Конкурс дневников приёмных семей

Многодетная мама из Приамурья считает, что все дети появлялись в семье по воле случая

15 мая отмечается Международный день семьи. В связи с этим мы бы хотели рассказать о приёмной маме из с. Великокнязевка Белогорского района Ирине Кочелаевой. У женщины 14 детей, 11 из которых — приёмные, ставшие ей родными.

Амурчанка дважды участвовала во Всероссийском конкурсе дневников приёмных семей «Наши истории» Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, оказавшись единственной с Дальнего Востока, чей дневник опубликовали во всероссийском сборнике.

Опыт поневоле

— Я и сама из семьи, которую можно назвать приёмной, — говорит Ирина. — Мама вышла замуж во второй раз, мы с сестрой — дети от первого брака, а наш отчим воспитывал тоже двух дочерей от предыдущего брака. Вот и получилось, что мама приняла его детей, а он принял нас. Со сводными сестрами Наташей и Светой мы всегда поддерживали тёплые отношения. К сожалению, Света недавно умерла.

А первый опыт приёмной матери пришёл к Ирине в 1995 году. После смерти мамы сиротами остались и четверо её младших братьев. Ирина и одна из старших сестёр решили: нельзя бросать мальчишек, надо самим их поднимать. «Добрые» люди отговаривали: «Отдайте в детдом, они взбалмошные — зачем вам обуза?» Но сёстры оформили опеку, и у них всё получилось, выдюжили вместе. Сегодня двое уже взрослых братьев живут и работают в деревне. Третий брат уехал в Питер, потом в Москву. Четвёртый окончил ДВОКУ в Благовещенске, служит в Армении. Он в семье самый младший, когда поступил учиться, Ирина затосковала, хотя у неё уже подрастали двое родных сыновей…

Однажды женщина по казённой надобности поехала в Белогорск в отдел опеки. Она тогда и не думала, что решится взять в семью чужих ей по крови детей. Вдруг случайно увидела, что оформляют документы на девочку с таким знакомым Ирине лицом.

— Оказалось, это Вика — дочь моей подруги, — продолжает Кочелаева. — Я сначала брала девочку из Белогорского приюта на выходные, потом оформила опеку. Практически сразу забрала и её брата Лёшу — девочка меня упросила. А с ними взяла и Надю, она тоже жила в приюте… Лёше на тот момент уже было 16 лет, я его устроила в сельхозколледж. Жаль, не сложилось у нас тёплых отношений. А Вике уже 21 год, она замужем.

Семь лет назад органы опеки уже сами предложили Ирине взять к себе шестилетнего Данила. Женщина вспоминает, каким он тогда ей показался интересным, смешным ребёнком. Сейчас ему 13 лет, парень ударник почти по всем школьным предметам.

А потом почти каждый год у Кочелаевых появлялись дети. Вот братья — пятилетний Никита и десятилетний Паша. Мальчики тоже сначала приезжали на выходные, потом остались насовсем. С Пашей, конечно, трудно, характер у него непростой. И неудивительно — жизнь его с малолетства изрядно помотала.

Вот Надя и Диана, обе из детдома Новокиевского Увала Мазановского района. Учреждение расформировывали, детей срочно пристраивали в семьи. Ирина не смогла и от девчонок отказаться.

Братья Игорь и Илья попали к Ирине, уже пожив в другой приёмной семье и попав из неё один — в больницу, другой — в реабилитационный центр. Опека подыскала мальчикам других приёмных родителей, но Ирина буквально выпросила братьев себе.

Последнее пополнение у Кочелаевых случилось летом прошлого года: у них поселилась 12-летняя Элеонора — и опять-таки случайно. Ирина приехала в отдел опеки по своим делам, а ей предложили съездить в реабилитационный центр познакомиться с девочкой. Отправилась без раздумий, поговорила с Элей, предложила ей погостить в семье несколько дней. Девочке понравилось, и она переехала в новый дом.

У Ирины трое родных детей. Старший, Егор, уже сам стал папой. Максиму 19 лет, учится в «политехе», отличник, блогер, участник разных конкурсов, недавно ездил на форум в Казань. Младшая дочь Милена — школьница, отличница, рисует, поёт в хоре, участвует в конкурсах.

Ну как, всех запомнили?..

Тосковать некогда

Поначалу, когда Ирина привезла в дом первых приёмных детей — Вику, Лешу и Надю, старший Егор с ними не очень ладил, случались конфликты, обижался на мать, но со временем всё сладилось. Максим как-то сразу ко всему отнёсся спокойнее, а Милена была ещё очень маленькой и всё происходящее воспринимала как должное.

Почти все приёмные дети Кочелаевых оказались творческими людьми — любят рисовать, совместно собирать сложные пазлы, ездить на соревнования, петь в хоре. У Паши вот страсть к технике: то велосипеды чинит, то вместе с отцом в тракторе копается. Кстати, муж Ирины, Евгений, в принципе не против, что супруга принимает в семью детей, но только каждый раз вздыхает: «Ещё этих не подняли, а ты снова маленьких берёшь. Ну давай, раз уж ты так решила…»

— Конечно, у каждого ребёнка свой характер, трудностей хватает, — говорит Ирина. — Дети до сих пор многое скрывают о том, что их мучает. Только когда их разговоришь, тогда они раскрываются. У них ведь у всех были родные семьи, и дети, может, до сих пор по ним тоскуют.

Впрочем, особо тосковать некогда. Кочелаевы держат большое хозяйство: четыре дойные коровы, пять телят, на лето берут бройлеров. Живут в коттедже, соорудили две пристройки: в одной — большая кухня, в другой — зал и прихожая. Благоустроили дом, провели водопровод и канализацию, есть и банька. Жить можно, места всем хватает.

Участники конкурса «Наши истории» — приёмные семьи, в которых растут дети с ограниченными возможностями здоровья. Цель конкурса — улучшить отношение российского общества к институту приёмных семей, преодолеть негативные стереотипы. Конкурс проводится с 2015 года.

Такая вот простая история со своими радостями и трудностями легла в основу аудиодневника, который Ирина Кочелаева записала для Всероссийского конкурса дневников приёмных семей «Наши истории». И опять-таки всё вышло случайно: белогорские соцработники предложили поучаствовать — семья согласилась.

— И вдруг мне присылают два диплома за участие и две брошюрки, — вспоминает Ирина. — А спустя полтора-два года мне позвонила главный редактор фонда Тимченко и пригласила вновь поучаствовать в конкурсе. И книгу прислали с 22 дневниками — сколько историй, сколько судеб! И я вот ещё о чём подумала: многие нас, приёмных родителей, осуждают — мол, детей берём из-за денег. А вот сами осуждающие и боятся брать детей, потому что мало кто помогает приёмным семьям, поддерживает их. Этот вопрос надо на государственном уровне решать. Очень плохо, когда дети попадают в детдома, — но как сделать, чтобы их не бросали? Трудно сказать…

Источник: 2×2.su

Оставить комментарий