Справиться с болью. Чему учат в школах приемных родителей Южного Урала

(0)

Специалисты учреждения занимаются профилактикой вторичного сиротства, преподаванием основ психологии и тестированием будущих мам и пап.

6288cb41a9d82516bd5e2636afc74059.jpg

Сотрудники школ для приемных родителей рассказали корреспонденту «АиФ–Челябинск», чему и как они учат на своих занятиях, почему детей возвращают обратно, и что важно знать, когда планируешь взять в семью приемного ребенка.

«А теперь меняемся масками и начинаем диалог от лица нового персонажа!» – командует Алия Гатиятуллина, заведующая отделением социально–психологической помощи семье и содействия устройству детей в семью челябинского областного центра социальной защиты «Семья».

Сегодняшняя тема занятия в школе для приемных родителей «Росток» – трудное поведение ребенка. Ученики меняются самодельными масками, и поднимается галдеж – в ходе тренинга каждому «члену семьи» надо доказать, что именно он имеет право на дополнительную комнату в квартире.

«Так наши кандидаты учатся слышать и понимать своих близких, – комментирует Алия Фаритовна, – многие действительно не умеют этого. На занятиях все увлечены и сосредоточены, потому что понимают – скоро начнется совсем другая жизнь».

«Направление в школу приемных родителей выдают кандидату органы опеки и попечительства в соответствии с законом, вступившем в силу 4 года назад. Согласно документу, каждый желающий принять в семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, должен получить сертификат после обучения. – Добавляет Ангелина Дягилева, директор центра «Семья». – И, надо сказать, некоторые потенциальные усыновители отсеиваются на первом этапе – диагностике, которая выявляет мотивацию человека. А те, кто остались, получают психологические и педагогические основы, чтобы они могли понять, кого берут в семью, и с какими трудностями придется столкнуться».

«Спасители сирот»

Причины, или мотивы, как говорят психологи, согласно которым человек решается стать приемным родителем, бывают разные – конструктивные и неконструктивные. Первые продиктованы желанием отдавать и наличием определенных психологических ресурсов.

К неконструктивным относится компенсация утраты (гибель собственного ребенка), страх одиночества, желание сделать жизнь веселее, добавить себе статусности, сохранить семью, исправить собственные родительские ошибки, «завести» для собственного ребенка товарища по играм и т.д. Как правило, в таких ситуациях ребенка возвращают обратно в детдом. И фраза «не оправдал ожидания (брали лапочку, а он матерится)», является объяснением истинной причины – не удалось решить собственные личностные проблемы за счет маленького человека.

8ff2a93e00fb112066becd49795bcc28.jpg

«Основная цель школы – профилактика вторичного сиротства. Мы постоянно говорим людям, что ребенок никогда и никому ничего не должен – объясняет заведующая отделением. – Есть категория людей, которых мы называем «спасители сирот». Они желают взять ребенка, будучи одержимы идеей мессианства, и ждут закономерной, как им кажется, благодарности. И когда этого не происходит, ребенок отправляется обратно, а люди считают себя несправедливо обиженными. Чтобы воспитать человека, надо начать с себя – сформулировать и решить собственные проблемы. И мы приходим на помощь уже после усыновления: заключаем договор на сопровождение семьи. Кроме того, мы ведем групповые тренинги с приемными семьями на территории Челябинской области. Это так называемый выездной клуб. И уже здесь мы плотно работаем с такими вопросами, как адаптация приемного ребенка, трудности в его поведении, тайна усыновления».

Избегать табу

Что касается последнего, то здесь психологи категоричны: тайну надо раскрывать. Преодолеть страх того, что ребенок начнет искать своих биологических родителей и сбежит, выбрать подходящий момент, и сделать это, причем как можно раньше. В противном случае последствия могут разрушительными для всех членов семьи.

