Вытащить семьи из сложных ситуаций

Вытащить семьи из сложных ситуаций
26 Сентября 2016
(0)
В Петербурге на уличных билбордах и на плакатах в метро вы видите текст «Ребенок в детском доме». Слово «детский» зачеркнуто. «Ребенок в доме» - вот что остается. Эта социальная реклама призывает помочь программе  Автономной некоммерческой организации «Партнерство каждому ребенку» «Обратно к маме».

Проект направлен на то, чтобы  ребенок любого возраста, оказавшийся в кризисной ситуации, не лишился родителей, а родители – не лишились его. Суть проекта – в спасении семьи, чтобы ребенок не попал без надобности в детскую больницу, будучи разлученным с родителями и не лежал бы там месяцами, не оказался бы в доме ребенка или в детдоме. Чтобы такой ребенок оказался на время  в  специально подготовленной профессиональной семье, понимающей, что с ним произошло, как ему помочь, и при этом бы не потерял связь с кровными родственниками.

Автономная некоммерческая организация «Партнерство каждому ребенку» занимается подготовкой профессиональных семей, вместе с органами опеки Петербурга и ряда районов Ленинградской области в рамках программы «Обратно к маме» вытаскивает семьи из кризисных ситуаций. Профессиональные семьи умеют обращаться с грудными малышами, знают, как быть с подростками, как принять и помочь ребенку-инвалиду с особыми потребностями, что надо делать, если ребенок – ВИЧ-положительный.

«Изъятие из кровной семьи – это мера крайняя, но вот если в семье – кровной или приемной – есть сложности, то таким семьям предлагается самая разная помощь в виде социальных услуг,  в том числе и социальная услуга «размещение ребенка в профессиональную семью». В реестрах социальных услуг в разных регионах это просто по-разному называется.

Конечно, к нам напрямую семья не обращается – мы негосударственная организация. Но мы сотрудничаем с муниципалами, с опеками, в Ленинградской области – с районными администрациями. Обычно нам звонят из опеки, говорят, что есть семья, у которой проблемы и нужна наша помощь. Например, в семье трое детей,  маму увезли в больницу, она там пробудет долго, оставить детей не с кем, но мама готова написать заявление на социальную услугу размещения детей в профессиональную семью. Социальную услугу мы оказывать можем», -  рассказывает Ирина Зинченко, программный директор  АНО «Партнерство каждому ребенку».

История первая. Паша и Оксана (имена изменены. – Прим. ред.).  Им немного за тридцать и они счастливые родители двухмесячной дочки. Но могли бы быть просто лишенными родительских прав людьми, хотя не пили, ребенка не обижали и вообще люди тихие и приветливые. Все дело в том, что Паша с Оксаной жили в психоневрологическом интернате в Гатчине. Оксана своих родных не помнит, Пашу в интернат еще в 13 лет после смерти бабушки сдала тетка.

Молодые люди познакомились, влюбились и поженились, вполне себе официально – у нас никто не запрещает двум дееспособным совершеннолетним людям жениться, даже если они и живут в психоневрологическом интернате. Они даже уехали получать профессию  во Всеволожск – в специальный центр для инвалидов. Там Оксана узнала, что беременна. И тут уж разразилось – ее отвезли обратно в интернат, Паша боялся, что когда она соберется рожать, то ребенка отберут, умолял ее не подписывать никаких бумаг. И действительно, крошечную дочку от Оксаны сразу забрали, кормить не давали. Благодаря вмешательству юристов центра во Всеволожске от молодой семьи отстали и даже отдали им дочку, которая месяц в отрыве от матери пролежала в детской больнице.  За это время у Оксаны и молоко пропало.

Гатчинская опека попросила помочь в устройстве молодой семьи «Партнерство каждому ребенку». Так Оксана, Паша и малышка оказались на окраине Павловска, в доме «профессиональной мамы» Лии Петровны Кравчук. Пока оформляются документы и решается вопрос с жильем для семьи, Лия Петровна учит нянчиться с малышкой, подсказывает, как вести семейный бюджет. Ребеночка обследовали – со здоровьем все в норме. Безусловно, такую семью надо будет поддерживать, и не один год.

