Форум приемных семей-2021 рассмотрит самые актуальные проблемы сферы приемного родительства

 

Меньше месяца остается до важного события в сфере приемного родительства и социального сиротства — 29 ноября – 2 декабря 2021 года состоится Всероссийский онлайн-форум приемных семей-2021. В нашем материале обсуждаем самые актуальные проблемы, которые станут основными темами Форума.

Чувство единства и передача опыта

Форумы приемных семей проходят в разном формате каждый год, набирая опыт и экспертизу. В 2013 году Форум в Колонном зале Дома союзов, в 2014 году в Кремлевском дворце. Стоит отметить, что благодаря Форумам и зародилось в целом сообщество приемных родителей в России – само движение приемного родительства. А регионы с интересом подхватили идею проведения Форумов и начали организовывать Форумы на своей территории.

armen.jpg

Армен Попов,  директор Центра развития социальных проектов, создатель интернет-портала «Усыновите.ру»

В 2020 году Форум впервые прошел в онлайн-режиме. «Мы собрали в итоге на Форуме 2220 человек, то есть в 4 раза больше, чем мы ожидали, — рассказывает Армен Попов, директор Центра развития социальных проектов, создатель интернет-портала «Усыновите.ру». —  Также мы расширили формат до 4 дней, обычно Форум работает 2 дня. Более того, работали мы не просо 4 дня, но и 3 ночи, с учетом разницы во времени. Мы ввели формат «Неспящие в Сочи» — вечерние посиделки-дискуссии, без определенной тематики, мы просто беседовали – и оказалось, что это очень востребовано. Слово мог брать каждый. И это помогло людям найти решение многих вопросов. Один регион начинал рассказывать о своих проблемах, а другие родители говорили: мы решили эту проблему вот так. Мы были очень рады, что люди решают трудности без обращения к властям. Это стало одной из задач каждого форума, и нынешнего тоже».

gv.jpg

Галина Семья, доктор психологических наук, профессор МГППУ, член Координационного совета при Правительстве РФ по реализации Десятилетия детства

«Форум 2020 года позволил стать участником любому. До этого наши форумы принимали до 500 человек, по квотам от регионов. А благодаря онлайн-формату форум шел в течение всего дня до позднего вечера, и мы сильно расширили аудиторию и обсуждаемые вопросы, — отмечает Галина Семья, доктор психологических наук, профессор МГППУ, член Координационного совета при Правительстве РФ по реализации Десятилетия детства.  – Были организованы интересные лекции, мастер-классы. Мы также пригласили блогеров, которые формируют в интернете общественное мнение, в том числе это были блогеры-приемные мамы, и они вносят свое видение в ситуацию».

На Форуме-2020 удалось поговорить в том числе о том, как поднять престиж приемной семьи, который упал после ряда негативных разоблачительных историй, и сейчас к приемным родителям относятся часто с подозрением и недоверием. Также обсуждалась тема конфессиональности как дополнительного ресурса поддержки семьи. «Это оказалось полезным, многие семьи с большим доверием воспринимают слова представителя конфессии. Плюс еще и работает национальный менталитет. Мы поняли, что этот подход тоже стоит использовать для помощи приемным родителям», — отмечает Галина Семья.

Также благодаря онлайн-режиму сработал формат «Равный равному». «Мы хотели дать слово детям. Пригласили и подростков, и тех приемных детей, кто уже вырос. И услышали разные истории, — рассказывает Галина Семья. — Это были и трагедии, например, связанные с тайной усыновления, — одна из женщин, которую приняли в семью в детстве, рассказывала, что ее жизнь разделилась на до и после и она, узнав, что у нее есть где-то кровные родители, не может найти себя в жизни. Другая участница с такой же историей, наоборот, говорила – как здорово, у меня теперь две семьи. Подобный формат диалога очень успешен. И мы надеемся, что и на нынешнем форуме в один из дней, посвященный темам работы с подростками, мы снова дадим слово приемным подросткам».

Форумы действительно помогают решать накопившиеся проблемы.  Например, передача детей-инвалидов в семьи считалась узкой темой, но все же эту задачу прокачивали на двух форумах. В итоге семьи стали более готовы к принятию таких детей, их стали более активно принимать. «Форум дает чувство единства, ощущение, что ты принадлежишь какому-то важному и человеческому сообществу, есть возможность поделиться опытом, свериться, что происходит у тебя и у других», — считает Галина Семья.