«Наша задача научить приемного родителя выстраивать доверительные отношения с ребенком, поддерживать его, не делать табу из темы об усыновлении. Нужно помочь ребенку снять обиды на собственных биологических родителей, – утверждает Алия Гатиятуллина. – К нам обратились на консультацию приемные родители, которые взяли ребенка в 3–летнем возрасте. У девочки была задержка психического развития и трудности в поведении. Через 3 месяца адаптации мама приняла решение вернуть ребенка в детдом, но отец был против. В 12–летнем возрасте той девочки племянник семьи сообщил ей, что она приемная. Родители информацию не подтвердили и заставили мальчика извиниться».

Сейчас ей 30 лет, она выглядит как подросток, в социальных сетях у нее тысячи фотографий. Как мы знаем у «трудного поведения» есть несколько целей: привлечение внимания, борьба за власть, месть, избегание неудач. Цель этого ее поведения – привлечение внимания к себе разными способами.

Она оформила несколько кредитов и заявила родителям, что сделала это намеренно, чтобы те до конца своих дней выплачивали. Цель плохого поведения в этой ситуации – месть за то, что скрыли тайну удочерения. Отец в предынфарктном состоянии, выгоняет ее из дома и говорит ей «да знаешь ли ты кто», но не продолжает, на что она отвечает «знаю это с 12 лет». Но это табу, это закрытая тема, никто об этом не говорит, но об этом все догадываются. И 18 лет ребенок находится в этой травмирующей ситуации и мстит разными способами.

Что за этим стоит? Чувство обиды. И наша задача была в том, чтобы вывести ребенка на разговор и проговорить его чувства, признать его право на них. Извиниться. И не бояться говорить правду.

Если продолжать тему страхов, то у ребенка основным является страх того, что его отдадут обратно в детский дом.

«Ни в коем случае не угрожайте ребенку: если не будешь слушаться, вернем. – Предупреждает Алия Фаритовна. – Доверие было изначально нарушено, и ситуация может повториться. Если ваш приемный сын или дочь видит, что родители начинают предъявлять требования и угрожать, он или она начинают собирать чемодан: кладут туда конфеты, сухари, одежду и прячут в укромном месте, чтобы при случае сбежать».

Близкий враг

Одной из самых сложных категорий усыновителей психологи называют родственников.

Дяди, тети, бабушки и дедушки хорошо знают своих братьев, сестер, детей и т.д. И свою обиду, свои негативные эмоции по отношению к ним проецируют на маленького человека.

6692f7dd7e8486fcae19a75ebce4e532.jpg

«Ребенок считает, если его отец вор, то и он должен воровать. Если мать вела асоциальный образ жизни, о котором девочке твердит ее тетя, то она понимает, что должна быть похожей на нее. – Заключает руководитель школы. – И здесь мы пытаемся изменить эти изначальные установки, помогаем справиться с обидами».

«Я воспитываю одна троих детей: сына 24 лет, дочь 10 лет и племянника 7 лет. В этом году решила мальчика усыновить. Моя проблема была в том, что я не могла поставить его на один уровень со своими родными детьми. – Делится ученица школы Гуля. – В процессе занятий я осознала свои ошибки, и теперь мы все стоим в одной шеренге. И лично я считаю, что такую школу нужно обязательно проходить всем беременным и вступающим в брак».

Венера с мужем тоже воспитывают племянницу. Девочке 8 лет, и она давно зовет их мамой и папой. Своих детей у Венеры нет, взрослые дочери мужа от первого брака дочку любят и балуют. Решили удочерить, а школа помогла пересмотреть взгляды.

Ребенок – не клей

Еще одна школа для приемных родителей действует на базе Челябинского кризисного центра, деятельность которого заключается, по словам его директора Ольги Бабановой, в профилактике семейного неблагополучия.

«Школа при нашем центре действует с 2012 года, – рассказывает Ольга Трофимовна, – она ставит перед собой несколько задач: диагностика, которая выявляет мотивацию, диагностика в период сопровождения (отношение детей и родителей), подготовка приемных родителей, сопровождение семьи. 318 человек в прошлом году получили сертификаты об окончании школы».

Заведующая отделением «школы приемных родителей» Наталья Дунюшкина утверждает, что она аплодирует стоя тем людям, которые на начальном этапе передумали брать ребенка в семью, потому что они понимают, что не готовы. Но есть и те, кто ребенком хочет «подлатать свои дыры».

