Спекуляции в приемной семье. Тема: "Спекуляции со стороны приемного ребенка" Статья 2. Спекуляция как барьер для ответственности за свои поступки

Спекуляции в приемной семье. Тема: "Спекуляции со стороны приемного ребенка" Статья 2. Спекуляция как барьер для ответственности за свои поступки
15 Ноября 2016
(4)
Однако, некоторые спекуляции детским домом со стороны приемного ребенка старается «продлить» сам ребенок. С такими спекуляциями необходимо быть очень осторожными, поскольку именно это желание «продления спекуляции» является мощным барьером для того, чтобы приемный ребенок взял ответственность за свои поступки и действия.
В ситуации, когда приемный ребенок сопротивляется принятию правил и устоев приемной семьи, использует спекуляцию детским домом для того, чтобы получить определенную выгоду, например, не тратить свои силы на учебу в школе, не заниматься домашними делами, не включаться в общий ритм и уклад приемной семьи, стремиться избежать наказания, получить привилегии по отношению к другим детям, приемным родителям необходимо проявить терпение и мудрость, чтобы преодолеть сопротивление ребенка, убедить его в том, что он может взять на себя ответственность за определенные действия.

Для того, чтобы проиллюстрировать Рисунок, нам представляется уместным привести отрывок из дневника приемной мамы.

