Конкурс дневников приёмных семей

Родом из детства: три особенные истории

Этих детей называют особенными. Но особенности – не в диагнозах,а в чертах характера, как у любого человека. Три истории победителей «Наших историй» о том, как часто любые диагнозы и приговоры не имеют отношения к жизни. Главное – чтобы рядом с особенным ребенком был тот, кто любит и поддерживает. В 2017 году свои истории писали дети с ограниченными возможностями здоровья и их родители – люди, котореые уверенно смотрят в будущее и могут идти наперекор. 

Все равно?!

«В воскресенье ездили на озеро, Вера купалась в песке, шлепала по водице, потом ела шашлыки и была счастлива и довольна. И я в очередной раз подумала — как же чудовищно, что столько детей лишены таких простых удовольствий. И про то, что, когда раздавали судьбы, Вере тоже ничего такого не полагалось. Так просто оказалось изменить целую судьбу».

Принять участие в конкурсе «Наши истории» Александру Рыженкову пригласила приемная мама Димы НадеждинаНаталья, в 2015 году ее конкурсная работа победила в номинации «Особое мнение». Семьи разделяет расстояние почти в 1500 километров, а объединяет Наталью и Александру диагноз детей – синдром Дауна. Познакомились они в социальных сетях, в группе, где общаются приемные родители особых детей. Для Александры «Наши истории» — не первый дневник. Она ведет блог, в котором подробно рассказывает о своей жизни с маленькой Верой. Еще Александра написала серию книг для детей «Веселые истории». В блоге Александра делилась переживаниями, знакомыми и понятными почти каждому приемному родителю, полезной информацией и советами – по обучению, реабилитации, о том, как отвечать на «неудобные» вопросы. Он быстро завоевал симпатии читателей. Зная многое о жизни Александры из блога, Наталья Надеждина не сомневалась, советуя отправить на конкурс свою историю.

Александра же, которая привыкла к большому количеству просмотров и комментариев, все равно не очень верила, что может победить:

«Я удивилась, несмотря на Верину невероятную харизму и то, что я хорошо пишу. Я прекрасно понимаю, что среди участников были такие родители, которые спасают детей, намного более тяжелых, чем Вера».

Но это сейчас Вера такая. Ее харизме дали раскрыться.

«Этот ребенок не говорит, и не рассчитывайте, что когда-нибудь заговорит. И вообще, зачем вы ее берете? Выберете кого-нибудь более сохранного. Этот ребенок не поймет даже, что вы его забрали домой. Ей совершенно все равно где жить!

В карточке Веры стоял диагноз «тяжелая умственная отсталость». Это значило, что ей светил отдаленный областной интернат, безо всяких перспектив обучения и реабилитации…»

Так описывает встречу с Верой и детским домом в своей истории Александра. Что показало время?

«Что в этом маленьком неловком тельце скрывается огромная, щедрая и светлая душа, полная очаровательного юмора и доброты. Даже те качества, которыми директор характеризовала Веру, оказались лишь продолжением ее положительных свойств. Да, Вера упряма, но зато с каким упорством она работает с логопедом, да, она недоверчива к чужим, зато привязанность к нам сформировалась удивительно легко и быстро, особенно, если учесть, что всю свою жизнь Вера провела в учреждениях и больницах.  Про необучаемость я отказываюсь даже комментировать, потому что сейчас Вера умеет читать, пишет в тетрадях письменными буквами, высунув язык, ей подвластна бытовая техника, она первая приходит на помощь, если мы теряем дома ключи, телефоны или пульт от телевизора, а из дряблой старушки, которая с трудом забиралась по лестнице и совсем не умела прыгать, превратилась в очень шуструю, ловкую и цепкую девицу. Вера уверенно скачет на батутах, карабкается на скалодроме, обожает аквапарки. Настоящее счастье для нее- путешествия, от дороги в аэропорт до момента обратного приземления. Вера везде и со всеми находит общий язык, используя богатый арсенал ужимок, жестов, подмигиваний и улыбок. Кроме этого, эта девочка- отличный компаньон во всех поездках, она вынослива, оптимистична и любознательна. Все это я пишу не только для того, чтобы похвастаться (хотя, не скрою, хвастануть Веркой я люблю), а для того, чтоб всем было ясно: ТАКИМ детям не все равно, что с ними происходит.  Им не все равно, где  расти, какую одежду носить, что есть на обед. Им не все равно, любят их или нет. Они, как и любые другие свободные люди, имеют право выбора и реализуют его, если им предоставить такую возможность. И уж точно им, как и всем нам, тошно жить, когда никому нет дела до их большой и щедрой на любовь души».