История вторая. Анне (имя изменено. – Прим. ред.) сорок два с небольшим.  Мы с ней пьем чай на чистой и уютной кухне в петербургских новостройках на Севере. За плотно закрытой дверью комнаты спит маленькая Диана – младшая дочка Анны. Старший сын делает уроки. Нормальная семья и нормальный дом. Даже невозможно себе представить, что еще несколько месяцев назад здесь было логово алкоголички. Но именно так и было. Анна пила. Уже с ребенком. Старшего забрала бабушка.

У Анны случилась  любовь – молодой, около тридцати лет, не из России, а из одной бывшей республики. На заработки приехал. Анна решила родить в сорок один. Роды были тяжелые, но когда родила здоровую девочку и выписалась из роддома, то выяснилось, что любимый уехал насовсем. Анна еще во время беременности, поссорившись с любимым, один раз сорвалась в выпивку, но удержалась.

В общем, к полутора годам жизни дочки Анна превратилась в алкоголичку, старшего сына забрала ее мать и увезла в пригород, а отец мальчика  один раз пришел навестить, стал выяснять, куда Анна дела две тысячи рублей, что он дал на сына. Она принялась искать, не могла найти, так как была пьяна и уже плохо соображала. Тогда он со всей силы ударил ее по голове. Она помнит только, как заплакала девочка. Соседи вызвали полицию, та – опеку, опека – скорую.

Дочку увезли в  больницу Цымбалина. Анну – в полицию. Когда ее отпустили, то похмелье было ужасным во всех смыслах. Она было хотела купить бутылку водки с горя, но удержалась. Отлеживалась дома, и  до нее медленно доходило, что детей она теперь точно лишится. Потом поднялась. Нашла в кармане куртки злополучные две тысячи рублей. Все было бессмысленно. В зеркало взглянуть было страшно. Посмотреть на разгромленную квартиру – тоже. Пришли из опеки. Предложили помощь, она  заключалась в том, что Анну познакомили  со специалистами  из общественной организации «Партнерство каждому ребенку», которые ей предложили либо лечь на лечение в больницу, либо поехать в "Дом надежды на Горе", а дочку пока отдать в профессиональную семью.

Согласилась, не на больницу, на "Дом надежды на Горе", потому что не хотела терять дочку, хотя было странно и больно, и обидно – почему она должна на время отдать какой-то другой женщине своего ребенка. «Другой женщиной» - профессиональной обученной мамой  оказалась Надежда. Она старше Анны, вырастила дочь. Надежда прошла подготовку в «Партнерстве каждому ребенку» и была уже опытной «профессиональной мамой».

 «Конечно, я ревновала, – вспоминает Анна. –  И обида была. Но на себя обида». Между прочим, даже теперь, когда Диана вернулась к маме, она до сих пор спит с игрушечным медвежонком, подаренным Надеждой.

Анна вернулась после реабилитации домой, дочку  вернули ей. Бабушка привезла сына. Анна отсчитывает на календаре дни трезвости. Их уже очень много. Отремонтировала кухню, привела дом в порядок. Она держится, ей в этом помогают и в опеке, и в «Партнерстве каждому ребенку».

Разных историй немало. Иногда в профессиональную семью надо поместить детей, мама которых попадает в больницу на длительное лечение, а родных нет. Иногда бывают конфликты в приемной семье и родителям надо помочь разобраться в ситуации. Но все семьи, которые  с 2013 года попадали в поле зрения программы «Обратно к маме» АНО «Партнерство каждому ребенку» удалось поддержать и сохранить.

Подробно о том, как можно помочь программе «Обратно к маме», на сайте АНО «Партнерство каждому ребенку»–http://www.p4ec.ru/.

Источник: http://mr7.ru/articles/141259/

Автор фото: Максим Роменский



Поделиться:



Возврат к списку



Задать вопрос



* - обязательные поля