Кроме того, Форум помогает следить за актуальными новациями, которые могут влиять на развитие института приемной семьи. «Например, идут разговоры о том, что нам сможет помочь искусственный интеллект – например, в подборе пар «родитель-ребенок». Может быть, такие фантастические проекты через несколько лет станут обычными для нас, — говорит Галина Семья. — Поэтому важно держать руку на пульсе».

«Мы хотим, чтобы Форум стал максимально полезным для самих приемных родителей, для кандидатов в приемные родители, — отмечает Армен Попов. — Будем вместе искать полезные рекомендации».

От проблемы возвратов до статуса профессиональной семьи и приемных пап 

Развитие института приемной семьи сталкивается сейчас с целым рядом проблем. На нынешнем Форуме участники обсудят очень многие темы.

Почему сокращается число детей, передающихся в семьи

Сейчас действительно наблюдается снижение количества детей, которые уходят из детских учреждений в семьи. Почему? Дело в том, что в детских домах остались сложные в воспитании категории детей, и поэтому нужна специальная подготовка как родителей-кандидатов, так и самих детей, в итоге замедляется темп устройства детей в семьи, поясняет Галина Семья: «Среди нынешних 40 тысяч детей, которые еще остаются в детских домах, более 80 процентов — подростки, 51 процент — сиблинги (братья и сестры). Дети-инвалиды и дети с ОВЗ – примерно 40 процентов, в некоторых регионах вообще остались только дети-инвалиды подросткового возраста. И родителей, кто бы был готов и хотел взять такого ребенка, очень мало».

Возвраты

Эта тема остается актуальной. Происходят возвраты по разным причинам: не уживаются дети в семье с новым приемным ребенком, или родители не справляются, но многие проблемы можно устранить с помощью профессионалов, если эта помощь оказана вовремя.

«Раньше максимум возвратов приходилось на детей, которые лет 5 уже находятся в семье, и это понятно — они перешли в подростковый возраст, и родители не справляются. Теперь возвраты происходят уже в течение первого года нахождения детей в семье, — рассказывает Галина Семья. —  Если мы приравняем все возвраты к 100 процентам, то 30 процентов этих случаев приходятся на семьи, приемные родители в которых прошли ШПР, и это большая цифра. Возникает вопрос о качестве этой подготовки, получается, ШПР не совсем справляется. Это тоже одна из проблем, которую нужно обсуждать и решать».

galiya.jpg

Галия Бубнова, президент Ассоциации приемных родителей, опекунов и попечителей «Столичная семья», многодетная приемная мама

«Волна возвратов сейчас идет оттого, что раньше, примерно в 2014-2015 годах, впихивали детей приемным родителям как горячие пирожки, не задумываясь. А сейчас эти дети подросли. И начались проблемы, — отмечает Галия Бубнова, многодетная мама, усыновитель, приемная мама, руководитель Ассоциации приемных родителей-опекунов и попечителей «Столичная семья». — Кто-то не справился, но не всегда возврат — это плохо, и об этом мы тоже поговорим. Каждая история индивидуальна, как любая семейная трагедия. И это беда не только для ребенка, это сказывается на всей семье, и на других детях в семье, кровных и приемных». А ведь бывает, отмечает эксперт, что ребенок действительно неуправляемый, с агрессивными наклонностями, и это опасно и для других, на чаше весов  — жизнь остальных детей в семье и жизнь того ребенка. Какое решение принять? Это не так легко, как кажется со стороны. «Иногда, как говорится, нельзя не вернуть. Это боль, и ребенка, и родителей. Но жить ребенку в нелюбви и отторжении тоже не нужно. Так что в жизни нет однозначного «хорошо» и «плохо». Все семьи несчастны по-разному, писал Лев Толстой, а любая семья с возвратом  — это несчастная семья», — говорит Галия Бубнова.

Уже несколько лет во многих ШПР делают специальные модули подготовки кандидатов, которые хотят взять сиблингов, детей подросткового возраста, детей-инвалидов. Министерство просвещения РФ в свое время рекомендовало различные программы.  И отбор кандидатов, когда выявляется мотивация, ресурсы, затем ШПР и служба сопровождения замещающих семей, может стать преградой для потенциальных возвратов. Но пока не получается. «Возможно, некачественно работают эти структуры, и мы не набрали профессионализма, у нас этих специалистов не готовят, — полагает Галина Семья. — Приемные родители самообразовываются, ходят на какие-то курсы, им не хватает поддержки. Причем каждая служба выстраивает свою модель оценки – критерии, показатели. И это большая проблема. Одни оценивают успешность адаптации: что сделал ребенок, чему научился. Другие оценивают негатив – что не сделано.  Эта неразбериха тоже сказывается на качестве работы. Таким образом, мы видим проблему качества подготовки и качества сопровождения родителей».