В семье Рыженковых трое детей. Старших Александра, со свойственным ей чувством юмора, называет «самодельными». Старшей сын уже совершеннолетний – маме приходится лишь вздыхать, что научно-ориентированный мальчик вместо ветеринарной академии выбирает театральный. «Но есть объективные плюсы – мы чаще ходим в театр». Средней дочери –12. Вера всего на год младше.

Когда Вера появилась в доме, сложнее всех пришлось именно сестре. Семья прошла непростой путь, чтобы сохранить и установить гармоничные отношения. У Веры неуемный нрав, она очень эмоциональна, и в их отношениях с сестрой полно подводных камней. Но родители научились «управлять» этим избытком энергии, и он работает «в плюс» —  помогает Вере развиваться. Девочка участвует в постановках социального проекта «Упсала-цирк», с удовольствием учится в школе, первая спешит на помощь каждому нуждающемуся. Вера читает, пишет, ее любознательность и активность бросаются в «Этот ребенок не поймет даже, что вы его забрали домой. Ей совершенно все равно, где жить!» Помните?

О ребенке можно составить впечатление даже по просьбам к Деду Морозу. Знаете, что «заказала» Вера? Костюм человека-паука. «Он лазает, всех спасает, энергична – вполне в ее характере» – рассказывает Александра. Вообще, активная жизненная позиция – отличительная черта Рыженковых. Так получилось, что Вера встретила свою семью.

Мама-баба

«Его зовут Дима. Он отказник с рождения. Потом были какие-то «усыновители», но через недолгое время их лишили права распоряжаться жизнью и здоровьем ребёнка из-за жестокого обращения с ним: голова ребёнка в незарастающих волосами шрамах, на животе следы операций, которые он перенёс после «семейной» жизни и «родительской» заботы»

Дневник Татьяны Васильевны – настоящий; за пять лет он превысил 500 страниц – радостей, достижений, побед, трудностей и выводов. 500 страниц жизни с Димой, мальчиком, за право подарить счастье которому приходиться побороться.

Впервые Диму она увидела в больнице – мальчик лежал в одном отделении с дочерью Татьяны Васильевны; 15-летняя Вера, как и многие мамы, бабушки подростки, присматривали за мальчиком. Доверял Дима только детям, потому что страдания ему причиняли взрослые. И даже подарки, которые дарили мальчику всей больницей, складывал под подушкой Веры.

Диму в это семье забыть не смогли.

«Пришли проведать Диму в детский дом. Он, зарёванный, сразу начал показывать огромную, с рассечённой кожей, шишку на лбу. Это Саша — мальчик постарше — открыл неудачно дверь и рассек лоб Диме. Сам Саша, тоже зарёванный, сидит в «кресле наказания» и обещает «хорошо вести себя»…

Выслушиваю Диму, утешаю, как могу, и прошу: «Дима, но ты Сашу-то прости, не обижайся на него. Он ведь не специально ударил тебя. Прости его». Дима не успевает ничего сказать, в разговор вмешивается мальчик постарше и Димы, и Саши — он уже учится в школе. «А здесь ничего не прощают, здесь всё запоминают и потом мстят!» — назидательно произносит он».

Начали забирать в гости, готовились к оформлению опеки. Татьяна Васильевна долго ждала, что Диму заберет – мама кровная или бывшая приемная. Поэтому она стала для мальчика «бабой Таней», но по совету специалистов, через какое-то время постепенно подвела к тому, что Дима может называть ее мамой. Мамой, которой она уже давно для него стала…

Дневник победил в номинации «Семья с неограниченными возможностями». На церемонию награждения в Москву из родного Бийска Татьяна Васильевна и Дима приехали в сопровождении Николая, молодого человек Веры и друг Димы. Николай много внимания уделяет «мужскому» воспитанию Димы, по каким-то вопросам Дима обращается только к нему. «Мы с Верой не должны искажать «картину мира мужчины», — считает Татьяна Васильевна, для которой все равно все трое – дети.

И Дима, и Николай в Москве впервые. Впечатления первого большого путешествия начались с поезда. Оба отмечали все остановки в графике движения поезда, распечатанном из интернета. Николай выходил в городах, где поезд стоял долго, и покупал на вокзале что-то памятное о городе. Дима перезнакомился со всеми детьми в вагоне.

