.

  6. Новый год обязательно встречаем с семьей. Не с друзьями, не с кумовьями. А именно с родителями, со своей семьей.

  7. Есть у нас «общий котелок», в который мы скидываемся в особых ситуациях, когда кому-то срочно нужна помощь. Например, мы с мужем начали строить дом. Все соседи восхищались нашей дружбой, что все 10 детей как один встали и приехали на стройку. За один год с помощью родных мы вселились в новый дом и справили все вместе новоселье. Помогаем также все вместе при рождении детей.

Все шестеро детей находились под опекой наших родителей. Но это не значит, что достигнув совершеннолетия, они должны уйти из семьи. Нет. Они стали нам настоящими

братьями и сестрами. А своих мы никогда не бросаем, что бы ни случилось, какую бы он ошибку не совершил, он наш, он свой! И это здорово!


Возврат к списку


Поделиться: