Спекуляции в приемной семье. Часть вторая: «Вот верну тебя в детский дом, будешь знать, как не слушаться!»

20 Сентября 2016
(7)

Конечно, «сорваться» может каждый приемный родитель и с горечью отругать ребенка, наказать его за провинности, припугнуть тем, что ребенка вернут обратно в детский дом. И когда некоторые приемные родители начинают спекулировать возвращением ребенка «туда, откуда взяли», они не думают о том, что на самом деле, просто спекулируют прошлым своего приемного ребенка, спекулируют тем фактом, что их ребенок жил в детском доме. Некоторые приемные родители не находят в пусть даже и нечасто произносимой фразе: «Сколько у меня есть сил, буду тянуть тебя, воспитывать, но если моих сил не хватит, то придется отдать тебя обратно в детский дом» ничего спекулятивного. Напротив, приемные родители считают, что таким образом они проявляют честность и открытость: «Ребенок должен знать, что его ожидает, если он (она) не будет слушаться (хорошо учиться, убираться в комнате и т.д.)».

Тема возвращения приемного ребенка в детский дом со стороны приемных родителей является спекуляцией по нескольким причинам. Во-первых, сами приемные родители могут высказывать идею о том, что им «придется» вернуть ребенка в детский дом как способ сдерживания негативных (агрессивных, инфантильных и пр.) моделей поведения ребенка, с которыми родители порой не могут справиться своими привычными воспитательными мерами. Но при этом, родители, как они сами говорят, не намерены на самом деле отдавать приемного ребенка назад в детский дом. Порой, родители сами несерьезно воспринимают свои угрозы возвращения взятого ими на воспитание ребенка.

Давайте поразмышляем над тем, что конкретно приемные родители знают о месте проживания их приемного ребенка, о детском доме. Мыслительный процесс приемных родителей протекает в области общих суждений и захвачен в самых сложных обстоятельствах мифическим местом «Детский дом», о котором они ровным счетом ничего не знают, не могут знать изнутри, так как всего лишь посещали его несколько раз, чтобы познакомиться с ребенком. Как правило, посещения детского дома родителями эмоционально насыщены: им предстояло принять серьезное решение, и поэтому они были сконцентрированы на фигуре ребенка. Общаясь со своим будущим приемным ребенком, родители не могли внимательно изучать традиции, привычки данного «места», и уж тем более, вникнуть в процесс поощрения, наказания воспитанников, их формы взаимодействия. Поэтому мы и называем само место «Детский дом» для родителей мифом, легендой, историей из прошлого их приемного ребенка. А все, что связано с использованием в процессе воспитания иллюзий, мифов, в которых родитель либо не разбирается вообще, либо о которых имеет слабое или призрачное представление, порождает спекуляцию. И детский дом выступает таким мифом, такой иллюзией, к которой, к сожалению, с легкостью обращаются и приемные родители, и сам ребенок.

Во-вторых, и для приемных родителей, и для приемного ребенка спекуляции детским домом являются средством изменения времени своего взаимодействия: уходом из настоящего в прошлое. Напомним, что фразы, приводящие к попытке управления линией времени с выгодой для себя, мы уже рассматривали. И если спекулятивная фраза «Я больше не буду» со стороны ребенка, или «Кормить не буду, останешься без завтрака, будешь знать, как вредничать!» переводит «стрелки часов» из настоящего в будущее, то фраза «Вернем обратно в детский дом!» действительно нарушает хрупкое настоящее приемного ребенка в приемной семье и возвращает ребенка в его прошлое.

В «Исповеди» Аврелия Августина (354-430 гг.) читаем: «Как могут быть эти два времени, прошлое и будущее, когда прошлого уже нет, а будущего еще нет? И если бы настоящее всегда было настоящим и не уходило в прошлое, то уже было бы не время, а вечность, настоящее оказывается временем только потому, что оно уходит в прошлое. Как же мы говорим, что оно есть, если причина его возникновения в том, что его не будет! Разве мы ошибемся, сказав, что время существует только потому, что оно стремится исчезнуть?

Совершенно ясно теперь одно: ни будущего, ни прошлого нет, и неправильно говорить о существовании трех времен: прошедшего, настоящего и будущего. Правильнее, пожалуй, было бы говорить так: есть три времени – настоящее прошедшего, настоящее настоящего и настоящее будущего. Некие три времени эти существуют в нашей душе, и нигде в другом месте я их не вижу: настоящее прошедшего – это память, настоящее настоящего – это его непосредственное созерцание, настоящее будущего – его ожидание».

Спекуляция потоком времени как со стороны родителей, так и со стороны детей, приводит к тому, что в результате размываются границы настоящего времени, в котором и происходят жизненно важные деяния, которое наполнено тканью жизни. Само упоминание о прошлой жизни ребенка в детском доме говорит о том, что существуют определенные трудности на пути создания гармоничного настоящего.       

Мало того, что приемные родители спекулируют на прошлом ребенка, они не отдают себе отчета в том, что этой фразой про возвращение в детский дом они возвращают своего приемного ребенка в ад, в жуть, в боль, в невыразимое одиночество, в бездну отчаяния. И при этом, родители искренне полагают, что делают это из лучших побуждений, желая исправить его «дурные» привычки, изменить поведение ребенка к лучшему, сдержать его агрессивные выпады. Во истину, «благими намерениями дорога в ад вымощена!».

Продолжение следует…..

Гобова Елена, Детский и семейный психолог, приемная мама, эксперт фонда Елены и Геннадия Тимченко. 



Поделиться:



Возврат к списку



Задать вопрос



* - обязательные поля