Сама Татьяна, когда была молодым педагогом, часто возила группы школьников на экскурсии в Москву. Педагогическое образование помогло Татьяне Васильевне, когда она проходила тесты на «профпригодность» перед тем, как оформить опеку.

«Я так долго читала лекции по педагогике, воспитала собственного ребёнка, но, если на чашу весов положить всё перечисленное, а на другую – пять лет жизни и работы с Димой, перевесит вторая», — честно признается Татьяна.

И обращается к коллегам, к потенциальным приемным родителям: «Если вы можете сделать что-либо для детей вообще, для детей-сирот и детей с ОВЗ, в частности, – сделайте. Не можете – лучше помолчите, не говорите. И тогда в тишине те, кто делает, смогут сделать больше». Это «не говорите» выстрадано тем, что наслушалась сама мама.

«Дима и сегодня находится у меня под опекой. Усыновить его я уже не могу – мне 62 года, и я не хочу актом официального оформления наших с ним отношений мать-сын «привязать» его навсегда, обязать его защищать меня в этом статусе, к примеру, в подростковом или юношеском возрасте, когда он может и имеет право вернуться к обращению ко мне «баба Таня», как это было на первых порах нашей с ним жизни».

Из-за возраста она осталась без работы и боится, что Диму отправят обратно в детский дом. Вера ждет исполнения положенных по закону возраста, 21 года, чтобы оформить опекунство, а Николай поддерживает ее. Осталось продержаться всего год, и хочется верить, что детство Димы не сломает бюрократический аппарат.

Девочка боец

«Знаете, за ее упорство, крепкий характер и огромную тягу к жизни, окружающие называют ее «боец». А вы возможно, испугались чужого мнения. Или, может, решили, что девочка неизлечимо больна: ни ходить, ни говорить никогда не сможет.
Вы, Оля, ошиблись. Очень ошиблись!»

Ирина Казакова написала дневник в виде письма, адресованного биологической маме своей приемной Танечке. Письма, которое адресат никогда не прочтет, но прочтут сотни других людей, которые узнают, как жить рядом с особенным ребенком, радоваться его успехам, вместе справляться с трудностями и любить своего ребенка.

«Мы дышим, мы живем, мы движемся, мы растем — чем это не праздник. А Танюшины болезни, реабилитации делают нас сплоченней и ответственней. Бывает очень трудно. Бесконечная борьба со своим несовершенством. Увы, мы всего лишь люди. Но, уверена, девочка, однажды и навсегда поселившаяся в наших сердцах, непременно поможет всем справиться с остатками черствости и эгоизма. Мы ясно поняли: все преодолимо «в семье с неограниченными возможностями». Заслуга, по- большей части, в этом — Танюшкина».

Ирина вспоминает, что перед церемонией награждения волновалась вся семья, кроме главной героини:

«Одна Танюшка выказала невероятное спокойствие, хотя ей это совсем не присуще. Она смотрела на все происходящее удивленными глазами, понимала, что происходит совсем не рядовое событие. Это был праздник для всех нас».

Таня появилась на свет преждевременно, с малым весом, кислородным голоданием, органическим поражением головного мозга, ДЦП. Мама сразу отказалась от ребенка, и Таня попала в дом ребенка, где прожила четыре с половиной года. Четыре года назад девочка обрела новую семью, и это были четыре года упорного труда, благодаря которому Таня научилась ходить. Сейчас курс реабилитации продолжается, и Ирина не сдастся, пока у Тани не появится возможность ощутить все обычные радости обычного детства.

Приемная мама сравнивает характер Тани с Машей из известного мультфильма про девочку и медведя:

«Стремится всегда все делать сама. Инвалидная коляска, — только для того, чтобы толкать ее лично самой. Так что воюем. Но это здорово, что есть стержень. Значит, у нас все получится».

С каждым днем Ирина все больше привязывается к Тане и находит совпадения. Оказалось, что ее приемная дочь родом из ее же малой родины. В дневнике Ирина красочно описала это место, так, что хочется увидеть этот дивный край своими глазами, попробовать обледеневшие ягоды дикого терновника, примять босыми ступнями дорожную пыль. Мы спросили у Ирины, как попасть в это волшебное место.

«Вы спрашиваете, где так красиво. Наверное, у каждого человека есть то дорогое место, куда хочется иногда убежать. Это место называется детство. Безоблачное, мирное, светлое. Там, где родители еще молодые. А так, это просто маленькая деревушка, каких много в нашей огромной стране».

У Тани теперь тоже есть детство. Жаль, что не каждому ребенку на свете оно выпадает.


Фото: Александра Кириллина

Оставить комментарий