Институт профессиональной семьи

Все чаще, в связи с вышесказанным, приходится возвращаться к идее профессиональной семьи. «Изначально под этим словом рассматривали не ту семью, которая много лет работает и имеет опыт, а семью, которая образована по трудовому договору, для которой воспитание таких детей становится работой, — говорит Галина Семья. — Это не значит, что они меньше любят таких детей, просто с семьей иные правоотношения. Сейчас приемный родитель фактически никто. Попробуй взять кредит в банке – в первую очередь, надо предъявить место работы, но мама же сидит дома, не работает, получается, ее статус – домохозяйка. А если бы она имела профессиональный статус родителя, все было бы иначе».

Предложение о создании статуса профессиональной семьи было в законопроекте, который продвигала еще Ольга Баталина, будучи депутатом. Была мысль создать и профстандарт «социальный воспитатель». Тогда у приемного родителя появились бы признаки профессиональной деятельности – зарплата, оплачиваемый отпуск, больничный лист. «Речь шла о том, что регион сам выбирает, нужна или нет ему такая форма, и какие категории детей они хотят туда передавать. Такая приемная профессиональная семья могла бы брать ребенка, у которого еще нет статуса, что помогало бы избежать травмирующего перевода ребенка в детское учреждение, — замечает Галина Семья. К тому же, есть мировой опыт успешности такой формы работы семьи. В Финляндии, Франции приемные семьи организованы по профессиональному типу. Они обучаются по программе в 300 часов и официально получают профессию. Но у нас этот законопроект не прошел, Минтруд не увидел предмета заключения трудового договора».

«У нас пока нет четко прописанного понимания, что такое профессиональный приемный родитель. Чтобы не было разногласий, это важно оговорить, закрепить это понятие и вытекающие из него права и обязанности такого родителя. И хочется, конечно, чтобы фонды и государство нас услышали, — считает Галия Бубнова.  — Благотворительные фонды, например, подразумевают под профессиональным родительством фостерную семью, а приемные родители сами обычно считают себя профессионалами – в том смысле, что это фактически действительно рабочая деятельность, и мы получаем за нее зарплату. Даже Верховный суд РФ считает нас работающими, это подтверждено решениями ВС РФ». Поэтому, чтобы двигаться дальше в правильном направлении, нам нужно определиться и договориться с терминологией, это важно и с точки зрения юридической.

Как считает Галина Семья, если бы у нас вовремя приняли закон о профессиональной семье, многие бы дети уже сейчас ушли в такие семьи, и это было бы надежно.

Подготовка будущих приемных родителей

В целом вопрос подготовки кандидатов становится все более важным. Даже ближайшие родственники ребенка теперь не будут освобождаться от подготовки к принятию ребенка. «Обычно обучение идет от 40 до 72 часов – достаточно ли этого? Кроме того, если родитель проходит подготовку до взятия ребенка в семью, в кризисной ситуации он тут же забудет все, что ему давали на учебе», — отмечает Галина Семья. Есть международный опыт, когда сначала родители проходят тренинги, потом после прихода ребенка в семью снова идут на курсы. Есть переподготовка очень глубокая. «Можно организовать обучение так, чтобы каждый год родитель был обязан пройти тренинг, который направлен на решение его проблемы, — считает эксперт. — Например, все НКО представляют свои курсы, тренинги на год, и родитель выбирает из списка, какой тренинг, чтобы решить свою конкретную проблему. Если вы взяли ребенка под опеку, государство обязано следить, что происходит в семье, помогать. Если не устраивает контроль государства, пройдите специальную подготовку и усыновляйте, тогда ребенок получает все права родного, и вы с ним — на всю оставшуюся жизнь».

Пока сложно развивается и направление сопровождения. Пока в России нет законодательно закрепленного понятия «сопровождение». Законопроект, который обсуждается уже 2-3 года, пока ждет утверждения. В нем есть предложение внести в закон этот термин. А пока каждая служба сопровождает по-своему, а где-то сопровождением занимаются даже специалисты органов опеки. Галина Семья отмечает еще один момент, который говорит о перегруженности этих структур: «Органы опеки должны проверять семью дважды в год. Мы недавно провели мониторинг в 22 регионах, опросили более 2,5 тысяч приемных родителей, о том, как с ними взаимодействует опека. И только 66 процентов опрошенных родителей подтвердили, что дважды в год к ним приходит опек – физически не успевают. То есть специалисты опеки так перегружены, что физически не могут дойти до семей».