«У меня есть семья, которая хотела ребенка, чтобы укрепить отношения. А теперь они благодарны мне за то, что поняли, что не ребенок им нужен был, а свои проблемы следовало решать. – Расскзывает Наталья Юрьевна. – Ребенок – не клей, он не склеит семью.

Женщина ходит к нам, плачет – 2 месяца назад потеряла ребенка. И я ей объясняю, что заменить ушедшего невозможно. Она будет искать черты характера своего ребенка в приемном. Вообще травма потери длится год–два. И в течение этого времени вы никого не должны брать. И если брать потом, то ребенка другого пола.

Иногда люди думают, что вот мы одарили ребенка, и он будет нам всю жизнь обязан и благодарен. Это глубокое заблуждение. И люди в ужас приходят от моих рассказов. Одна девочка звонит другой из детдома и говорит: проверь их. Обуй сапоги, выйди на улицу, походи по грязи, а потом по их постели. А мама была уже готова. И вот этой готовности мы обучаем.

Поначалу наши ученики сопротивляются, даже ругаются, как это мы не готовы, своих детей же вырастили. Но свой ребенок и ребенок, оставшийся без попечения родителей – это совершенно разные модели воспитания. Все дети травмированные, все прошли через боль. И мы обучаем в школе тому, как надо справляться с этой болью. Чтобы это сделать, сам кандидат должен быть наполненным, стрессоустойчивым, терпеливым. Наша задача – обучить непредвиденным ситуациям. В том числе адаптации».

«Я нужен!»

Процесс адаптации ребенка в приемной семье делится на 4 стадии. Первая стадия «медовый месяц» – когда ребенок старается понравиться. Но, по словам Дунюшкиной, он является «сжатой пружиной», которая в любом случае выстрелит. И чем скорее это произойдет, тем лучше. Потому что в этот период ребенок становится самим собой. Это второй этап. Далее происходит вживание в роли. Мамы – в маму, папы – в папу и т.д. А потом наступает стабилизация отношений. Когда ребенок научился доверять свои чувства, а приемные родители научились маленького человека принимать безусловно, то можно будет говорить о завершении адаптации.

«Если он выливает на вас свой гнев – радуйтесь, он готов поделиться самым болезненным. – Объясняет Наталья Юрьевна. – Да и внешне дети меняются – волосы становятся гуще, расти быстрее начинают, глазки светятся. Есть интересная такая вещь: вы начали безусловно принимать ребенка, когда стали доедать за ним».

«У наших кандидатов должно быть огромнейшее сердце. Оно должно вместить не только маленького ребенка, но и его историю, его кровных родителей с их проблемами, а также бабушек и дедушек. И на каждого ребенка генетически влияет абсолютно то, что было в тех семьях. – Объясняет руководитель школы. – У каждого ребенка имеется внутри задаток, и задача приемных родителей – его вскрыть и помочь реализовать. Тогда у ребенка будет принятие себя, доверие к миру и к новой семье: «Я нужен».

В школе приемных родителей учат понимать, что скрывается за поведением ребенка – желает ли он привлечь внимание или же обижен и хочет, чтобы его пожалели:

«Иногда дети, как мы говорим, «занимаются самоуничтожением» – ковыряют шею, сильно обгрызают ногти, щипают себя. – Поясняет Дунюшкина. – Так проявляется уверенность в своей ненужности. Мы учим видеть, называть и принимать чувства ребенка, а не обзывать его».

Пеленать 9–летнего

Самая сложная и самая важна тема в жизни человека, по словам специалистов – эмоциональная привязанность. Если ребенок обижает кошек и собак, если не может выстроить отношения с людьми, или наоборот готов идти за любым, кто покажет конфету, то можно вести речь о нарушении привязанности. Это касается тех людей, которые хотят взять в семью новорожденного. По мнению психологов, груднички – самый сложный возраст для усыновления.

b3ba59e2d2a9059ee8314c818d60b9d3.jpg

«Ребенок 9 месяцев находился в утробе матери, он ощущал ее, цвет, запах. И когда он рождается, он ловит эти родные ощущения. Мама рядом. Он спокоен. – Поясняет Наталья Юрьевна. – Если мама отказалась, то внутренние чувства умирают: к кому привязываться, куда бежать. И новым родителям очень тяжело эту новую привязанность сформировать. В прошлом году женщина взяла новорожденного, 2 месяца он прокричал, она не выдержала, позвонила в опеку, забрали его».