Дневник приемной мамы

Спекуляции на тему Детского дома[10]
Как я уже отмечала, моя дочь любила «халтурно» относиться к своим делам. Причем, она прекрасно осознавала, что это не чьи-нибудь дела, а именно ее личные дела. Но все равно халтурила по страшной силе. Халтура выражалась то в недоделках, то в выполнении дел «спустя рукава», а то и вовсе в забывании своих обязанностей: то делает, то не делает. А почему? Непонятно, в чем была причина такого сбоя. Но непонятно было для меня. А для моей приемной дочери все было понятно. Виноват детский дом.
Например, сапоги после прогулки испачкались. Нужно их привести в порядок. Дочь берет сапоги, идет в ванную комнату, там халтурно их вытирает, оставляя на сапогах разводы грязи. ВСЕ! Готово, сгодится итак! Как у нас в детстве говорили: «Сгодится для сельской местности». Мы с ней идем в гости. Одеваемся, и дочь надевает на свои ноги эти якобы чистые сапоги. Я обращаю внимание на разводы грязи и спрашиваю:
- А что, хорошо сапоги помыть – это проблема?
- Мама, вот если бы меня в детском доме не научили лениться, я бы знаешь как хорошо вымыла сапоги?
- Доченька, но в детском доме у тебя не было настоящих своих сапог. Были любые, которые остались от других. А сейчас у тебя есть три пары сапог. И все они твои! – возмущаюсь я.
- Мама, если бы я не попала в детский дом, я бы очень хорошо следила за своими вещами.
Ну, что тут скажешь. Конечно, дочь отчасти говорит то, что думает. А думает она серьезно о том, что детский дом имеет отношение ко всему на свете, что касается ее жизни. Но лишь отчасти. Потому что все упоминания о детском доме превращаются в настоящую спекуляцию.
- Идем в ванную комнату, где ты под моим чутким руководством будешь учиться как следует ухаживать за своими сапогами.
- Может потом.
- Потом только суп с котом. Бери сапоги.
Несмотря на то, что наша жизнь изобилует всякими мелочами, на которые даже не стоит и внимания обращать, все эти мелочи жизни складываются в определенные черты характера. И трудолюбие, в том числе. Мне не нужно было, чтобы моя дочь выросла перфекционисткой. Во-первых, не в том возрасте я начала ее воспитывать. Во-вторых, сама я не слишком «тянула» на перфекционистский образ жизни. Но чего мне было нужно добиться, так это качественного отношения со стороны моей дочери к своим действиям. Я жаждала того, чтобы моя дочь осознавала свои действия как законченные и приносящие если не радость, то хотя бы определённое приятное удовлетворение.
Лично я обожаю чистоту. Мне нравится вымыть посуду, полы и сесть, выпить чашечку кофе в чистоте, с осознанием того, что я навела порядок и получила от этого удовольствие. Поэтому я с легким сердцем приступаю к работе, какой бы она ни была. Я знаю, что мне будет приятно, когда я её завершу. И мне на самом деле становилось приятно, когда я заканчивала процесс, каким бы ерундовым или навороченным он ни был. Именно такую стратегию ведения дел я и хотела передать своей дочери. Но между мною и дочерью постоянно вставал стеной пресловутый детский дом. И мелочью данная стенка мне не казалась.
- Если бы мне не позволяли в детском доме лениться, я бы не выросла такой неудачницей, - так обсуждала моя дочь свою очередную тройку по географии за ужином.
- В детском доме никому не было до тебя дела. Детей много, воспитателей мало. Как могли, так и заботились. В том числе и о тебе. Но скажи на милость, как связана сегодняшняя тройка по географии с тем, что более двух лет назад ты была в детском доме?
- Если бы меня научили в детском доме заниматься, я бы училась хорошо! Вот как это связано! Они меня ничему не научили! – с гневом в глазах моя дочь отталкивает свою тарелку, но слез не выдает.
- Я очень сожалею о потерянных для твоего образования четырех годах жизни. Я сожалею вместе с тобой. И мы много слёз пролили в бессилии и злобе. Но в настоящее время у тебя есть несколько вариантов. Первый – считать, что ты неудачница и тебе больше ничего не остается делать, как сожалеть о потерянном времени. Второй путь – прекратить жаловаться и искать виноватых, а начать с себя. Найти в себе силы, а ты сильная девочка, и начать относиться к себе требовательно. Возьмем хотя бы географию. Ты же любишь географию! Если бы ты прочитала параграф, который тебе задали на дом, ты бы получила минимум четыре. Разве не так?
- Да, если бы я прочитала его, но я не знала, что нам задали этот параграф! Откуда я знала, что меня спросят по этой теме?
- Молодец, доченька! Наконец-то, ты задала вопрос, который касается лично тебя, а не детского дома или прошлогоднего снега! А как ты могла знать в принципе, что тебе задано? Только честно ответь, и не мне, а себе! Как все твои одноклассники в принципе знают, что им задано на дом?
- Записывают в дневник.
- Все записывают в дневник. Тебе что помешало записать в дневник?
- Я думала, что я запомню.
- Значит, ты ошиблась в оценке своих запоминаний, раз не запомнила. А если ты ошиблась в одном способе, значит нужно опробовать другой способ.
- Например?
- Ты мне будешь читать на один параграф вперед! И не только по географии, но и по биологии, и по истории. Если у тебя проблема своевременно сделать запись в дневнике, то мы будем впереди на один шаг, и ты будешь знать тему еще до того, как вы начнете ее изучать в классе. Это будет тренировкой в чтении, и это избавит тебя от твоих же ошибок.
Быть на один шаг впереди от всего класса действительно оказалось интересным и увлекательным делом. Конечно, такая стратегия потребовала от меня дополнительного времени, но мне тоже было интересно. И я стала придумывать практические задания по той или иной теме. То просила дочь поинтересоваться и сравнить, а как тема вулканов раскрыта в ее школьном учебнике и в детской энциклопедии. То мы составляли план нашего двора в масштабе 1:10. То мы рассматривали фикус Бенджамин, чтобы изучить его листья на просвет и заодно узнать, как устроена его корневая система. Короче, читая, мы исследовали все, что нам подворачивалось под руку. Порой, наши шаги вперед требовали всей субботы. Я научилась вплетать чтение параграфов и их обсуждение в выполнение любого своего домашнего дела. Я готовлю, а дочь мне вслух читает. Я глажу, дочь читает. Я принимаю ванну, дочь мне рассказывает то, что прочитала. Такая жизнь продержалась не больше двух месяцев. Определенный интерес к новым школьным предметам для моей уже шестиклассницы стратегия «на шаг впереди» вызвала. Оценки заметно поднялись в гору. Но записи домашних заданий в дневнике у дочери так и не появились».
Таким образом, приемным родителям необходимо почувствовать качество своей связи, контакта с приемным ребенком и сделать это лучше всего именно дома, в кругу своей семьи. Личная привязанность приемного ребенка к своей приемной маме или папе только укрепится, если ребенок сможет почувствовать теплоту и заботу о нем. Очень важно, чтобы приемный ребенок стал еще и естественным участником всех семейных событий: без сопротивления и показного равнодушия присоединился к повседневным делам семьи, таким как совместное выпекание блинчиков, ухаживание за домашним любимцем, подвешивание полочки для сестренки или обустройстве сада. Приемные родители могут быть уверены в том, что их дом, квартира предоставляют им огромное количество возможностей в проявлении своей любви, нежности к приемному ребенку, заботы о нем, в оказании ему помощи и поддержки.
Если приемный ребенок будет все реже и реже спекулировать своим пребыванием в детском доме, перекладывая вину и ответственность за собственные ошибки и проделки на мифическое место под названием «Детский дом», то можно быть уверенными в том, что привыкание приемного ребенка к семье проходит успешно. Только совместными усилиями как со стороны приемных родителей, так и со стороны кровных и приемных детей, можно преодолеть защитный барьер, созданный из спекуляций прошлыми «подвигами» в детском доме, спекуляций «невероятной иллюзии» жизни приемного ребенка в его кровной семье. Приемные родители должны выработать у себя устойчивость к спекуляциям детским домом со стороны приемного ребенка, каждый раз убеждая его в своей любви к нему и переключая его на то общее настоящее, в котором живет вся семья. Приемное родительство.

Гобова Елена,
Приемная мама, психолог, эксперт программы «Семья и дети» Фонда Тимченко.


Поделиться:



Возврат к списку



Задать вопрос



* - обязательные поля