При этом, что удивительно, 90 процентов родителей удовлетворены работой органов опеки, то есть на самом деле в среде родителей негативного образа опеки нет. «И специалисты опеки, и приемные родители говорят о том, что многие передачи на ТВ формируют негативный образ этих структур, — замечает Галина Семья. — Пора снимать сериал о буднях специалистов органов опеки, как они зачастую просто спасают детей, а отобрание  ребенка у семьи и для них психологическая травма. А у нас крутят сериалы про полицию, спасателей или пожарных, а специалист органов опеки предстает обычно корыстным или безэмоциональным».

Ресурсность приемной семьи

Есть еще и проблема загруженности семей. А от этого зависит ресурс родителей. «Когда мы готовили законопроект, мы предложили передавать в одну семью не более 3 детей. Многие выступили против, я же стою по-прежнему на этой точке зрения, — говорит Галина Семья. — Семья должна быть ресурсной, чтобы создать для ребенка благоприятные отношения в семье.  А 10 человек в семье — это фактически мини-детский дом. А ведь надо, чтобы каждому ребенку доставалась любовь».  За рубежом три ребенка – это максимум для приемной семьи. Исключение — сиблинги. К тому же в семье есть же еще и свои, кровные дети, и им тоже нужно внимание. Но это предложение не прошло. «Я считаю, что причина возвратов связана, в том числе, и с этой перегруженностью, и с этим нужно что-то делать, — полагает эксперт. — А те приемные мамы, которые говорят, что уже привыкли к большому количеству детей и подготовлены к этому, могут перейти в статус тот профессиональной приемной семьи, законопроект о которой так и не принят».

Юридические сложности и законодательство

Проанализировав истории приемного родительства в России, Галина Семья предложила модель профилактики социального сиротства в России: есть несколько важных фактов, которые должны сойтись в определенный период времени, и если они все наличествуют, то происходит рывок в сфере приемного родительства. Первый фактор — постоянный фокус внимания первых лиц государства и регионов к вопросу профилактики социального сиротства и семейного устройства детей-сирот, а не просто разовое обращение к этой теме. Второй момент — динамичное развитие нормативной правовой базы и возможность ее корректировки в сжатые сроки в случае возникновения правовых коллизий при применении на практике. Третий фактор — российское финансирование (федеральное, региональное, социально ориентированный бизнес, фонды и пр.) различных инициатив и инноваций без привлечения иностранных источников, что формирует определенную ответственность государства и исполнителей. И, наконец, четвертый фактор — креативность субъектов Российской Федерации в развитии социальных практик и самостоятельной законодательной деятельности, что позволяет находить нестандартные решения проблем. «Это мы наблюдали в 2007-2008 годах, 2012-2013 годах, — отмечает Галина Семья. — Надо было сделать  то же и в 2018 году, но не было никаких посланий от первых лиц, и закон о профессиональной семье не прошел,  и темпы  семейного устройства начали сокращаться.  Принятые поправки в законодательство и упрощение процедуры получение различных справок для кандидатов, увеличение в 10 раз единовременных выплат было очень важным решением для активного семейного устройства детей сложных категорий. Но сейчас ситуация изменилась, мы получаем много негативных кейсов, развивается «сиротский» бизнес на больших выплатах, и должны были быть приняты меры для более тщательного отбора кандидатов. Мы распихиваем детей в семьи — и получаем возвраты. То есть нужно приводить законодательство в соответствие с реалиями и практикой».

Как считает Галина Семья, создается впечатление кризиса развития института замещающей семьи. «В законопроекте недаром было заложено требование психологического обследования кандидатов. Это тоже будет неким фильтром, барьером, чтобы не допустить в приемное родительство людей с неадекватным мышлением, с теми чертами характера, которые противопоказаны при принятии ребенка», — убеждена эксперт. В ходе пилотного проекта в 49 регионах в ходе таких обследований отсекалось около 4 процентов кандидатов, это были люди, которые, например, могут проявлять агрессию к ребенку. При этом на Форумах около 90 процентов участников голосуют за такие обследования, но эта норма так и не введена. «Очень надеемся, что законопроект будет утвержден. Кстати, сейчас в Подмосковье, Ханты-Мансийском автономном округе и ряде других регионов около 90 процентов будущих приемных родителей проходят социально-психологическое обследование. Но пока эта процедура добровольна, и ее решение органы опеки при передаче ребенка не учитывают», — замечает Галина Семья.

Еще один из острых юридических вопросов – отчеты опекунов и приемных родителей. До сих пор, рассказывает Галия Бубнова, семьи сталкиваются с незаконными требованиями, например, с требованием предоставить чеки, хотя приемный родитель не должен их предоставлять. «Причем много вопросов к отчетам у прокуратуры, и есть желание пообщаться с представителями этих структур. Кого нам слушать – закон или представителей прокуратуры и опек? С этой проблемой хочется разобраться», — замечает эксперт.