Сотрудники школы не рекомендуют брать ребенка до года тем людям, которые не готовы сидеть с ним дома. Даже для 3–летнего малыша необходима адаптация хотя бы в течение полугода.

В школе приемных родителей уделяют внимание и вопросу здоровья. Психологи школы считают, что так называемая задержка психического развития – не диагноз. Это можно исправить, проигрывая с ребенком то, во что он не доиграл. По мнению специалистов, у таких детей происходит регресс – возврат в раннее детство. И если ребенку 9 лет, и он просит бутылочку – нужно дать.

«Меня спрашивают, а если просит пеленать? Простынь огромную стелим на пол и пеленаем ребенка, а потом садимся и укачиваем», – добавляет Дунюшкина.

Говорят в школе и о последствиях сокрытия тайны усыновления.

«Ребенок, которого взяли в семью в 3–летнем возрасте, отказывался признавать приемную мать родной, – рассказывает заведующая отделением школы. – Он постоянно задавал вопросы, а точно ли он из ее живота, показывал пальцем на женщину из окна маршрутки, называя ее мамой, плакал ночами и звал мать, а когда подходила приемная, отталкивал. В школе падал на пол и требовал привести родную маму. В итоге правду ему рассказал специалист школы, на что он заявил, что всегда знал, что родная мама у него другая. Ее образ запечатлелся в сознании ребенка».

Сотрудники школы утверждают, что не детей ищут для тех, кто пришел, а ребенку подбирают семью.

«Мне ученики говорят, что и не думали о такой форме занятий. – Улыбается Наталь Юрьевна. – Считали, что здесь надо просто «отсидеть» и поставить плюсик».

Комментарий

Уполномоченный по правам ребенка в Челябинской области Ирина Буторина:

«Лишить родительских прав можно и приемных родителей. Семейным законодательством предусмотрено несколько форм передачи ребенка, лишенного родительского попечения, на воспитание в семью – это усыновление, опека, приемная семья. Если мы ведем речь именно об усыновителях, то лишение родительских прав возможно по тем же обстоятельствам, что и для кровных родителей – это угроза жизни и здоровью ребенка (совершили умышленное преступление против ребенка), систематическое уклонение от исполнения возложенных родительских обязанностей, жестокое обращение с ребенком.

Отмечу, что в Челябинской области фиксируются редкие случаи жестокого обращения с приемным ребенком. Они единичны, по каждому факту проводятся проверки, принимаются меры воздействия в рамках действующего законодательства. Сейчас выстраивается системная работа по сопровождению замещающих семей на базе учреждений системы социальной защиты населения. В перспективе такая работа направлена на исключение случаев жестокого обращения с детьми в семьях путем оказания своевременной помощи в преодолении кризисных ситуаций.

Если приемному ребенку в семье плохо, у него возникают сложности в отношениях с родителями, то он всегда может обратиться по номеру всероссийского детского телефона доверия 8–800–2000–122, получить совет квалифицированного специалиста как поступить в сложившейся ситуации, сообщить данные семьи, также в каждом районе и городе есть управления социальной защиты населения, которые всегда готовы прийти на помощь каждому ребенку (их телефоны всегда размещены на сайтах администраций)».

Где учат приёмных родителей в Челябинске

Школа приёмных родителей «Росток»: ул. Румянцева, 19. Телефон (351) 721–04–57. Сайт semya–centr.ru.

Школа приёмных родителей: ул. Советская 36 / ул. Мира, 13. Телефон (351) 263– 51–23. Сайт crisiscenter74.ru.



Поделиться:



Возврат к списку



Задать вопрос



* - обязательные поля