Конкурс дневников приёмных семей

Привлечь к ответственности: учёт мнения ребенка

Участие детей – новая тема в системе защиты детства в нашей стране. Если обратиться к международному опыту, учёт мнения ребенка в обществе стран Западной Европы и Америки происходит с начала XX века, и довольно успешно: анкетирование и интервьюирование выпускников приёмных семей помогло реформировать систему поддержки и защиты детей в Великобритании, Финляндии и других странах.

Учитывая мнение ребёнка, мы наделяем его вместе с правами и ответственностью – из объекта поддержки он становится активным субъектом системы. Возникает вопрос, готовы ли сами дети к такой ответственности?.. Организации, которые проводили исследования мнения детей, пришли к выводу: да, и именно дети – самые надёжные эксперты в вопросах, касающихся их жизни.

В конце прошлого года в Москве провели масштабный форум «Национальная стратегия действий в интересах детей: навстречу десятилетию детства», который подвел итоги реализации пятилетней Национальной стратегии. Одна из площадок форума была посвящена теме участия детей. Круглый стол «Голос ребенка — учет мнения ребенка при принятии решений, затрагивающих его интересы» прошёл в Общественной палате Российской Федерации.

На круглом столе дали возможность детям подлиться своим мнением. Вот, например, история Дарьи Д.

Даша жила в кровной семье с мамой. Родители были в разводе – отец первое время помогал, но затем пропал. Когда Диане было 9, ее мама попала в тюрьму. Девочка попала в детский дом.

«Воспитатели и взрослые не понимают то. как чувствует себя ребенок. Когда я только пришла в детский, у нас начались веселые мероприятия. Всем было все равно, что у меня рухнул мой мир – все пели и плясали», — рассказывает Дарья о первых переживаниях в детском доме.

В приёмную семью девочка вначале не хотела. А сейчас у неё есть этот опыт и свой взгляд на то, как надо готовить ребёнка к жизни в приёмной семье.

«Ожидания ребенка от семьи у каждого свое. Мне было важно, чтобы у меня была связь с родной матерью. Когда я была первые два года в детском доме, я говорила что мне нужна приемная семья, я буду здесь ждать маму, иначе – это было бы предательство. Так я думала, но потом поняла, что не могу больше находиться в этой системе, получать всегда одно и то же – события в детском доме просто цикличные.

Я решила обратиться куда-то, дать понять, что хочу уйти, поискать семью, с которой жить или людей, которые хотя бы приходили бы ко мне. Что мне было важно? Чтобы в семье было не больше пяти детей – иначе, получается та же группа, что в детском доме. Еще было важно, чтобы меня не принуждали к религиозным убеждениям: я атеист, не верю в бога. Бывают же семьи, которые каждое воскресенье ходят в церковь – я бы не смогла.

В детском доме нас не готовят к семье. Родителей готовят, а нас – нет, вообще никак, подготовки нет ни индивидуальной, ни групповой. Маленьких детей даже не спрашивают, хотят ли они в семью. А нам не рассказывают про семьи, пока сама семья не придет и не расскажет, кто. Почему так? Родители же получают полную информацию о нас – почему мы не имеем права знать, кто к нам идет, и кто хочет с нами знакомиться? Но ее нет. За все время в детском доме психолог подошел ко мне один раз, она сказала, на следующей неделе к тебе придет семья, они сами все расскажут. Все остальное время психолог со мной не работал. Воспитатели и взрослые не понимают, что чувствуют дети, они даже не знают многое из того, что происходит в детском доме – как дети «сбиваются» в стаи, например.

Формально должна быть подготовка детей к семье, фактически, повторяю, ее нет. Когда я пришла в семью, пришлось по новой вспоминать, что это…»

О периоде адаптации Даши в семье вспоминает ее приёмная мама, Диана М.

«У Даши был опыт жизни в семье до 9 лет, для нее семья – это не какой-то потусторонний мир, но даже ей было сложно на этапе адаптации. Помню, когда мы приставали с уроками, Даша говорила: «Зачем вы меня забрали из детского дома? Чтобы издеваться?»

Есть и другие дети, дети-отказники которые с рождения находятся в системе, и у них нет никакой информации о том, что такое семья, какие роли выполняют мама с папой, как это все утроено. У нашего приемного сына, Гоши, было представление о семье исключительно из телевизионных сериалов. Другой картины он мог вообразить: вот семья, все общаются. У него и мечта такая была: молодые мама, папа (папа – почему-то обязательно невысокого роста), большая собака лабрадор, маленький ребенок… Богатые родители денег не жалеют, карманные расходы не считают. Вот такая картина, не имеющая ничего общего с реальностью, с тем, что в семье будут обязанности, что семья будет просить ребенка учиться, измучает его со временем мотивацией на будущее. Картинки идеального и реального очень отличаются, и для ребенка это шок! Он не понимает, почему мы не все время сидим за столом, едим пирожные и смотрим телевизор, а еще что-то от него хотим.

И детский дом уже выглядит вольницей, где свобода и никаких обязательств. А семья – огромное количество каких-то правил, обязанностей – это очень сложно. В моей понимании подготовка к семье могла бы выглядеть так: разъяснение о структуре семьи, о том, как помогают друг другу члены семьи, как распределяются обязанности в семье. Подросток должен понимает, что учеба, небольшая помощь по дому, уважение к близким – это его обязанности.

Наш сын сам выбрал семью; он подошел, когда мы приходили к Даше, рассказал о себе. Гоша к нам пришел сам, и я благодарна ему. Это – тоже то, на что ребенок имеет право – хочу именно в это семью.

Мы мечтаем, чтобы ребенку семью подбирали с учетом того, что сам ребенок говорит о том, какой он и что ожидает. Чтобы семья могла максимально помочь ребенку. Приемная семья это же не история про игрушку «ребенок для семьи», это — история про то, как более качественно помочь ребенку социализироваться, встать на ноги и добиться в жизни той успешности, которую он сам хочет. Мы – помогающие».


Фото: Александра Кириллина

Оставить комментарий