Есть проблемы, связанные и с медицинской сферой, например, когда родители подростков не могут узнать диагнозы детей.  И что делать, как помочь ребенку с психиатрическим диагнозом., который вдруг возникает в подростковом возрасте.

Этика приемного родительства

Как полагает Галия Бубнова, поведение приемного родительства в социальных сетях – еще одна тема, которую нужно будет затронуть на Форуме: «В инстаграме и фейсбуке много приемных родителей, которые слишком открыто говорят о приемных детях, а иногда публикации настолько вызывающи, что, кажется, такой родитель просто, как говорится, «ловит хайп» и работает на публику, зарабатывает очки – но думают ли в этом случае родители о детях? Насколько мы вправе вываливать на всеобщее обозрение, не скрывая имен и других данных, информацию о приемных детях, об их поведении, деталях личной жизни, прошлого и настоящего — всю подноготную? Насколько это этично?». Как отмечает Галия Бубнова, дети вырастут, а информация в интернете о них останется, и нельзя делать такие вещи просто ради подписчиков и денег.

Прочие важные вопросы

Участники Форума-2021 снова уделят большое внимание такой острой теме, как принятие в семью подростков. Не каждый родитель управляется со своим кровным ребенком, а приемный подросток – это отдельная планета. «Нужно очень много знать, уметь многое чувствовать, чтобы находить с ним общий язык. Попробуем с коллегами-другими приемными родителями поделиться своими знаниями и опытом друг с другом, чтобы научиться находить правильные решения в кризисных семейных ситуациях», — говорит Галия Бубнова.

Еще одна проблема — общение с кровными родственниками. «Главное наше правило – исходить из интересов ребенка. Как бы там родственники не настаивали — есть интересы детей.  И ведь не всегда ребенку надо встречаться со своими тетей, дядей или даже кровным родителем, ситуации бывают разные. Надо, чтобы приемный родитель мог проанализировать, пойдет ли это общение на пользу ребенку. И бдить за всеми встречами, не расслабляться», — полагает Галия Бубнова. В любой момент может выплыть какой-то негатив и повлиять на психику ребенка, а приемный родитель стоит на страже его интересов. «Бывает даже, что кровные родители пишут и жалобы на опекунов, требуя встреч раз в неделю, — рассказывает Галия Бубнова. — Но в наши обязанности не входит удовлетворять амбиции родственников. Например, когда мы взяли в семью двух девочек, внезапно объявилась их бабушка, которая до этого не брала их к себе и не собиралась, и написала жалобу, что она хочет видеть своих кровиночек. Мы обратились в службу сопровождения, где было получено заключение о том, что дети находятся в периоде адаптации и встречи с родственниками в данный момент не целесообразны».  А что делать, если нет службы сопровождения, или родитель не знает, как защититься? Или когда опеки передают контакты приемной семьи родственникам ребенка, хотя это незаконно. «Пора уже как-то защитить и замещающих родителей, и детей, но пока в законе все обтекаемо.  Нюансов много, нужно обсуждать», — замечает Галия Бубнова.

Стоит уделить внимание и приемным папам. «Очень важно, что мужчины активно включаются в приемное родительство, и их роль в этом огромна. Очень радует, что в России сейчас тоже появился официальный праздник пап», — говорит Галия Бубнова.

Форум как поддержка института приемного родительства

«Когда мы начинали, такое явление, как Ассоциация приемных семей, сообщество приемных родителей, было редким. У нас была важная задача запустить это становление сообществ приемных родителей, — отмечает Галина Семья.  — Мы приглашали такие сообщества на форумы, чтобы они рассказывали о своих успехах. И сейчас такое объединение есть уже в каждом регионе. Мы смогли запустить такое массовое движение, я этим очень горжусь».

Важно, что Форум поддерживает Министерство просвещения РФ. На форумы приезжают специалисты и органов опеки, и служб сопровождения – и это помогает прилагать общие усилия для улучшения ситуации в сфере приемного родительства. «Мы думаем, что проводить форум надо каждый год, — говорит Галина Семья. — Накапливаются проблемы в нашей сфере, которые нужно решать, а еще и появляются новые идеи. В семьях сейчас находится более 400 тысяч детей, не считая усыновленных, и это большая категория детей. Это настоящий институт приемного родительства, который надо изучать, поддерживать, помогать ему».

 

Марина Лепина

Оставить комментарий